Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американские обозреватели обсуждают итоги визита Джона Керри в Москву

"Переговоры министра иностранных дел России Сергея Лаврова и госсекретаря США Джона Керри, которые продолжались около шести часов, прерваны на неопределенное время". Об этом 15 июля сообщил ТАСС со ссылкой на источник в МИД РФ. После паузы в несколько часов они возобновились, о чем стало известно из записи Марии Захаровой на ее странице в Facebook, и еще через часов шесть были объявлены закрытыми. Если судить по реакции западных экспертов, то хронометраж консультаций – единственная протокольно удостоверенная деталь последней поездки шефа американской дипломатии в Москву.

Условия перемирия в Сирии не выполняются; правительственная армия наступает на город Алеппо, оплот сил оппозиции; доставка предметов первой необходимости в блокированные воюющими сторонами населенные пункты осуществляется с большими перебоями; спецпосланник ООН в Сирии итальянец Стаффан де Мистура не в состоянии облегчить гуманитарную ситуацию или уговорить представителей правительства и оппозиции вернутся к переговорам в Женеве о будущем политическом устройстве своей страны и переходном периоде к нему, который, по плану, должен стартовать не позднее 1 августа. В такой безрадостной обстановке государственный секретарь Джон Керри предпринимает вторую в нынешнем году поездку в российскую столицу, чтобы встретиться с Путиным и Лавровым. На что он надеется?

Официально речь идет о налаживании масштабного военно-технического сотрудничества США и России по Сирии, об обмене разведывательной информацией, касающейся местонахождения формирований исламистских группировок, и даже, согласно некоторым источникам, о совместных боевых операциях американской и российской авиации, которые будет разрабатывать единый командный штаб. Давно циркулирует мнение, что российские самолеты наносят удары по прозападным партизанам в Сирии больше, чем по ИГ (запрещена в России) или другим экстремистам, потому что полагаются на сирийских корректировщиков, которые сознательно наводят их на ложные цели – умеренную оппозицию, злейшего врага режима Асада, а не на радикалов. Российские летчики, дескать, работают вслепую, не имея понятия о том, кого они на самом деле бомбят. Чтобы не ходить далеко за примером, всего за два дня до приезда госсекретаря российские самолеты совершили рейд на расположение проамериканских повстанцев близ границы с Иорданией. Неужели Керри поехал предлагать России ресурсы американской военной разведки взамен ненадежных сирийских корректировщиков? И в обмен на ресурсы, предположительно, рассчитывал заручиться обещанием Путина убедить Асада приостановить воздушные операции и разблокировать перевозки гуманитарных грузов сейчас, когда его армия почти завершила окружение Алеппо? Как рассказывают американские дипломаты, россияне любят притворно пожаловаться им на то, что настоящего влияния на Асада они не имеют.

Встреча Башара Асада с Владимиром Путиным в октябре 2015 года

Встреча Башара Асада с Владимиром Путиным в октябре 2015 года

Никаких шансов на победу над ИГ, не говоря уже о дипломатическом разрешении сирийского конфликта, сегодня нет

Смежный вопрос: почему госсекретаря пригласили в Кремль? Фред Вир, в прошлом московский корреспондент Christian Science Monitor, а ныне блогер сайта The Wire, посвященного военно-политической проблематике, опросив российских аналитиков, передает мнение, сложившееся в их сообществе: приехав в Россию, Керри признал ошибочность прежней линии своей администрации, гласившей, что Путин усугубляет сирийскую проблему, а вовсе не решает ее; фактом своего визита Керри, якобы, также косвенно подтвердил тезис Кремля, что сирийской оппозиции никогда не удастся свергнуть Асада и что его вообще нет смысла свергать, поскольку не от него исходит подлинная угроза Западу, а от тех, с кем он воюет. Ну и, конечно, наибольшее удовлетворение российская сторона испытывает в связи с молчаливым согласием госсекретаря с той точкой зрения, что помимо договоренности с Москвой иного пути выбраться из кровавой неразберихи, царящей в Сирии, не существует. Примечательно, что Фред Вир увлечен внешней стороной визита Керри, пиаром, его не занимает вопрос сущностный: нужно ли Америке и России координировать свои военные мероприятия в Сирии сверх того, чтобы предупредить столкновения собственных самолетов? Справедливо ли утверждение, что друг без друга, в одиночку, им с исламистами не совладать, даже если они начнут бороться с ними вплотную, а не спустя рукава? В более общем плане "Америка и Россия, выступив единым фронтом против ИГ, вряд ли приблизят дипломатическое урегулирование гражданской войны в Сирии", убежден бывший посол США в Дамаске Роберт Форд – человек, назначенный Обамой на свой пост, но впоследствии идейно разошедшийся с президентом.

Миссия Керри в Москву была согласована Обамой и Путиным во время их последнего телефонного разговора неделю назад. Неужели консультации военно-технического характера надлежит вести главному американскому дипломату?

"Госсекретарь Керри хватается за соломинки. Никаких шансов на победу над ИГ, не говоря уже о дипломатическом разрешении сирийского конфликта, сегодня нет. Реальную, суровую борьбу с исламистами Обама отвергает, и поэтому Керри остается только уповать на чудо, что Путин решит помочь Америке сделать то, что она сама делать не готова. Разумеется, Путин на это не пойдет. В отличие от Обамы, он четко знает, чего хочет: продемонстрировать всему миру, что Россия обеспечила политическое выживание союзника, спроецировав свою военную мощь далеко за пределы страны, укрепила военное присутствие на Ближнем Востоке и, соответственно, способность влиять на политическую ситуацию в регионе. Не исключаю, что, имея такие козыри, Путин в какой-то момент разменяет поддержку Асада на более крупные дивиденды в отношениях с суннитскими государствами или с Западом. Но сегодня он уступок Керри делать не будет, ибо он фактически задаром добился его признания статуса России как ведущей силы в борьбе с международным терроризмом", – сказал Радио Свобода Майкл О'Хэнлон, ведущий сотрудник Института Брукингса, тесно связанного с центристским крылом Демократической партии.

Похоже, так оно и есть. В своем вступительном слове на встрече с Путиным госсекретарь сказал: "Президент Обама и я считаем, что Россия и США, действуя заодно, способны сделать много, очень много полезного для прогресса на Земле". Как отмечают люди из окружения Керри, он не теряет надежды на то, что Путин может быть искренним в декларируемом стремлении положить конец войне в Сирии и уничтожить террористов; что защита Асада – не единственная его цель.

Путин является как раз не элементом решения сирийской проблемы, а элементом самой проблемы

Поездка Керри в Москву была, естественно, санкционирована Белым домом, но, судя по отдельным заявлениям, исходившим от пресс-секретаря Обамы, не все, что говорил госсекретарь в российской столице, нравилось его патрону. Впрочем, если реакцию Белого дома можно охарактеризовать как противоречивую, то утечки информации, происходившие в эти дни из Пентагона и ЦРУ, не оставляли никаких сомнений, что военные и разведсообщество были однозначно против миссии Керри. По их убеждению, Путин является как раз не элементом решения сирийской проблемы, а элементом самой проблемы. Он саботировал в прошлом все соглашения о перемирии. Делиться с ним оперативной развединформацией значит подвергать опасности проамериканских повстанцев в Сирии и, соответственно, усиливать их сомнения относительно целесообразности партнерства с Америкой.

"Это тот самый случай, когда раскол внутри администрации меня не пугает, а только радует. Нормально, если есть люди, возражающие против политики, которая за пять лет своего существования не привела к заявленной цели смены правительства в Дамаске и обернулась жертвами, достигающими порядка полумиллиона человек, бегством половины населения страны из родных мест, массовой и неконтролируемой миграцией в Европу и новым стимулом к кровавым терактам по обе стороны Атлантики. Альтернатива курсу администрации Обамы существует: это как минимум создание в воздухе над северными районами Сирии зоны, закрытой для авиации Асада, увеличение помощи сирийским повстанцам и наработка схем по превращению страны в конфедерацию на этно-религиозной основе. На базе этих схем, как мне кажется, могут быть достигнуты компромиссы с Россией и с действующей властью в Дамаске", – считает Майкл О'Хэнлон.

Асад не может выиграть по той причине, что за ним стоит от силы пятнадцать процентов населения страны

Ни Хиллари Клинтон, ни Дональд Трамп не огласили пока свое видение оптимальной американской стратегии в отношении Сирии, замечает эксперт. Объяснение этого напрашивается само собой: оба кандидата сомневаются, что избиратели, хотя в массе своей и недовольные политикой Обамы, примут от ведущих партий нечто более амбициозное. Затяжной характер сирийской войны делает американцев скептиками. В чем Майкл О'Хэнлон видит причины того, что пять лет непрерывной бойни не истощили воюющие стороны и не породили у них желание прекратить кровопролитие?

"Война продолжается потому, что стороны не могут победить, а не потому, что они достигли точки взаимного изнурения. Асад не может выиграть по той причине, что за ним стоит от силы пятнадцать процентов населения страны. У противостоящих ему семидесяти процентов нет и малой толики ресурсов, которые имеются в его распоряжении; кроме того, оппозиция серьезно раздроблена. Чем дольше продолжается противостояние, тем проблематичнее шансы на примирение: и Асад, и его противники являются заложниками пролитой крови", – убежден Майкл О'Хэнлон.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG