Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Букет для Савченко – "преступный умысел"


Валентина Череватенко

Валентина Череватенко

Председатель союза "Женщины Дона" Валентина Череватенко – о расплате за миротворческе усилия в эпоху Путина

Впервые в России возбуждено уголовное дело по статье о злостном уклонении от исполнения требований закона об иностранных агентах (ст. 330.1 УК, до двух лет лишения свободы). В постановлении о возбуждении дела в отношении председателя союза "Женщины Дона" Валентины Череватенко говорится, что союз "Женщины Дона" принудительно был включен в реестр иностранных агентов в июне 2014 года (он стал первой принудительно включенной туда НКО), а Череватенко, "имея преступный умысел", чтобы избежать исполнения закона, еще в 2013 году зарегистрировала фонд "Женщины Дона". Фонд в 2014–2015 годах "осуществлял политическую деятельность" (проводил просветительские семинары и занимался развитием потенциала общественных деятелей) и получал иностранное финансирование в сумме около 3 млн руб. от немецкого Фонда им. Генриха Белля. Череватенко, зная, что эта организация выполняет функции агента, "умышленно" не подавала заявление о включении в реестр, говорится в постановлении.

Доследственная проверка в отношении вашего фонда началась еще в мае. Насколько неожиданным стало для вас возбуждение уголовного дела?

– Конечно, неожиданно, тем более что возбуждение уголовного дела произошло по постановлению от 22 июня 2016 года в 22 часа 00 минут. Мне все-таки казалось, что у следствия есть чем заниматься и что делать. Но тем не менее произошло то, что произошло.

Когда проходил обыск в вашем офисе, что искали следователи и какие вопросы они вам задавали?

Представители гражданского общества России и Украины, а также восточных регионов Украины могут и должны принять более активное участие в установлении мира на Донбассе

– Лично мне никаких вопросов не задавали, и что они искали, я не очень понимаю, потому что у нас ничего не спрятано. Я отсутствовала в офисе, в этот день. Возвращалась из командировки, и только по телефону в аэропорту другого региона узнала, что в офисе идет обыск. К тому времени, когда я прилетела, это все закончилось. Что меня особенно удивило, когда я получила протокол проведения обыска, так это то, что там написано "обнаружено". Может быть, причиной всему бюрократический подход, но все-таки… Например, на столе стоял компьютер, его никто не прятал, мы на нем работали, но в протоколе стоит: "обнаружено". Когда так написано, создается впечатление, что мы его прятали. Плюс к этому изъяли документы, которые у нас стоят на полках в архивных шкафах, подписанные на каждой папке: что в ней, за какой год, и так далее. Эти папки изъяли, а в протоколе написали "обнаружено".

Вы много лет возглавляли союз "Женщины Дона", когда и почему решили зарегистрировать еще и фонд с аналогичным названием?

Минюст принял решение об исключении союза "Женщины Дона" из реестра, поскольку не было никаких оснований оставлять нас там

– Действительно, союз "Женщины Дона" работает более двадцати лет. И приоритетом в нашей работе всегда была и остается миротворческая деятельность, работа по предотвращению конфликтов, реабилитация пострадавших в зонах конфликтов. Это все наши основные направления работы. А когда началась проверка нашей организации со стороны органов прокуратуры в 2013 году, то мы вдруг получили официальное предупреждение, что союз, как региональная организация, не имеет права работать в других регионах. В связи с этим и был создан фонд "Женщины Дона", деятельность которого совпадает по многим направлениям с общественной организацией, но у фонда нет ограничений по территории деятельности.

Вы же, насколько мне известно, через суд добились исключения союза "Женщины Дона" из реестра иностранных агентов. Решение о включении фонда в реестр тоже оспаривали в суде? В каком состоянии это судебное дело сейчас?

Ни фонд, ни союз уже более года не получают никакого финансирования из-за рубежа

– Мы не через суд добились исключения союза "Женщины Дона" из реестра. Мы направили заявление в Министерство юстиции Российской Федерации о выходе из реестра. После чего была проведена внеочередная проверка организации, и Минюст принял решение об исключении союза "Женщины Дона" из реестра, поскольку не было никаких оснований оставлять нас там. А решение о включении фонда в этот реестр мы действительно оспариваем в суде. В частности, вышестоящей инстанцией еще не рассмотрена наша апелляционная жалоба.

На какие средства фонд существует? Действительно ли фонд получает деньги из немецкого Фонда им. Генриха Белля?

– Ни фонд, ни союз уже более года не получают никакого финансирования из-за рубежа. Наш фонд, союз "Женщины Дона" и немецкий Фонд им. Генриха Белля были партнерами во время реализации совместного проекта "Поддержка общественных лидеров на Северном Кавказе". Данный проект был поддержан Европейским союзом.

Почему, на ваш взгляд, организация попала в этот список неугодных для власти НКО? Что она делала "не так"? Какие последние проекты фонда могли вызвать такое повышенное к вам внимание?

– Ну, не буду гадать, что мы сделали неугодного и что "не так". Мы просто пытаемся продолжать выполнять свою миссию. Насколько я понимаю, вас интересует вопрос по поводу "Гражданского Минска"? Пока это не проект, пока это инициатива. Инициатива действительно наша, "Женщин Дона". Координационный совет союза "Женщины Дона" рассматривал этот вопрос и вышел с этой инициативой на Совет по правам человека при президенте Российской Федерации. Поскольку мы миротворцы, и это основное направление нашей деятельности, мы считаем, что все конфликты нужно решать мирным путем, путем переговоров, без оружия, без гибели людей и разрушений. Мы считаем, что "Минскому процессу" не хватает гражданской составляющей, если хотите, гражданского сопровождения. Мы также считаем, что представители гражданского общества России и Украины, а также восточных регионов Украины могут и должны принять более активное участие в установлении мира на Донбассе. И этой идее уже более года. Мы делаем все, что можем, в этом направлении.

А что это за история с посещением вами 8 марта этого года СИЗО в вашем городе и действительно ли у вас там состоялась встреча с Надеждой Савченко? Говорят, вы подарили ей цветы?

Меня, входящую с цветами в руках в двери следственного изолятора, увидела одна местная журналистка. И понеслось!

– Дело в том, что мы с одним из моих коллег из общественной наблюдательной комиссии действительно посещали в тот день Надежду Савченко в СИЗО. А 8 марта – день рождения моей мамы, и я планировала сразу из следственного изолятора поехать к маме и поздравить ее. Когда покупала цветы маме, то подумала, а ведь сегодня такой день, и Надежде, как женщине, будет приятно получить цветы. Тем более что все мы тогда были озабочены, как уговорить Савченко прекратить сухую голодовку. Чтобы было понятно – это не было специально запланированное посещение Савченко именно 8 марта. Мы с коллегами посещали Надежду ежедневно, пристально следили за состоянием ее здоровья. Но получилось так, что меня, входящую с цветами в руках в двери следственного изолятора, увидела одна местная журналистка. И тут же написала об этом – вначале в соцсетях, а потом и в своем издании, мол, Череватенко отправилась дарить цветы Савченко. И понеслось! Что только в мой адрес не говорили, чего я только не услышала! Причем не только от, как говорится, рядовых обывателей, но и от наделенных властью людей. Вплоть до "дарит цветы убийце". Вот как все было. В частности, требовали обратиться в прокуратуру, ФСБ, чтобы те приняли в отношении меня "соответствующие меры". Не знаю, может, это и есть те самые меры, которые должны были быть приняты в отношении меня. Не знаю…

Какими проектами занимаются ваши организации еще?

– Союз "Женщины Дона" продолжает, например, реализовывать большой серьезный проект, который называется "Общественная приемная". Надо сказать, что она у нас работает столько, сколько существует союз. И мы не только консультируем, но в особо сложных случаях берем на себя юридическое сопровождение. Деятельность фонда основывается исключительно на гражданской инициативе, там у нас нет ни одного штатного сотрудника.

Как вы намерены защищаться в суде от обвинений в "преступном умысле" не регистрироваться как "иностранный агент"? Оказывает ли вам кто-то юридическую поддержку?

– Мои интересы представляет опытный адвокат, я ему полностью доверяю. И я благодарна всем людям, подержавшим меня морально. И это не только коллеги. Очень много слов поддержки я услышала в эти дни и от обычных, даже не знакомых до этого мне жителей города. Огромное всем за это спасибо.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG