Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Рыжков: Кремль, Москва и провинция


Владимир Рыжков в студии Радио Свобода

Владимир Рыжков в студии Радио Свобода

Рейтинг "Единой России" падет. Чем недовольны граждане? В студии - Владимир Рыжков

«Левада-центр» провел очередной опрос популярности партий. Если бы выборы в Госдуму РФ состоялись в ближайшее воскресенье, то «Единая Россия» набрала 35% голосов, потеряв 7% за месяц.

Коммунисты имеют поддержку 14% респондентов, на 4% больше, чем в апреле. За ЛДПР отдали бы свои голоса 9%, прирост - 2%. За «Справедливую Россию» - 2%, потерян 1% . Примерно по 1% имеют «Российская партия пенсионеров», незарегистрированная «Партия прогресса» (Алексей Навальный), «Партия роста» (Борис Титов), «ПАРНАС» (Михаил Касьянов), «Яблоко» ( Э.Слабунова).

Среди тех, кто точно идет на выборы, результат таков: 53% таких респондентов голосовали бы за «Единую Россию», 21% - за КПРФ, 14% - за ЛДПР, "Справедливая Россия" с 4% в Госдуму не попадет.

Ход предвыборной кампании и настроения граждан обсуждаем с вернувшимся из поездки на Алтай политиком Владимиром Рыжковым.

Михаил Соколов: Наш гость сегодня политик Владимир Рыжков, который вернулся из поездки на родной Алтай в Москву, написал пост на «Эхе Москвы» очень яркий. Мы сейчас начнем с социологических данных, поскольку выборы в Государственную Думу уже недалеко, Левада-центр провел очередной опрос о популярности партий, если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье, то «Единая Россия» набрала бы 35%, голосов, потеря 7% за месяц, коммунисты имеют 14%, на 4% больше, чем было в апреле, за ЛДПР голосуют 9%, тоже прирост 2%, за «Справедливую Россию» 2%, потерян 1%, и по 1% набирают Российская партия пенсионеров, Партия прогресса Алексея Навального, она идет в опросах, хотя она не зарегистрирована, Партия роста Бориса Титова, ПАРНАС Михаила Касьянова и «Яблоко», «Яблоко» там обозначается не Явлинским почему-то, а новым председателем партии Слабуновой. Среди тех, кто точно идет на выборы, результат был бы такой: 53% за «Единую Россию», 21% за КПРФ, 14% за ЛДПР, а остальные в Думу не попадают. Как прокомментируете?

Владимир Рыжков: Думаю, что популярность партии «Единая Россия» будет падать и дальше, потому что ситуация в экономике и социальной сфере неутешительная. За первый квартал этого года экономика сократилась еще на 1,5%, напомню, что за прошлый год она сократилась на 3,6%. За прошлый год реальные доходы населения сократились на 10%, в первом квартале этого года доходы продолжают падать.

Я действительно сейчас очень много времени провожу в родном Алтае. Перед предстоящими выборами мне изменили избирательный округ. Если раньше я четыре раза избирался от города Барнаула, то теперь в моей будущий избирательный округ входит огромная сельская периферия, поэтому я сейчас гораздо больше встречаюсь с людьми не только в городе, но и в селе, райцентры, обычные села, маленькие, средние села. Я провел неделю в поездках по Алтаю, проехал в общей сложности более тысячи километров, провел десятки встреч, был в родном Рубцовске. Везде я вижу одно: огромный упадок, огромную разруху, огромную массовую бедность. Поэтому, как мне кажется, если раньше действительно «Единая Россия» получала большую поддержку в связи с тем, что экономика росла, у людей была надежда, что этот рост дойдет и до них, теперь этого нет.

Михаил Соколов: Кое-что и доходило на самом деле.

Владимир Рыжков: Много доходило, потому что реальные доходы росли все 2000-е годы. Сегодня экономика России всего на 3% больше, чем в 2008 году. Это означает, что почти 10 лет в экономике России никакого роста нет, мы стагнируем, стоим на месте. В условиях гигантского роста военных расходы, гигантского роста нрасходования денег на столицу и так далее, провинция стагнирует и деградирует.

В этом смысле, с моей точки зрения, популярность «Единой России» будет падать и дальше до самого дня голосования, будут расти протестные настроения, эти протестные настроения в значительной части заберут себе коммунисты Геннадия Зюганова. В значительной степени заберет Владимир Жириновский, который сейчас активизировался, его риторика радикализировалась, как обычно перед выборами.

Что касается демократических партий, таких как «Яблоко», Партия народной свободы, то беда и проблема заключается в том, что никто из них пока не начал избирательную кампанию. Про ПАРНАС мы в основном читаем скандалы, расколы, интриги, расследования, взаимные упреки и так далее. «Яблоко» готовится к съезду в конце июня и тоже пока полноценную избирательную кампанию не начало.

При этом я остаюсь при своем убеждении, что «Яблоко» - это на сегодняшний день самая сильна из тех партий, которые могут участвовать в выборах. Остаюсь при своем убеждении, что надо всем в этом году поддержать «Яблоко». Остаюсь при своем убеждении, что вокруг «Яблока» надо строить настоящую демократическую коалицию. И как человек, который пять раз побеждал на выборах и знает, как это делать, я могу сказать, что я верю и уверен, что при хорошо проведенной избирательной кампании «Яблоко» может сформировать фракцию в Государственной Думе, впервые демократическую фракцию с 2003 года.

Михаил Соколов: Пока «Яблоко» не полили грязью, как полили партию Касьянова.

Владимир Рыжков: Ну и что, этим надо пользоваться. Искусство политики заключается в том, чтобы использовать любые, даже малейшие возможности для победы. Если «Яблоко» по какой-то причине не полили, ну и хорошо - вперед и к победе.

Михаил Соколов: Было интересное сообщение: «Единая Россия» в ближайшее время зафиксирует договоренности со «Справедливой Россией» и ЛДПР по так называемому размену одномандатных округов. Не получится ли так, что вашим соперником в округе может оказаться не представитель «партии власти», а представитель этих двух обслуживающих власть сейчас партии, которые на патриотическом крымском угаре делают себе голоса все больше и больше, отбирают их не только на протестных настроениях, но и на возможности вести такую имперскую яркую агитацию?

Владимир Рыжков: Четыре думских фракции давно уже превратились в одну контору с четырьмя кабинетами, в четырехпартийый картель. Они полностью идут в фарватере политики Кремля, будь то Крым, будь Донецк, будь то наращивание военных расходов и сокращение расходов на образование и здравоохранение и помощь регионам. Поэтому ничего удивительного в том, что этот картель делит между собой страну, как бы он делил акции в нефтяной компании, ничего удивительного в этом нет.

Не удивлюсь, если в моем барнаульском округе окажется один из представителей этого картеля. Меня это совершенно не пугает, я уверен в своих силах. Я имею очень внятную программу как для страны, так и для Алтайского края. Я очень хорошо, отчетливо знаю, что нужно сделать для решения кричащих проблем страны и края, готов побороться с любым кандидатом.

Михаил Соколов: Интересное заявление было у Владимира Путина. Он сказал в интервью итальянской газете «Corriere della Sera», что российская оппозиция не появляется на телевидении не в силу цензуры, а в силу ее неинтересности. Если они будут интересны, у них чаще будут брать интервью. Хорошее объяснение, яркое, как всегда у президента России?

Владимир Рыжков: Да, не подкопаешься. Мне жаловаться грех, я очень часто сейчас участвую в телевизионных дебатах. Каждые телевизионные дебаты я стараюсь говорить содержательно и очень критически.

Михаил Соколов: Полторы минуты на двухчасовой эфир выходит.

Владимир Рыжков: По-разному бывает, иногда у меня бывает и два часа эфира, как, например, у меня был бой с Жириновским на всю страну в прямом эфире без купюр, я это подтверждаю — это программа «Поединок». Я был один на один с лидером ЛДПР, получил треть голосов.

Михаил Соколов: Маловато.

Владимир Рыжков: Вам кажется маловато, а если бы это количество голосов экстраполировать на результаты думских выборов — это была бы вторая по величине фракция. При том, что я защищал проевропейскую, демократическую, либеральную точку зрения, а Владимир Жириновский, естественно, костерил меня как предателя, «пятую колонну», с криками «Рыжков предлагает сдаться». Тем не менее, треть аудитории страны, а я скажу, что рейтинг «Поединка» Жириновский — Рыжков сумасшедший, каждый третий телезритель страны в этот момент смотрел наш поединок — это означает, что нас смотрели десятки миллионов человек.

Путин, конечно, лукавит, потому что я знаю, что на ТВ есть стоп-листы, например, на того же Алексея Навального, на того же Михаила Касьянова, на того же Дмитрия Гудкова на федеральных каналах. Уверен, что каждому из них есть, что сказать в содержательном плане.

Михаил Соколов: Кстати, вы верите в то, что эти голосования не подтасованы?

Владимир Рыжков: Нет, не верю, потому что я сам провел эксперимент. Дело в том, что «Поединок» шел на Урал, Сибирь, Дальний Восток прямом эфире, на Москву и центральную часть России он повторяется в записи без купюр, но голосование там живое. Я лично со своего мобильного телефона за себя проголосовал 8 раз. Это означает, что при желании можно нанять колл-центр и 50 мальчиков и девочек в течение двух часов будут сидеть и за тебя голосовать. Так что полного доверия к этим данным нет. Но общую тенденцию, я думаю, они отражает, это соотношение две трети на треть, если ты выступаешь хорошо, ярко и убедительно, получаешь треть аудитории страны, в принципе, я думаю, соотношение более-менее адекватное.

Михаил Соколов: А как с чернухой? Я видел, у вас на Алтае начались публикации анонимок, какие-то пасквили.

Владимир Рыжков: Меня очень боятся. Я не могу утверждать с полной определенностью, что за этим стоит администрация Алтайского края, но близкие дружественные к администрации СМИ буквально сегодня весь день посвятили выгораживанию этого пасквиля, даже стали намекать, что это я сам заказал этот пасквиль, что является абсолютным абсурдом. Что я сделал со своей стороны? Я просто поясню радиослушателям, что против меня огромным тиражом выпустили анонимную газету, «Голос Алтая» она называется, где нет никаких выходных данных, нет ни одной подписи. Она гигантскими тиражами была разложена по почтовым ящикам моего избирательного округа. Там утверждается, что я продаю Алтай Маргарет Тэтчер, хотя она три года как померла, утверждается, что я стоял за аферой «Изумрудная страна», которая там почему-то называется «Изумрудным раем», хотя эту аферу поддерживал лично губернатор, я к этому отношения никакого не имел. Утверждается, что я хочу захватывать маслосырзаводы.

Михаил Соколов: По вам видно, что вы готовы.

Владимир Рыжков: На меня с какой стороны ни посмотри, это видно. Полный абсурд. Что я являюсь агентом, шпионом всех немецких, американских, английских, японских фондов. Полная чушь. Перевраны фамилии известных на Алтае людей. Например, Павел Тулин, предприниматель, назван Павлом Тупиным, может быть им так для красоты хотелось назвать, не знаю.

Одним словом, я отреагировал в соответствии с законом, в тот же день я направил заявление в ГУВД Алтайского края по фактам клеветы и попросил провести расследование и привлечь к ответственности. В пятницу, три дня назад, когда я получил экземпляр этой анонимки, я направил заявление на имя Эллы Александровны Памфиловой, нового главы Центризбиркома, с просьбой провести расследование ЦИК. Потому что Алтайский край опять «отличился», мало того, что он упал на последнее место в Сибирском федеральном округе по средним заработным платам, то есть это сейчас самый нищий регион Сибири, но помимо того, что он худший по зарплатам, он теперь еще первый в стране начал грязную избирательную кампанию в этом году. Кстати, Элла Александровна Памфилова дала большое интервью «Российской газете», назвала два региона, которые у нее вызывают наибольшие опасения.

Михаил Соколов: Не называя вашу фамилию, она сказала, что это не пройдет безнаказанно.

Владимир Рыжков: И она назвала два региона, где уже отличились чернухой и подтасовками: она назвала Московскую область печально известную, к сожалению, в этот перечень краткий попал Алтайский край, благодаря моей скромной персоне, которую, видимо, очень боится власть и всячески будет меня кошмарить. Но еще раз повторю, меня это не пугает, я знаю, что вся моя жизнь на виду моих земляков на протяжение 25 лет, они меня прекрасно знают, знают мою работу как политика и как депутата Государственной Думы, видят мою программу, видят, что я патриот Алтайского края и уверен, что они меня поддержат.

Михаил Соколов: У «Яблока» есть своя позиция по поводу аннексии Крыма, по поводу событий в Украине, в Донбассе. Разделяете ли вы эту позицию, что по Крыму необходим возврат его через международную конференцию, специальный переговорный процесс и так далее? В какой степени вы как кандидат, которого будет выдвигать «Яблоко», соответствуете их партийной программе в этом вопросе?

Владимир Рыжков: Я в полной мере разделяю документ, который называется Документ политической альтернативы. Я и в этом эфире неоднократно говорил, что в случае с Крымом Россия неоднократно нарушила грубо международное право и вероломно нарушила свои обязательства, в том числе целого ряда двусторонних российско-украинских договоров.

Михаил Соколов: Кстати не денонсированных.

Владимир Рыжков: У нас до сих пор де-юре Крым — это часть Украины. Мы подписали договор, договор не денонсирован, а по конституции он имеет верховенство над внутренним законодательством.

Михаил Соколов: Кстати, госпожа Захарова, которая сидела здесь, обещала нам дать официальное разъяснение, ждем уже третий месяц.

Владимир Рыжков: А его невозможно получить, потому что здесь вступают в противоречие две нормы - новая редакция конституции, где Крым уже является частью России, и действующий международный договор, где Крым является частью Украины. Поэтому я в полной мере разделяю оценки, которые содержатся в меморандуме демократической альтернативы партии «Яблока», здесь у нас полное совпадение позиций. Но хочу заметить, что вот это обостренное внимание к Крыму и к востоку Украины, на мой взгляд, характерно в большей степени для Москвы. На Алтае за те десятки встреч, которые я провел только в мае, а я еще до этого ездил по районам и в апреле, и в марте, да и вообще я с Алтая не вылезаю, мне один раз задали вопрос про Крым, и то это было на пресс-конференции, когда я объявлял, что я иду на выборы от «Яблока», и то это был специально посланный человек, которому поручили этот вопрос. Жители Алтая и Сибири интересует совершенно другой круг вопросов. Их интересует, почему в крае нет дорог, их интересует, почему идет оптимизация бюджетной сферы, сокращается количество врачей, учителей, в райбольницах нет нужных специалистов. Например, в райцентре Колманка нет хирурга, если вы ломаете ногу, вас посылают в соседний район.

Михаил Соколов: Вертолет посылают за человеком?

Владимир Рыжков: Нет, там можно доехать, но это просто абсурд, когда в большом районе нет ни одного хирурга. То есть людей интересуют зарплаты, людей интересуют дороги, людей интересуют школы, людей интересуют больницы, людей интересует, какова перспектива занятости и роста заработных плат. Вот те пять главных вопросов, которые интересуют людей на Алтае.

Михаил Соколов: Они не увязывают международную политику Владимира Владимировича Путина, санкции и то, что у них все нищает и скудеет?

Владимир Рыжков: Они понимают связь, они поддерживают мою позицию, что мы слишком взяли крен в сторону милитаризации, гонки вооружений, силовых, бюрократических структур, но они понимают, что пока это очень трудно изменить. Поэтому они ждут от депутатов Государственной Думы корректировки этой политики, они будут голосовать за тех депутатов, которые окажут им реальную помощь в зарплатах, реальную помощь в дорогах.

Михаил Соколов: То есть они видят в депутате такого лоббиста, ходока? Появятся одномандатные депутаты, пойдут ходоки к Путину. Вы тоже будете ходоком к Путину.

Владимир Рыжков: И я буду ходоком, потому что это задача любого конгрессмена в Америке, он представляет свою Аризону или свой Канзас, это делает любой британский депутат, в этом нет ничего, во-первых, предосудительного, во-вторых, уникального. Если вы спросите любого депутата Бундестага, избранного от Баварии, либо от Саксонии, он точно так же, он решает локальную повестку, и он решает общенациональную повестку. Я всегда привожу простой пример: Алтайский край при бюджете 85 миллиардов рублей за последние три года потерял 15 миллиардов рублей федеральной помощи.

Михаил Соколов: И еще потеряет.

Владимир Рыжков: Задаю простой вопрос: а на каком основании Москва, федеральное правительство сняло за три года с Алтайского края 15 миллиардов рублей? Я все понимаю про Крым, я все понимаю про Донбасс, я понимаю, что 120 миллиардов рублей в бюджете этого года стыдливо маркированы как «гуманитарные операции в зарубежных странах».

Михаил Соколов: То есть это на прокорм Донбасса?

Владимир Рыжков: Если бы только, у нас есть под десяток анклавов, которые финансирует Российская Федерация, такие как Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, мы оказываем помощь огромную Киргизии, Таджикистану, мы субсидируем Беларуси 4-6 миллиардов долларов ежегодно. Мы в Беларусь за 20 лет нахождения Лукашенко у власти вложили уже порядка 80 миллиардов долларов, которые потом списываются и не возвращаются.

Михаил Соколов: Так Кремль, наверное, доволен, в Белоруссии нет Майдана?

Владимир Рыжков: Мы только что списали Узбекистану миллиард долларов. Мы только что выплатили долг Кувейту или Катару, богатейшим нефтяным державам. У нас на всех есть деньги, кроме, как я сегодня написал на «Эхе», кроме как на деревню Шилово Калманского района Алтайского края, 20 километров дороги разбиты, как будто разбомблены, водокачка упала, две улицы сидят без воды. В детском саду я чуть не сломал ногу, потому что провалился пол, и чуть не расшиб голову, потому что сверху сыпется штукатурка. В оконных рамах деревянных рассохшихся 1970-х годов в палец щели, дети и воспитатели зимой замерзают. Фермеров, которые двое остались живы в деревне, сгоняет с земли сахарный завод с хозяевами, зарегистрированными из Москвы на Кипре и так далее. И это по всей стране. Как раз услышал в ваших словах упрек, что вас выберут, вы будете лоббировать.

Михаил Соколов: Нет, я просто интересуюсь.

Владимир Рыжков: Да, если меня выберут, я буду лоббировать. Прежде всего я буду бороться за то, чтобы за счет сокращения и ограничения разумного военно-полицейских, бюрократических расходов и гигантских расходов на субсидирование госкорпораций неэффективных перенаправить как минимум два триллиона рублей в регионы для того, чтобы губернаторы, даже нелюбимые мною губернаторы имели ресурсы для того, чтобы поднять водокачку, отремонтировать детский сад, поднять заработную плату бюджетникам. А у нас в Алтайском крае каждый третий человек, кто работает — это бюджетник. Если посчитать бюджетников и пенсионеров, то процентов 65 населения Алтайского края зависит от бюджета.

Михаил Соколов: Вот потому они за «Единую Россию» голосуют, партия, которая кормит бюджетников и пенсионеров.

Владимир Рыжков: Партия, которая кормила бюджетников, но партия, которая за последние три года этих бюджетников начала грабить. При 85 миллиардах бюджета Алтайского края 15 миллиардов снято за последние года. Я не удивляюсь, почему Алтайский край слетел на последнее место в Сибирском федеральном округе по средним заработным платам. Если у вас заберут четвертую часть или пятую часть вашей зарплаты, то естественно, что ваш уровень жизни тоже упадет.

Михаил Соколов: Кстати, я видел статистику свежую, что по майским указам известным по повышению зарплат врачам, учителям и прочим категориям, к 2018 году никто практически в России выполнить эти указания не может, несмотря на все ухищрения, когда людей увольняют, школы сливаются и прочее.

Владимир Рыжков: Дело в том, что 65% расходов консолидированного бюджета Алтайского края уже сегодня идет исключительно на зарплату бюджетникам. Это означает, что бюджет огромного региона с населением два с половиной миллиона человек — это фактически касса по выплате зарплаты.

Соответственно, когда Москва, люди тоже многие не понимают, требует выполнить майские указы, то есть повышать опережающим образом зарплаты бюджетникам, люди радуются, и я радуюсь вместе с ними. Но они не знают второй стороны медали, а вторая сторона медали, что кошелек один и размер кошелька один. Соответственно, если вам ускоренными темпами повышают заработную плату, то сокращаются деньги на дороги, ремонт школ, ремонт больниц и так далее. То есть когда президент заставляет губернаторов выполнять майские указы, он режет дорожное строительство, ремонты, закупки оборудования и так далее. Поэтому люди удивляются, почему у нас в школах давно не покупают новый инвентарь, почему у нас в школах давно нет ремонта.

Я был в своей родной северной средней школе города Горняка и обнаружил там полы, по которым я бегал первоклассником в 1973 году, те же самые полы. В трехэтажной школе местный меценат, депутат, кстати, от коммунистов, постелил новый линолеум в коридорах, а на третий этаж ему не хватило денег, и этот линолеум весь в дырках и заплатах. То есть с одной стороны мы можем позволить себе за 50 миллиардов долларов Олимпиаду в Сочи, мы можем себе за 5 миллиардов долларов позволить саммит АТЭС, мы можем позволить себе Чемпионат мира по футболу, но при этом у нас в деревнях падают водокачки, в школах линолеум с дырами, дороги все разбомблены.

Я сейчас назову цифру, мало кто из людей осознает реальную ситуацию: у нас на все здравоохранение в стране, то есть федеральное, региональное, местное, плюс фонд медстраха, мы платим два триллиона рублей, а армию тратим 3,3 триллиона рублей, а долги регионов 2,7 триллиона рублей и продолжают расти. То есть на самом деле мы загоняем регионы в банкротство, не мы, а наша власть загоняет, и тут же требует от них повышать заработную плату, тут же требует от них, чтобы у них дороги были хорошие, тут же требует от них, чтобы школы не разрушались.

Михаил Соколов: Это жизнь не по средствам.

Владимир Рыжков: Это жизнь не по средствам. Потому что у нас в России огромный перекос в пользу армии, полиции, ФСБ, чиновников и госсектора неэффективного, убыточного, вся эта радость финансируется за счет школ, больниц, клубов, библиотек, пенсионеров, в этом году индексация 4% всего, а для работающих вообще ноль. То есть на самом деле за счет народа весь этот банкет.

Михаил Соколов: Зато с другой стороны вы прилетели с Алтая и увидели потрясшую вас, наверное, картину новой Москвы. Весь центр Москвы перерыт, грандиозная плитко-гранито укладка, огромные деньги зарываются в землю, снятие проводов. Зачем?

Владимир Рыжков: Меня как провинциала это очень возмущает. Потому что я вижу, что в провинции, я говорю не только об Алтайском крае, я объехал всю страну, я был в 70 с лишним регионах страны, везде разруха, везде упадок, везде экономят на каждой лампочке, которая горит на улице, везде экономят на каждом бордюрном камне, везде облупившиеся фасады, везде обваливающаяся штукатурка, везде рушатся карнизы, денег нет ни на что. Возьмите любой город страны, кроме каких-нибудь нефтегазовых Сургута, Ханты-Мансийска и так далее, десяток городов, где побогаче, но вся страна в абсолютном упадке. Когда столица на этом фоне на сотни миллиардов рублей устраивает ежегодную перекладку асфальта это кошмар. Я сегодня написал, что в Москве плитка меняется на плитку, асфальт меняется на асфальт, развязка меняется на развязку — это просто аморально, это возмутительно.

Михаил Соколов: Это кто виноват — Собянин или Путин?

Владимир Рыжков: Я считаю, что Путин, потому что именно он создал систему, когда две трети консолидированных доходов страны собираются в руках федерального правительства и только одна треть остается на 85 регионов и 22 тысячи муниципалитетов. Именно Владимир Путин создал систему, когда крупнейшие корпорации страны зарегистрированы в Москве, платят в Москве, а их подразделения, которые добывают нефть, перерабатывают ее в бензин, выплавляют алюминий, плавят сталь, работают как химические предприятия, они работают как цеха, оставляют регионам только отвалы радиоактивные и ядовитые, дым и налог на доходы физических лиц, а все корпоративные налоги платятся в Москве.

Михаил Соколов: И вот этот пир во время чумы.

Владимир Рыжков: Пир во время чумы, когда во всей стране дорог нет, когда «прямая линия» президента, на которой я присутствовал, начинается со звонка из Омска про разбитые дороги. Надо просто поставить рядом две картинки: в Омске разбитые дороги, в Москве - перекопана вся Тверская и вообще весь город перекопан, потому что Москва лопается просто от жира. Я всегда, когда в провинцию приезжаю, я прочитал в каких-то новостях пару лет назад, меня это страшно возмутило, что московская мэрия закупает мох в северных районах, может быть в вашей родной Карелии, знаете, зачем покупают мох — чтобы обкладывать стволы в московских парках для красоты.

Люди реально чуть с голоду не умирают в провинции, учителя на Алтае получают, 7, 8, 9 тысяч рублей в месяц при гигантской нагрузке, а город Москва может позволить себе закупать мох для обкладки деревьев в московских парках для красоты.

Михаил Соколов: Сейчас снесли только что уложенную свежую плитку, например, на Новом Арбате, которая прослужила бы лет 20-30. Сносили экскваторами и теперь кладут гранит.

Владимир Рыжков: Это чудовищная несправедливость. Более того, я дня два назад встретил пугающую меня цифру, что по прогнозам объем жилья, который будет построен в Москве в ближайшие пять лет, вокруг Москвы, будет рассчитан на 3-3,5 миллиона жителей, это означает, что этот мегаполис, в котором и так уже, по словам Собянина, живет 15 миллионов человек, будет 20. Мы повторяем худшие решения Нигерии, Мексики.

Михаил Соколов: И Китай, между прочим, тоже себе наделал таких городов.

Владимир Рыжков: Жизнь москвичей будет все более невыносимая, потому что чем больше населения, тем больше пробок, экологических проблем, техногенных катастроф и так далее. А провинция разрушающаяся, гибнущая в этой разрухе и упадке, она будет высасываться Москвой, все талантливые силы и еще больше деградировать. Причем тут Собянин, его что ли политика, разве он определяет соотношение бюджета, разве он определяет пространственное развитие?

Михаил Соколов: Вместе с царем.

Владимир Рыжков: Я не думаю, мне все-таки кажется, что Владимир Путин, может быть он просто не до конца осознает опасность этого развития, не до конца понимает риски этой централизации и так далее. Вроде все хорошо, в Москве красиво, фонтаны...

Михаил Соколов: Бунтовать не будут.

Владимир Рыжков: Все замечательно. Но все-таки надо думать о стране. Если думать о стране, то надо делать очаги роста везде, чтобы и в Барнауле было комфортно, и в Томске было комфортно. Я очень люблю провинциальные города, города чудесные, Барнаул чудесный город, Томск великолепный город, Иркутск — красота.

Михаил Соколов: А что, Владивосток плохой города? Там мэра арестовали.

Владимир Рыжков: Замечательный. Поэтому истинно патриотическая политика должна заключаться не в том, чтобы распухать Москву и дальше, как раковая опухоль, как я сегодня написал, паразит, когда голова сжирает тело, а истинная патриотическая политика заключается в том, чтобы гораздо больше ресурсов перераспределять в регионы, чтобы губернаторы и мэры могли создавать там более комфортную жизнь.

Михаил Соколов: Хорошо бы, чтобы эти люди были бы еще выбраны населением напрямую.

Владимир Рыжков: Только тогда они будут защищать интересы людей, если они будут выбраны напрямую на конкурентных выборах.

Просто проиллюстрирую родным Алтайским краем. Средняя заработная плата в Алтайском крае 19400 в месяц, средняя по Сибирскому федеральному округу 28000, средняя по стране 34000. Естественно, если у вас в регионе средняя 19, а по стране 34, вы будете вымывать молодых специалистов, люди будут уезжать из регионов. У нас в Новосибирск огромная эмиграция из Барнаула, до Новосибирска 220 километров, а из Новосибирска в Москву. Таким образом получается, что столица высасывает активных людей из других региональных центров, а эти региональные центры высасывают из периферии, в итоге обескровливается вся страна.

Михаил Соколов: Мы сделали небольшой опрос на улицах Москвы, спросили москвичей, почему их в провинции многие не любят.

Михаил Соколов: Вот такие мнения москвичей. Владимир Александрович, что скажете?

Владимир Рыжков: Во-первых, я не думаю, что все, кто отвечал, москвичи, мне кажется, пол-Москвы типа нас с вами.

Михаил Соколов: Но мы не на вокзале записывали, хотя могли.

Владимир Рыжков: Вы из Карелии, я с Алтая, мы не москвичи. Поэтому у меня душа болит не за Москву, у меня душа болит за Алтай и за Сибирь. Поэтому люди совершенно адекватно говорят, что здесь намного выше уровень жизни, здесь гораздо больше инвестиций, сюда собираются все деньги страны. По некоторым оценкам, в Москве крутится до 80% всех денег страны. И это не то, чтобы объективно, это во многом сконструировано, как я показал, бюджетной налоговой политикой. Потому что в «лихие» 1990-е, будь они прокляты, но 55% консолидированных доходов страны оставались регионам и муниципалитетам, денег было меньше, но их доля в регионах была больше, и они многие вопросы могли решать. Сейчас 65% консолидированных доходов страны собирается в федеральном правительстве и Москве, регионам как подачку бросают только одну треть, они не могут на эти деньги ни дороги содержать, ни бюджетную сеть содержать, ни зарплату повышать, ни повышать комфортную жизнь людей. Поэтому у нас в какой регион ни приедешь, везде разруха.

Михаил Соколов: Что может изменить в Думе несколько депутатов, которые туда попадут, как они могут изменить эту «замечательную» систему?

Владимир Рыжков: То, о чем я говорю, к большому сожалению, не знает большинство населения страны. Для многих, кто это услышит, это будет откровение, потому что эта информация скрывается от людей.

Михаил Соколов: А им показывается красивая картинка.

Владимир Рыжков: Если будет демократическая фракция «Яблоко» в Государственной Думе, все ее члены, не знаю, сколько будет, 20-25 человек, 15 человек, будут использовать думскую трибуну, будут использовать средства массовой информации, будут использовать все возможности для донесения этой правды до населения страны. Это в свою очередь изменит состояние общественного мнения. Это в свою очередь повлияет на изменение государственной политики. Политика меняется, когда меняются умонастроения. Борьба за умы — вот что самое главное на этих выборах и вот что самое главное в Государственной Думе. Даже если там будет небольшое демократическое меньшинство, оно сможет повлиять на массовые настроения и повлиять на изменения политики.

Михаил Соколов: Я читаю, что в Думе сегодня происходит, вижу потрясающее сообщение. Фракция «Справедливая Россия» лишает депутатских мандатов двух депутатов, Алексея Митрофанова и Илью Пономарева. Видите, будут защищать от неугодных, нашли способы, типа они плохо работают в Думе. И вторая история еще посильнее: оказывается, трое коммунистов внесли законопроект о том, чтобы считать ветеранами как участников Великой Отечественной войны участников подавления «пражской весны» в 1968 году. Совершенно уже совесть потеряли просто-напросто. Кстати, 119 миллионов рублей на этих самых ветеранов, которые подавляли строительство социализма с человеческим лицом в 1968 году, хотят бросить.

Владимир Рыжков: Я не думаю, что этот закон будет принят.

Михаил Соколов: Атмосфера подходящая.

Владимир Рыжков: Коммунисты пиарятся на ностальгии по брежневским временам, не более того.

Что касается Пономарева и Митрофанова, если с Алексея и Ильи, которых я знаю лично, таким образом, таким макаром будут сняты депутатские полномочия, я бы им рекомендовал обратиться в Конституционный суд. Потому что конституция не предполагает лишения депутатского мандата, кроме как в том случае, если депутат совершил уголовное преступление и осужден решением суда. Есть запрет в конституции, что депутат не может заниматься бизнесом, здесь есть, по крайней мере, хоть какое-то притянутое за уши основание. Но за прогулы, конституция не предполагает, что депутат Госдумы может быть лишен полномочий за прогулы — это неконституционное решение. Я думаю, что если Алексей и Илья обратятся в Конституционный суд, они выиграют, даже в нашем Конституционном суде, к которому много претензий.

Михаил Соколов: Еще один вопрос, связанный с сегодняшними заявлениями двух известных оппозиционных политиков. Одно из них — это Михаил Ходорковский, который говорит, что ситуация тяжелая, могут быть репрессии и аресты, но тем не менее, нужно воспользоваться выборами. Позиция, похожая на вашу. Но вы с ним не сотрудничаете?

Владимир Рыжков: Нет.

Михаил Соколов: Двигаясь в фарватере позиции партии «Яблоко». Второй вопрос — это Алексей Навальный. Он говорит о том, что никакого объединения демократов быть не может, оно никогда не состоится, потому что все равно создадут какую-то спойлерскую структуру вроде Партии роста. Продвинутые люди на этих выборах проголосуют за «Яблоко» или за ПАРНАС. Но вообще нужно ставить задачи уже дальше — это за участие настоящей оппозиции в выборах. Фактически он ставит задачи на 2021 год. То есть получается, что один из лидеров оппозиции Навальный считает, что можно пропустить эти выборы. Как это может повлиять на ситуацию и на результаты, кстати говоря, оппозиции?

Владимир Рыжков: Я немного запутался, он же еще два месяца назад строил Демкоалицию с ПАРНАСом и призывал всех идти на выборы.

Михаил Соколов: Не получилось. Вот у него фраза: «Если нет возможности даже фигу в кармане власти показать, то заем идти на выборы?».

Владимир Рыжков: Два месяца назад его позиция была, что все должны идти на выборы, поддержать Демкоалицию, выборы нужны, выборы важны.

Михаил Соколов: А теперь нужно бороться за допуск Партии прогресса, либо другой партии: «Если мы будем сидеть и горевать на тему «ах, демократы не объединились», снова в 2021 году останемся без фракции в Думе».

Владимир Рыжков: Я не могу так быстро менять позицию.

Михаил Соколов: А обсуждать?

Владимир Рыжков: Обсуждать могу. Полгода назад и год назад я говорил о том, что выборы в Госдуму раз в пять лет — это окно возможностей, пренебрегать им нельзя. Партия «Яблоко» строит коалицию, я это полностью разделяю и поддерживаю, буду всех призывать голосовать за партию «Яблоко». Потому что если мы перенесем поступок на следующие пять лет, то кого мы будем упрекать, что эти пять лет у нас нет своих представителей в Думе? Поэтому в моей позиции ничего не меняется, я считаю, что надо объединяться вокруг партии «Яблоко» строить вокруг нее демократическую коалицию, всем дружно и ответственно за нее голосовать, получить фракцию в Государственной Думе, тем самым качественно изменить парламент, то есть к этим четырем заговорщикам, крыловскому квартету, который там сейчас заседает, добавить настоящую оппозиционную фракцию и менять общественное мнение в стране.

Михаил Соколов: И легитимизировать эти выборы нечестные?

Владимир Рыжков: Это с вашей точки зрения легитимизировать эти выборы, а с моей точки зрения получить представительство миллионов недовольных граждан в Государственной Думе и менять политику в стране. Поэтому я здесь с Алексеем не согласен, считаю, что его двухмесячной давности позиция была правильная о том, что выборы важны, выборы нужны, в них надо участвовать и голосовать за объединенную демократическую оппозицию.

Михаил Соколов: Может быть нужны дополнительные какие-то переговоры еще?

Владимир Рыжков: Я сторонник этого. Я знаю, что Явлинский встречался с Навальным, я знаю, что они о чем-то говорили, я уверен, что надо продолжать эти контакты. Во-вторых, я уверен, что ПАРНАСу не надо выдвигать свой список, а договориться об объединении с «Яблоком».

Михаил Соколов: Вы хотите сказать, что это еще не поздно?

Владимир Рыжков: Это еще не поздно, потому что съезды еще не состоялись, до них еще месяц, есть все возможности для того, чтобы сделать один демократический список.

Михаил Соколов: Был, конечно, опыт, когда Алексей Навальный призвал к бойкоту выборов в Мосгордуму, «Яблоко» ни один человек не прошел, мы видим этот ад на улицах Москвы с разбазариванием гигантских средств, некому фактически выступить против.

Владимир Рыжков: Мы с вами историки, мы знаем, что бывают исторические шансы у страны. В этом году исторический шанс у всех, кто нас слушает, изменить ситуацию. Изменить ее можно 18 сентября, поддержав меня на выборах, поддержав Дмитрия Гудкова на выборах, поддержав Андрея Заякина из «Диссернета», поддержав Явлинского, поддержав в Пскове и Северо-западе Шлосберга, поддержав в вашей родной Карелии Галину Ширшину и Эмилию Слабунову. Есть за кого голосовать, в конце концов. Поэтому я всех будут призывать: обязательно придите, поддержите нас, нам очень нужны ваши голоса.

А уж мы, если будем избраны, мы вас не разочаруем. Я вас уверяю, я такое устрою в Государственной Думе, там будет дым стоять, я буду на каждый их чих реагировать, я сломаю «бешеный принтер», я суну в его ручку, если он пережует ручку, я суну туда железный лом, выкованный на наковальне где-нибудь в Бийске. Если не будет вашей поддержки, тогда на кого пенять? Мы нашлись такие дураки, что идем на выборы, боремся с системой, нас закидывают чернухой, на нас клевещут, компрометируют, но мы идем на эту борьбу. Все, что от вас требуется — это просто поддержать.

Михаил Соколов: Интересно, между прочим, господин Володин тут выступал в очередной раз и убеждал своих коллег по «Единой России», зам главы Администрации президента, то есть один из приводных ремней этой системы, не усердствовать с административным ресурсом, чтобы все было по-честному, давайте, идите к людям, политическими методами и так далее. Элла Памфилова предупреждает, чтобы безобразий не было, по вашему поводу уже высказалась, по поводу Барвихи что-то сделала. Это реальное желание кого-то сделать с выборами все красиво или это такая ширма получается?

Владимир Рыжков: Реальное, объясню — почему. Дело в том, что принципиально изменилось избирательной законодательство. Прошлая Дума и позапрошлая Дума избиралась только по партийным спискам, и там у них был прямой мотив вбрасывать и фальсифицировать.

Михаил Соколов: А на пол-Думы не надо вбрасывать?

Владимир Рыжков: На пол-Думы не надо, потому что в одномандатных округах оппозиции стократно тяжелее победить, чем пройти 5% барьер. Потому что там вы имеете дело с гигантской территорией, с гигантским количеством избирателей — полмиллиона человек.

Михаил Соколов: С богатыми людьми?

Владимир Рыжков: С административным ресурсом. Я точно знаю, что против меня уже идут совещания, собирают учителей, врачей, чиновников администрации и говорят: Рыжков с рогами, от него пахнет серой, он вообще страшный человек, бойтесь.

Работает огромная административная машина. Поэтому Володин как рациональный и умный человек прекрасно понимает, что даже если «Единая Россия» потеряет в проценте, а она теряет, то она доберет свое с лихвой в одномандатных округах. Для него риск минимален не сформировать большинство в Думе. Но при этом риск фальсификаций и дискредитации выборов с помощью этих дуболомов, которые сидят в региональных центрах, этот риск велик. Поэтому, мне кажется, что он, выступая, не лукавит и ведет себя вполне рационально. Потому что эта избирательная система выгоднее для Кремля, чем избирательная система чисто по партийным спискам, она снижает риски проигрыша. Поэтому я не вижу здесь никакого лукавства и никакого противоречия, он действительно говорит: не надо вбрасывать, не надо фальсифицировать, не рисовать, как вы привыкли.

Михаил Соколов: А если они руку собьют?

Владимир Рыжков: Они тупые, прошу прощения, они привыкли рисовать и фальсифицировать, всех гнобить и строить, они по привычке продолжают это делать.

Михаил Соколов: Вряд ли кто-то будет наказан за это?

Владимир Рыжков: Я бы очень хотел, чтобы двум-трем губернаторам, не дожидаясь, оторвали голову. Я бы лично порадовался.

Михаил Соколов: Пока их наказывают, трех губернаторов или четырех, по-моему, за разнообразные способы воровства.

Владимир Рыжков: Я приветствую, когда наказывают за воровство, но я бы не меньше обрадовался, если кому-то голову открутили за чернуху и фальсификации на выборах, хуже не было бы точно.

Михаил Соколов: Вообще ощущение такое, что они побаиваются повторения 2011-12 года.

Владимир Рыжков: Я с Эллой Александровной Памфиловой встречался, она настроена по-боевому. Он говорит: давай, каждый факт сразу мне пиши. Дала мобильный телефон, дала личную почту. Она уже собирала на прошлой неделе глав избирательных комиссий субъектов федерации, говорит: хватит, ребята, вспомните, как считать честно. Мне кажется, там многие сидели с оловянными глазами, они уже не помнят, как это делается. Она реально хочет их привести в чувства и напомнить о том, что можно считать честно.

Михаил Соколов: Но они же клиентела губернатора, как они могут пойти по-другому?

Владимир Рыжков: Они не совсем клиентела губернатора, потому что по закону об избирательных комиссиях они назначаются, там два ключа: нужно согласование Памфиловой и губернатора. Они слуги двух господ, они, мне кажется, как черти носятся под столом, бьются об его ножки, не знают, кому служить. Кого слушать, губернатора, который кричит «рисуй» или Памфилову, которая кричит: я тебе голову оторву, если нарисуешь. Так что выборы будут еще в этом смысле веселые и полные сюрпризов.

Михаил Соколов: Тогда вывод у них будет такой, что нужно нарисовать так, чтобы не попасться.

Владимир Рыжков: А мы на что?

Михаил Соколов: Вас мало - оппозиционеров.

Владимир Рыжков: Вот и плохо, что мало. Как раз Алексей Анатольевич Навальный, я бы на его месте призвал наоборот всех идти на выборы, регистрироваться кандидатами, выдвигаться, создавать сеть наблюдателей, всяко пользы было бы больше.

Михаил Соколов: У вас есть ощущение, что власть боится повторения 2011-12 года?

Владимир Рыжков: Конечно.

Михаил Соколов: А как же крымский наркоз?

Владимир Рыжков: Да нет его уже, я же вам говорю, никто про Крым не спрашивает на встречах.

Михаил Соколов: Правильно, считают, что Крым — Россия.

Владимир Рыжков: Другая повестка дня. Вспомните «прямую линию» президента — 99% вопросов про дороги, зарплаты, школы и работу. Там были вопросы про Крым и Украину, но они были маргинальными. Повестка дня этих выборов в стране — внутренняя политика, экономическая политика, социальная политика. Конечно, они боятся, потому что народ недоволен. Если будут нарисованы выборы и популярные фигуры не пройдут из-за того, что сфальсифицируют, конечно, Кремлю это даром не надо, с учетом того, что у них по одномандатным округам гарантия, что они большинство мест получат. Поэтому есть объективный конфликт сейчас между губернаторами и Кремлем. Кремль не видит рисков от честного подсчета, а губернаторы хотят своих родственников, дружков, собутыльников и подельников по бизнесу протащить. Здесь реальное расхождение между интересами одних и интересами других.

Михаил Соколов: На ваш взгляд, есть регионы, какое-то количество, где условно есть креатуры губернаторов, а есть люди, бизнесмены и так далее, которые могут пойти сами по себе, например, от других партий или от фронта странного? Кстати, в Челябинске бывший губернатор Юревич вышел из «Единой России», идет сам на выборы.

Владимир Рыжков: Я еще могу назвать часть регионов, просто не хочу никого подставлять под удар, есть целый ряд регионов, где есть реальный конфликт между креатурами губернаторов и другими элитами, региональными прежде всего, и будет реальный бой между губернаторскими креатурами и их оппонентами, губернаторские креатуры будут проигрывать. Кстати говоря, вы обратили внимание, что даже на праймериз «Единой России» было несколько сюрпризов, они были не случайными. Это как раз борьба между региональными элитами, группами интересов, где губернаторы проиграли.

Михаил Соколов: Проиграли некоторые люди, посланные Москвой, типа Пушкова, Фадеева.

Владимир Рыжков: Будут очень интересные выборы в этом году. Посмотрим, как все эти противоречия между желаниями одних и интересами других будут работать, как все это сработает. Я, кстати, хочу напомнить, я сам лично писал требования Болотной, хочу напомнить, что там было требование выборов губернаторов, кривые, но они вернулись.

Михаил Соколов: Трудно это достижением считать.

Владимир Рыжков: Кому как. Вам все трудно считать достижением с вашей пуристской позицией. Второе — там было требование вернуть одномандатные округа, кривые, перерезанные как пицца, но они вернулись. Там было требование, если вы помните, отставка Чурова, она наступила пять лет спустя, но тем не менее, она наступила. И там было требование провести честные выборы.

Михаил Соколов: С последним плоховато пока.

Владимир Рыжков: Вот посмотрим.

Михаил Соколов: Хотел спросить еще об одном сюжете. Эти участники войны в Украине, движение «Новороссия», Стрелков и так далее организовали какую-то свою тусовку, выступают с очень жесткой критикой нынешней власти. Я совершенно потрясенный читал последнее интервью: «Нынешний режим обречен, он сожрет сам себя. Происходит саморазрушение режима. Мы настроены на спасение страны от катастрофы и так далее. Максимум два года, кафтан сокращается, везде дыры. Две войны, наполовину влезли, наполовину вылезли». Прямо оппозиционер радикальнейший. Эти люди как-то повлияют на политическую ситуацию? Такое впечатление, что они разочаровались в Владимире Путине, как в человеке, который будет бороться за расширение империи.

Владимир Рыжков: Стрелков сам же сказал, что я в выборах не буду участвовать, я не политик.

Михаил Соколов: А другие есть же, которые будут участвовать, есть партия «Родина» такая.

Владимир Рыжков: Посмотрим.

Михаил Соколов: То есть вы не опасаетесь, что такие националисты придут в Думу и изменят ситуацию.

Владимир Рыжков: Я не думаю. Я думаю, гораздо большего могут добиться либералы в случае успеха именно в силу своего профессионализма и именно в силу того, что до 15% населения как минимум по всем опросам поддерживает проевропейский выбор России — больше свобод, меньше репрессий, меньше бюрократии, меньше полицейщины, милитаризации, более цивилизационный путь развития. Поэтому есть огромный зазор между известностью «Яблока» 65%, «Яблоко» по известности пятая партия страны после четырех думских, пока с очень низким рейтингом, вы сказали, около 1%, но потенциал гигантский, от 1 до 15.

Михаил Соколов: Как можно его реализовать?

Владимир Рыжков: Через очень яркую, очень внятную и содержательную избирательную кампанию, во время которой партия «Яблоко» и ее кандидаты будут говорить с людьми на их их языке на те темы, которые реально волнуют людей и предлагать те решения, которые реально помогут решить эти проблемы. Так, как я, в частности, делаю у себя на Алтае.

Михаил Соколов: Довольно забавно иногда смотреть. Как идеи той же партии «Яблоко» реализуются в совершенно извращенном виде. Партия «Яблоко» предлагала землю людям давать, инфраструктуру развивать и так далее, а теперь на Дальнем Востоке будут давать по гектару без инфраструктуры где-то в тайге и так далее. Идея хорошая, а реализация чудовищная.

Владимир Рыжков: Дайте это делать нам, потому что эти дебилы не могут. Даже самую правильную идею они не в состоянии реализовать нормально. Это еще один аргумент за то, чтобы голосовать за тех, кто эти идеи предлагает, и кто знает, как это сделать.

Михаил Соколов: Вы хотите сказать, что Григорий Явлинский — это единственный вариант кандидата в президенты на данный момент от оппозиции?

Владимир Рыжков: Я хочу сказать, что важно, чтобы был единый кандидат в президенты. Григорий Явлинский хорош для этой роли, потому что он 25 лет придерживается убеждений демократических, твердых позиций. Вы сами говорили о меморандуме демократической альтернативы, я не думаю, что у вас есть какие-то претензии к этому меморандуму, и он твердо стоит на этих позициях. Поэтому я готов его поддержать на президентских выборах, если это будет единый кандидат с внятной позицией, от можно завязать реальную борьбу.

Михаил Соколов: Борьбу с Владимиром Путиным или будет кто-то другой?

Владимир Рыжков: А я откуда знаю? Если это будет Владимир Путин, то с Владимиром Путиным, если будет кто-то другой, то с кем-то другим, будет же кандидат от власти.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG