Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто лоббирует закрытие военных кафедр в российских вузах и нервируют ли Кремль учения НАТО в Польше

Министерство обороны России в довольно резкой форме опровергло сообщение газеты "Известия" о том, что в ведомстве разработан законопроект, предусматривающий ликвидацию факультетов военного обучения в вузах гуманитарной и естественно-научной направленности.

"Известия" ссылались на первого зампреда комитета Госдумы по обороне Сергея Жигарева, заявившего, что список вузов, которые лишатся военных кафедр, будет утвержден в ближайшее время. В него, по словам Жигарева, попадут высшие учебные заведения, выпускающие специалистов, "невостребованных" в Вооруженных силах. Военные кафедры будут закрываться в плановом порядке, поэтому тем, кто уже зачислен, доброе государство даст доучиться.

"Информация, изложенная в материале, не имеет ничего общего с истиной", – заявил замминистра обороны Николай Панков. Он отметил, что оборонное ведомство не планирует ликвидации действующих учебных военных центров и военных кафедр в вузах. И более того, в "настоящий момент ведомство завершает проработку вопроса об открытии военных кафедр еще в трех федеральных вузах".

Публикация о возможности закрытия в вузах военных кафедр появилась практически одновременно с началом в Польше беспрецедентных по размаху учений сил НАТО Anaconda 2016. В этих маневрах принимают участие до 27 тысяч военных из 22 стран, в том числе около 10 тысяч американских военнослужащих. Идут и военно-морские учения Baltops 2016. В Таллин прибыл флагман 6-го флота США корабль управления Mount Whitney. Руководит маневрами командующий 6-м флотом вице-адмирал Джеймс Фогго. В них принимают участие 50 боевых кораблей, 60 самолетов и вертолетов и более 6000 моряков из 12 стран (от альянса: Бельгия, Дания, Эстония, Франция, Германия, Италия, Литва, Голландия, Норвегия, Польша, Португалия, Испания, Великобритания, США). Задействованы и два стратегических бомбардировщика ВВС США B-52. Впервые в военных маневрах НАТО принимают участие Швеция и Финляндия, которые не входят в НАТО, но где тоже скоро будут проведены учения войск Североатлантического союза.

Сергей Шойгу и Владимир Путин

Сергей Шойгу и Владимир Путин

По мнению военного обозревателя Александра Гольца, появление в "Известиях" информации, столь активно опровергаемой Министерством обороны, может быть вызвано тремя причинами. В своей статье на сайте "Ежедневного журнала" он пишет: "…Одно из трех. Или первый зампред комитета Госдумы по обороне Сергей Жигарев, от которого "Известия" узнали о законопроекте по поводу закрытия кафедр, по каким-то своим соображениям ввел журналистов в заблуждение. Или кто-то в военном ведомстве на свой страх и риск, не ставя в известность статс-секретаря г-на Панкова, готовит и проталкивает подобные законопроекты. Или, третье, законопроект был подготовлен с его ведома и прошел необходимые согласования в министерстве. Но в Администрации президента решили не рисковать в предвыборный период..."

В интервью Радио Свобода Александр Гольц высказал предположение, кто может стоять за подобной "утечкой":

– Я думаю, что, вероятнее всего, в Министерстве обороны существуют силы, которые хотели бы ликвидировать военные кафедры. И они стремятся найти этому оправдание. Я не знаю, получают ли эти действия одобрение высшего руководства, но на каком-то уровне эти идеи проходят. Уместно вспомнить, что в 2013 году глава государства Владимир Владимирович Путин, горячо поддержанный министром обороны Сергеем Кужугетовичем Шойгу, выдвинул совершенно революционные инициативы о том, чтобы все студенты мужского пола проходили военную службу, не покидая стен вузов. И сразу бы, пройдя подготовку не только для офицерских должностей, но и солдатских и сержантских, тут же бы без собственно службы в армии зачислялись в резерв. И, насколько можно понять даже из слов Панкова, эта инициатива была торпедирована генералитетом.

– Вы употребили слово "революционные". Но обучение в вузе и одновременно получение армейской профессии – все это как-то странно выглядит, особенно с точки зрения тех, кто имел дело с армейской службой.

– Это профанация, конечно! Но это тот редкий случай, когда интересы народа совпадают с интересами военной бюрократии. До сих пор не решена базовая проблема: каким образом довести численность вооруженных сил до одного миллиона человек? Путин потребовал сделать это к 1 января 2015 года. И вот, зачислив одним махом всех обучающихся студентов в солдаты, на эту цифру формально можно было выйти. Таким образом решалась важная проблема для Шойгу. С другой стороны, понятно, что людей, закончивших вуз, довольно трудно затащить в вооруженные силы, на это тратятся очень большие средства и силы. Ну, и конечно, это не прибавляет популярности властям. Поэтому вот такое было сделано предложение. Но наступили новые времена, когда в условиях, когда Россия фактически находится в состоянии новой холодной войны, здесь и сейчас, а не на бумаге, потребовались реальные солдаты. И с этой точки зрения, те, кто добивается полного запрещения всех отсрочек, закрытия военных кафедр, немедленного и обязательного призыва всех особей мужского пола, достигших 18-летнего возраста, они из этой холодной войны получают дополнительные аргументы, конечно.

– Но все-таки с чем мы в данном случае имеем дело? Это вброс, рассчитанный на обкатку общественного мнения?

– Да, это еще один этап подковерной борьбы, которая ведется в военном ведомстве. Сердюковские реформы испортили жизнь многим-многим генералам. Потому что профессионализация вооруженных сил, сокращение в 10 раз количества частей и соединений сухопутных войск естественным образом приводит к сокращению должностей высшего командного состава. Поэтому, как черепахи ползут к океану, так генералы российские ползут к идее массовой мобилизационной армии.

– Получается, что о полностью профессиональной армии речь уже не идет?

– Насколько можно понять, пока что это не отменено. Министр обороны придерживается той идеи, что если каждый год количество солдат контрактной службы будет увеличиваться на 50 тысяч человек, то таким же образом будет сокращаться и необходимое количество срочников. Уже кто-то из крупных военачальников сказал, что для поддержания подготовленного резерва хватит и 10 процентов, то есть 100 тысяч солдат срочной службы. Это фактически делает призыв добровольным – в армию пойдут только те, кто хочет служить в дальнейшем в каких-то силовых ведомствах или продолжать службу в армии.

– В последнее время очень много делалось заявлений о том, что российская армия модернизировалась, стала более эффективной. Демонстрацией этого стала, по крайней мере в интерпретации Кремля, успешная операция в Сирии. Насколько сейчас вызывают нервозность в Москве крупные учения НАТО, которые проводятся вблизи российских границ?

– Они вызывают большую обеспокоенность, и эта обеспокоенность не наигранная. Но речь идет не о прямой военной угрозе пока что. Речь идет о том, что Россия и Запад возвращаются к сценариям холодной войны. Речь идет о том, что мы находимся снова в состоянии холодной войны. И совершенно очевидно, что Кремль не хочет говорить об этой причинно-следственной связи, но она очевидна. Усиление военной активности НАТО происходит в рамках выполнения решений саммита НАТО в Уэльсе, а эти решения были вызваны действиями России в Крыму и на востоке Украины. Это очевидная причинно-следственная связь. Не думаю, что в Кремле полагали, что реакция будет столь длительной. Я очень хорошо помню как кто-то из членов Совета Федерации, когда решался вопрос о наделении Путина полномочиями по вводу войск на Украину, громко говорил: "Ну, пошумят-пошумят недельки три и успокоятся!" Было ощущение, что Запад будет обречен принять как данность действия России в ближнем зарубежье. И вот то, что происходит сейчас, – это своего рода очень холодный душ.

– Но меньше чем через месяц состоится саммит НАТО в Польше, и перед ним должно состояться заседание Совета "Россия – НАТО", впервые за долгое время. Ожидаете ли вы какого-то смягчения позиции Североатлантического союза на этом саммите?

– Нет-нет! Во-первых, Россия еще не решила, участвовать или нет в Совете "Россия – НАТО". А произойдет ровно обратное. Я, скорее, ожидаю, что на саммите в Варшаве будут приняты какие-то решения о продолжении политики военного сдерживания России. Ничего хорошего, к сожалению, в этом нет. Это делает наш мир более опасным. Но, увы и ах, подозреваю, что у НАТО нет другого выхода, – заключает военный обозреватель Александр Гольц.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG