Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Одна статья для всех


Уличные артисты в Камергерском переулке в Москве

Уличные артисты в Камергерском переулке в Москве

Как статья КоАП, написанная для пресечения митингов, бьет по всем без разбора – от музыкантов до любителей фитнеса

Тверской суд Москвы 4 июля оштрафовал на 10 тысяч рублей уличного музыканта Ивана Харьковского. Несколькими днями ранее такому же наказанию подвергся виолончелист Семен Лашкин – его дело получило большой резонанс. Они оба обвиняются в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 20.2.2 КоАП "Организация массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, повлекших нарушение общественного порядка". Но дела музыкантов – далеко не самые абсурдные в правоприменительной практике по этой статье.

В декабре 2015 года В.О. Лапшина предлагала прохожим сфотографироваться с ручными голубями в центре Москвы и тем самым, как считает суд, "организовала не являющееся публичным мероприятием массовое одновременное пребывание граждан в количестве примерно 20 человек... создавая тем самым помеху движению пешеходов и проходу граждан к объектам социальной инфраструктуры". Действия Лапшиной В.О. квалифицированы по ч. 1 ст. 20.2.2 КоАП РФ. Суд первой инстанции обязал женщину выплатить штраф. Вторая инстанция, Мосгорсуд в лице судьи Ореховой, оставила это решение в силе.

"Помеху движению пешеходов" создавал и неназванный в постановлении Самарского областного суда №4 а-908/2014 человек, решивший размяться. "Как усматривается из материалов дела *** 06.04.2014 года принимал участие в организованном массовом общественном мероприятии (зарядка), что создало помехи для движения пешеходов […] доводы заявителя об отсутствии в его действиях состава административного правонарушения направлены на переоценку имеющихся в деле доказательств, которые судебными инстанциями были исследованы в полном объеме. Данное поведение *** свидетельствует о его желании избежать административной ответственности за совершенное правонарушение, то есть является способом защиты".

Гражданина Белоруссии А.Н. Кузьмина задержали в июне 2015 года за то, что он пел песни в костюме Нептуна, "создав тем самым помехи движению пешеходов и доступу граждан к объектам социальной инфраструктуры, расположенным в пешеходной зоне".

В подобной ситуации уже оказывались чтецы, гусляры, кришнаиты и барабанщики. И все они непременно "создавали помехи движению пешеходов и доступу граждан к объектам социальной инфраструктуры".

Московский юрист Григорий Вайпан работает в Институте права и публичной политики. Он занимается мониторингом правоприменения по статье 20.2.2 КоАП и выступал одним из защитников по делу Семена Лашкина.

– ​По этой статье – 20.2.2 – можно сейчас и нас задержать, пока мы общаемся, и вообще кого угодно?

– Да, так и есть. Текст статьи написан таким образом, что под состав правонарушения попадает практически любое действие, совершенное в публичном пространстве. Если обратиться к постановлению по делу виолончелиста Семена Лашкина, которого задержали в центре Москвы, полный текст которого мы получили сегодня, можно увидеть, что по сути конституирующими признаками правонарушения являются три обстоятельства: он позвонил друзьям, пригласил их погулять; он сидел на улице Никольская, рядом с кафе и ресторанами, то есть объектами социальной инфраструктуры по логике суда; и третье – вокруг него стояли прохожие. Этих трех факторов, по мнению Тверского районного суда, достаточно для того, чтобы человека признать виновным по статье 20.2.2. И это, конечно, всерьез как-то комментировать трудно, потому что это уже полный абсурд.

– ​А почему это происходит? Размытые формулировки?

Даже мы сейчас с вами в формате проведения интервью уже создаем толпу

– Это статья, которая появились в Кодексе об административных правонарушениях, для того чтобы бороться с политическими протестами, с оппозицией, но, поскольку политические протесты могут принимать различные формы, так сложно определить состав правонарушения. Поэтому под статью 20.2.2 стали подпадать все подряд. Конституционный суд России уже обращался к трактовке статьи 20.2.2, и он, пока в формате отказного определения, дал общеобязательное истолкование этой нормы. Конституционный суд говорит, что должны присутствовать обязательно как минимум два элемента для того, чтобы имелся состав правонарушения по статье 20.2.2. Во-первых, у массового мероприятия, которое организуется, должна быть заранее определенная цель, а участники должны исповедовать некий единый замысел. И второй элемент – должны присутствовать явно выраженные негативные последствия, они перечислены в статье 20.2.2: помехи движению пешеходов, помехи движению транспорта, нарушение санитарных норм и правил. Все это там перечислено. Проблема в том, что позиция Конституционного суда на сегодняшний день совершенно очевидно игнорируется судами общей юрисдикции, которые понимают эти критерии сугубо формально. То есть даже мы сейчас с вами в формате проведения интервью уже создаем толпу, и по логике Тверского районного суда это уже создает помехи движению пешеходов.

– ​Но даже в определении Конституционного суда есть какая-то неясность. Толпа туристов все равно собралась с определенной целью – посмотреть город, и они будут, наверное, мешать – фотографироваться с селфи-палкой, например.

Если нас не устраивает поведение другого человека, мы вольны покинуть то место, где это происходит

– Совершенно верно! С моей точки зрения, статьи 20.2.2 вообще не должно быть! Потому что любые нарушения общественного порядка, которые этой статьей призваны наказываться, они подпадают, так или иначе, под другие нормы Кодекса об административных правонарушениях. Если люди мусорят в общественном месте, это будет подпадать под статью о нарушении санитарных норм и правил. У нас есть статья о мелком хулиганстве. В контексте уличных музыкантов, например, актуальны статьи региональных кодексов об административных правонарушениях, о нарушении тишины и покоя граждан в ночное время. Все эти нормы уже есть в законодательстве, и потребности в дополнительных нормах, которые запрещали бы еще раз то, что и так запрещено, нет. То есть эта статья, в принципе, заведомо не имеет смысла. Как говорит Европейский суд по правам человека, эта статья не имеет под собой легитимной цели. Тут надо оговориться, что в общественном пространстве, в том числе согласно правовым позициям ЕСПЧ, должен действовать принцип: если нас не устраивает поведение другого человека, мы вольны покинуть то место, где это происходит, например, какой-то музыкальный перформанс. Нас никто не заставляет слушать виолончелиста на улице Никольской, мы можем пройти дальше. Этим общественное пространство отличается от личного пространства. От жилища, например.

– ​А что теперь музыкантам делать? Не собираться?

– Хороший вопрос... Мы считаем, что такого рода исполнение музыкальных произведений, и не только музыкальных, вообще исполнение художественных произведений на улицах Москвы, на площадях, в парках, оно само по себе защищается правовой системой. Наша конституция содержит статью 29 – о свободе выражения мнения, свободе слова, и она содержит статью 44 – о свободе творчества, в том числе свободе художественного творчества. Соответственно, любые ограничения, которые вводятся законами, должны быть строго соразмерными, должны преследовать легитимную цель. Музыкальное исполнение, особенно спонтанное, на которое не продаются билеты и которое не является в строгом смысле массовым мероприятием, в принципе правом регулироваться не должно.

– ​А вот по факту, если сейчас кто-нибудь еще захочет выйти на Никольскую, вы что посоветуете? Не выходить?

Достаточно одного задержания, чтобы музыканты уже по доброй воле сами не захотели бы выходить на улицы

– Тут, к сожалению, нужно констатировать, что такого рода задержания музыкантов, которые имели место в последние две недели, создают то, что ЕСПЧ называет "охлаждающим эффектом". Достаточно одного задержания, чтобы музыканты уже по доброй воле сами не захотели бы выходить ни на улицу Никольская, ни на улицу Арбат, ни на какие-то другие улицы. И это вполне естественный эффект, и вполне закономерно, что музыканты не захотят жертвовать своей свободой, подвергаться риску задержания на срок до трех часов, риску изъятия их музыкальных инструментов, которые представляют для них большую материальную и нематериальную ценность. Поэтому эффект, который эта норма окажет на поведение музыкантов, поведение граждан, совершенно понятный. Другое дело, что такие ограничения являются необоснованными.

– ​У вас свой ответ на вопрос "зачем?" Зачем задерживать парня, который сидит и играет на виолончели?

– Ну, знаете, ответ простой, на самом деле. Это деградация, превратное понимание нормы на низовом уровне. Норма создавалась в Госдуме в 2012 году, она создавалась под одни цели, но норма права, выпущенная в свободное плавание, всегда начинает жить своей жизнью. Законодатель, фиксируя ту или иную норму в законе, всегда должен предвидеть последствия, к которым приведет та или иная формулировка. В данном случае мы имеем случай недобросовестного толкования положений, которые просто предрасполагают к тому, чтобы быть истолкованными превратно. То, что придумывалось под политические цели, на низовом уровне превратилось в окошмаривание простых людей.

– ​Вы общались с московскими чиновниками. Какая у них позиция?

Все, что не вписывается в режим лицензирования и согласований, объявляется выходящим за рамки правового режима

– В субботу проходила дискуссия о городских музыкантах. Позиция тех официальных лиц, которые выступали, сводится к тому, что Москва заинтересована в том, чтобы общественные пространства использовались представителями творческих профессий, но все это должно быть четко регламентировано. Должны быть регламентированы места для выступлений, время для выступлений, жанр выступления. Тут есть два принципиальных возражения. Первое возражение состоит в цензурировании контента, если можно так выразиться. Очень странно, что в парках, которые принадлежат нам всем как жителям Москвы, вводится какая-то дифференциация по признаку содержания исполняемых творческих произведений. И во-вторых, те правила, которые разрабатываются московскими властями, при всей их логичности, содержат один важный недостаток. Они не учитывают в принципе такого фактора исполнения уличными музыкантами своих произведений, как спонтанность. Случай Семена Лашкина – это как раз тот случай, когда человек, который не зарабатывает себе на жизнь исполнением музыкальных произведений, выходит на улицу поиграть просто потому, что он классный музыкант и он таким образом хочет провести досуг. Модель, с которой мы столкнулись, этого фактора не учитывает. Все, что не вписывается в режим лицензирования, получения предварительных разрешений и согласований, объявляется выходящим за рамки правового режима.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG