Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Оксфорд защищается по-путински


Принц Уильям на открытии нового здания Школы управления Блаватника

Принц Уильям на открытии нового здания Школы управления Блаватника

Английский университет не желает проверять правомерность финансирования со стороны российских олигархов

11 мая в Оксфорде с помпой открыли новое здание Школы управления Блаватника (Blavatnik School of Government). Церемонию с участием руководства университета, самого бизнесмена и даже принца Уильяма омрачил пикет выпускников Оксфорда, считающих, что имя российского олигарха позорит один из старейших мировых вузов.

Кампанию против Блаватника начал в ноябре 2015 года выпускник Оксфорда Илья Заславский, указавший на предполагаемое участие олигарха в травле английского менеджмента в ТНК-BP в 2008 году. Илья Заславский сам был сотрудником компании в 2006–2010 годах, а в 2009-м получил условный срок за промышленный шпионаж. Руководство Оксфорда, впрочем, решило не обращать внимания на открытые письма и не отказываться от 75 млн фунтов, перечисленных олигархом. Илья Заславский рассказал Радио Свобода о глухой стене, которой Оксфорд отгородился от его требований.

– Чем закончился пикет?

Блаватник никакой не американский филантроп, он продолжает делать деньги, будучи инсайдером российской системы

– Пришли два специалиста по России: Мартин Дьюхирст и Джон Кроуфут, оба известные переводчики, работавшие с диссидентским движением в СССР. Директор Школы Блаватника Нэри Вудз позвала их внутрь здания, якобы чтобы поговорить, но думаю, она хотела узнать, какие у нас планы, ну и просто убрать их из-под объективов. К тому же представитель школы Сали Энн запретила журналистам фотографировать Мартина с плакатами на фоне школы. Такие вот путинские методы.

– Вы опубликовали открытое письмо к руководству Оксфорда полгода назад. Какая была реакция, что произошло со времени нашего интервью?

Илья Заславский (справа) на пикете против сотрудничества Оксфорда с Леонидом Блаватником у нью-йоркского офиса выпускников Оксфорда

Илья Заславский (справа) на пикете против сотрудничества Оксфорда с Леонидом Блаватником у нью-йоркского офиса выпускников Оксфорда

– Мы постоянно отправляли им запросы, они сначала отвечали что-то, а потом стали присылать пустые бумажки. Пресс-служба университета повторяет, как попугай, что у них лучшие в мире стандарты проверки, в которых они уверены, и что они гордятся взаимодействием с американским филантропом Блаватником.

Я решил задать им эти вопросы лично. 10–11 апреля в Вашингтоне, где я живу, проходила встреча выпускников Оксфорда. Это достаточно важное мероприятие, куда приезжает все руководство университета собирать деньги и встречаться с выпускниками. Буквально за неделю до этого в "Новой газете" вышло досье на заместителя министра внутренних дел РФ Александра Махонова, где говорилось, что одна из его офшорных компаний сотрудничает с компанией Amediateka, которую контролирует Леонид Блаватник. Понимаете, вот вам американский филантроп, а у него бизнес с замминистра. Для меня МВД России, и для Оксфорда тоже так должно быть, – это организация, где, во-первых, работают фигуранты "списка Магнитского", а во-вторых, они подавляют в России оппозицию. А Блаватник никакой не американский филантроп, он продолжает делать деньги, будучи инсайдером российской системы.

Я решил написать открытое письмо новому вице-консулу Оксфорда Луиз Ричардсон, она постоянно говорит об этических нормах и о том, как важно воспитывать новых мировых лидеров в духе уважения к этике. Свое письмо я начал с Махонова, указал также, что в октябре прошлого года Блаватник заключил досудебное соглашение с Федеральной торговой комиссией США, по которому обязался заплатить $656 тыс. штрафа за нарушение антимонопольного законодательства. Какая уж тут этика?

В то время, когда Vimpelcom давал взятки в Ташкенте, олигархи, контролировавшие компанию, вручали награды в Оксфорде

Я попросил Луиз Ричардсон дать оценку тому факту, что Альфа-банк вместе с оксфордской школой бизнеса "Саид" с 2006 года в течение пяти лет присуждали премии за лучшие инвестиции в Россию. В феврале этого года стало известно, что Vimpelcom заключила соглашение с Комиссией по ценным бумагам и биржам США (SEC), минюстом США и прокуратурой Нидерландов и должна уплатить $795 млн штрафа за то, что давала многомиллионные взятки структурам, близким дочери Ислама Каримова Гульнаре. Vimpelcom контролируется "Альфа-Групп" Михаила Фридмана и Петра Авена. Возникает вопрос: насколько лично они и другие российские олигархи знали об этом? Получается, что именно в то время, когда Vimpelcom давал взятки в Ташкенте, олигархи, контролировавшие компанию, вручали награды в Оксфорде. Причем если по школе Блаватника нам хотя бы какие-то ответы пришли, школа "Саид" отказалась предоставлять информацию. Мы не знаем, кто принимал решение о награде, проверяли вообще Альфа-банк или нет, почему в 2011 году решили закрыть программу и удалили следы о ней со всех сайтов Оксфорда. Информация о вручении осталась только на сайте "Альфа-Групп".

Леонид Блаватник приветствует принца Уильяма на открытии нового здания школы в Оксфорде

Леонид Блаватник приветствует принца Уильяма на открытии нового здания школы в Оксфорде

Луиз Ричардсон ничего мне не ответила. Я пошел на одну встречу, которая проходила за закрытыми дверями. Там была советник Барака Обамы по безопасности Сьюзан Райс, министр международной торговли Канады Христя Фриланд (она в Канаде поддерживала акт Магнитского), глава школы Блаватника Нэри Вудз и Луиз Ричардсон. Они все говорили о том, как важно готовить новых мировых лидеров, важно, чтобы они были ответственными, – в общем, лилась такая патока.

Публике разрешили задать вопросы, я тянул руку, но мне слова не дали. В конце я встал, вежливо сказал, что я шесть лет был основателем и главой клуба выпускников Оксфорда в Москве, но Ричардсон повысила голос и сказала, что слова она мне не дает. Ко мне тут же подбежал глава американских выпускников Майкл Каннингем и начал громко звать охрану. Прибежала служба безопасности гостиницы, в которой проходило мероприятие, и на глазах у Райс и Фриланд меня вывели под руки, отвели подальше и пригрозили уголовным делом, если я еще раз появлюсь на территории отеля.

– Удалось найти что-то полезное в тех ответах, которые вы получили из Оксфорда?

– По сотрудничеству школы "Саид" и Альфа-банка не прислали ничего, а вот по Блаватнику у нас оказался список людей, которые проводили проверку и принимали решение о том, может Оксфорд принимать от него деньги или нет. Они заседали два года – с 2008-го по 2010-й. В 2008 году в обсуждениях принимал участие лорд Робин Батлер, он лично посылал характеристику на мой суд в России, то есть был в курсе моего сфабрикованного процесса и возможной причастности к нему Блаватника, но решил не поднимать этот вопрос. Нэри Вудз, кстати, как и еще около 10 сотрудников Оксфорда, тоже присылала мне характеристику и тоже прекрасно осведомлена об этой истории.

Одним из примеров плохих активов был кредит в 2,5 млрд фунтов, выданный RBS одной из компаний Блаватника

Кроме того, в комиссии были такие одиозные личности, как баронесса Паулин Невил-Джонс и банкир сэр Виктор Бланк. С баронессой Невил-Джонс был связан ряд скандалов: в 2008 году The Guardian опубликовала расследование о том, что структуры, связанные с Невил-Джонс, получали деньги от украинского олигарха Дмитрия Фирташа, причем посредником выступал некий Энтони Фишер, сотрудник PR-агентства в Лондоне, где работает сестра Блаватника Марьяна Гринберг. В 2010 году Невил-Джонс претендовала на пост советника Дэвида Кэмерона по безопасности, но ее кандидатуру, согласно сообщениям прессы, сняли из-за доклада MI5 о ее связях с "сомнительными олигархами". То есть, по заявлениям газет, Кэмерона смутили скандалы с баронессой и ее связи с олигархами, а Оксфорд нет.

Второй человек, присутствие которого в комиссии выглядело странным и вызывало публичные споры уже в то время, был сэр Виктор Бланк – он возглавлял Lloyds Bank, один из крупнейших английских банков, который оказался на грани банкротства во время кризиса 2008 года. И вот ровно в тот момент, когда сэр Бланк одобрял решение по Блаватнику, в английском парламенте поднимался вопрос о лишении его рыцарского звания за то, что он довел банк до такого состояния. Его коллеге Фрэду Гудвину, возглавлявшему Royal Bank of Scotland, повезло меньше – его лишили рыцарства за то, что правительству пришлось влить 45,5 млрд фунтов стерлингов, чтобы спасти RBS. Одним из примеров плохих активов, о которых писали тогда газеты, был кредит в 2,5 млрд фунтов, выданный RBS одной из компаний Блаватника. То есть, когда именем этого человека собирались назвать школу, английские налогоплательщики выкупали связанные с ним подозрительные кредиты.

– Вас как-то расхолодила реакция Оксфорда? На что вы рассчитываете вообще?

– Это не первый сомнительный проект в европейских университетах, но бывали и примеры, когда гражданское общество добивалось своего. Так в 2011 году ректор Лондонской школы экономики подал в отставку из-за связей с Муаммаром Каддафи, а после скандала с вручением Владимиру Мединскому звания почетного профессора итальянского университета Ка-Фоскари со своего поста ушла проректор университета, и мантию министру вручили не в Венеции, а по-тихому в Москве. Я надеюсь, что наша петиция вызовет, наконец, широкий общественный резонанс и в Оксфорде поймут, что нельзя принимать деньги от человека, который был причастен к корпоративному рейдерству против британской компании в России и плотно связан через бизнес с российскими силовиками.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG