Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

По данным социологов, 19 процентов россиян хотели бы покинуть страну

Каждый пятый житель России за последний год задумывался об эмиграции. К таким выводам пришли социологи центра Юрия Левады, проанализировав миграционные настроения россиян. По состоянию на май 2016 года 19% граждан хотели бы уехать на постоянное место жительство за пределы бывшего СССР. В марте 2015 года положительно ответили на этот вопрос 12% населения. При этом 75% россиян заявили, что не хотят покидать страну, 6% затруднились ответить.

Среди причин, которые заставляют думать россиян об отъезде, называют следующие: лучшие условия жизни за границей, нестабильность экономической ситуации в России, желание обеспечить детям надежное будущее, отсутствие в России защиты от произвола властей и чиновников, возможность получения за границей более качественных медицинских услуг и другие. При этом, как уточняет директор "Левада-центра" Лев Гудков, этот опрос отражает, скорее, настроения общества, а не действительное решение уехать. Всего по одному проценту опрошенных заявили социологам, что твердо приняли решение уезжать или уже находятся на стадии оформления документов. Несмотря на это, по мнению Льва Гудкова, количество людей, желающих покинуть Россию, будет расти – как это и происходит во время кризиса. Прошлый пик эмиграционных настроений в России пришелся на весну 2011 года – тогда о своем желании уехать из страны заявляли более 20% населения.

Что именно мотивирует людей на отъезд из России и каков портрет российского эмигранта, в интервью Радио Свобода рассказал Лев Гудков:

Лев Гудков

Лев Гудков

– Этот опрос, скорее, отражает некоторое настроение дискомфорта, ощущение неблагополучия в стране. Те, кто говорят, что хотели бы уехать на ПМЖ из России, делятся на две категории. Во-первых, это совсем молодые люди, которые хотели бы посмотреть мир: авантюризм и любопытство вообще свойственно молодежи. Во-вторых, более основательная категория – это люди, которые действительно думают об отъезде, потому что здесь, в России, ощущают сильный диссонанс со своими планами, оценками ситуации. Как правило, когда говорят об отъезде, то принимают во внимание два фактора: один – притягивающий, как его называют специалисты по миграции, а другой – выталкивающий. Фактор притяжения – лучшие условия жизни, обустроенность быта за рубежом, рациональное оправдание своего отъезда – возможность устроить будущее детям, более надежное и достойное, особенно если дети – это мальчики, чтобы избежать службы в армии. На Западе более комфортная жизнь, защита от произвола властей, вообще от политического климата. Здесь же – ощущение цивилизационной несовместимости людей с усиливающимся авторитарным, репрессивным режимом. Но я говорю именно о настроениях, потому что реальный отъезд характеризует очень небольшое число людей. Если брать Россию в целом, уезжают в лучшем случае несколько десятков тысяч в год, иногда эта цифра поднимается до 100 тысяч, но в среднем это несколько десятков тысяч. Статистически это для нас очень маленькая величина, меньше чем погрешность.

Это показывает не просто кризис, экономическое неблагополучие, но и крайне дискомфортные ощущения от политической атмосферы в стране

Вторая группа уезжающих людей – это люди, которые добились здесь успеха, собственности, признания, состоялись как профессионалы, но их чрезвычайно беспокоит именно ресоветизация, возвращение тоталитарных практик, усиление цензуры, ужесточение политических репрессий и прочее. Они, как правило, более мобильны и более обеспечены ресурсами, более образованные, более инициативные, включенные в бизнес, знающие языки, побывавшие уже за границей, в отличие от молодежи, завязавшие там какие-то деловые связи, контакты, создавшие себе там какую-то площадку страховую, купившие там собственность, квартиру. В общем, уезжающие не на пустое место. Для них эта ситуация вполне реальная, и они действительно думают об отъезде. Если брать последнюю четверть века, как мы проводим подобные замеры, то такого рода настроения характерны для 10–11, максимум 13 процентов. В ситуации кризиса, неблагополучия эта доля повышается. Выше всего она была во время массовых протестов, перед возвращением Путина в президентское кресло, когда цифра поднялась до 22–23 процентов. Это было в 2011 году, а потом был спад, особенно после аннексии Крыма, когда произошла консервативная националистическая консолидация вокруг власти, средний класс раскололся, очень большая часть его присоединилась к поддержке Путина. Но сегодня мы опять видим некоторое нарастание: с марта 2015 года по май 2016-го индекс такого рода настроений и желания уехать поднялся с 12 до 19 процентов. Это показывает не просто кризис, экономическое неблагополучие, но и крайне дискомфортные ощущения от политической атмосферы в стране.

Протестный митинг на проспекте Академика Сахарова в Москве, 24 декабря 2011 года

Протестный митинг на проспекте Академика Сахарова в Москве, 24 декабря 2011 года

– Я так понимаю, что это довольно существенное увеличение.

– Да, безусловно! За год в полтора раза – это действительно знак неблагополучия. Ну, не крайнего, но нарастания неблагополучия. Но абсолютное большинство людей, конечно, никуда не собирается ехать. Две трети населения – бедные, в основном это население села и провинции, которое крайне неподвижно, не мобильное, просто не располагает какими-то возможностями и ресурсами, не то что выезда за рубеж, но даже переезда из райцентра в областной центр, где есть работа, возможности трудоустройства и так далее. Больше половины населения живут там, где и родились, редко выезжают за пределы этого населенного пункта. А выезжает, постоянно бывает за границей, несколько раз в год, очень незначительная часть – около 7–9 процентов населения. И вот именно они более благополучны, более образованны, предприимчивы. Они, собственно, и ощущают тупик в эволюции России, крайне тревожную ситуацию, их пугают репрессии и сложившаяся в России политическая обстановка.

Они, собственно, и ощущают тупик в эволюции России, крайне тревожную ситуацию, их пугают репрессии и сложившаяся в России политическая обстановка

– То есть получается, что есть зависимость между, скажем так, классом людей, которые готовы и хотят уехать, и теми людьми, которые понимают, что происходит сейчас в России?

– Да. Это тот тип людей, которые не видят для себя просто перспективы в России. Это очень важные вещи. Когда появляется ощущение, что сделать ничего нельзя, а жить так, при такой атмосфере не хочется, происходит уже и усиление полицейского произвола, и давление на бизнес, и всеобщая коррупция. Такие факторы – выталкивающие.

– Вы делали исследования о том, в какие страны люди хотят уехать? Или это просто желание уехать за пределы России?

– Делали, но довольно давно. Но не думаю, что сильно изменились эти предпочтения. Уезжают в основном в Европу, в Германию, в Израиль, в США, в Канаду, в Великобританию. Среди новых направлений, хотя они, конечно, несопоставимы с отъездом в Израиль или в Европу, – это Китай и Австралия, неожиданные для нас направления. Азиатские страны развиваются очень быстро, там есть спрос на российских специалистов, есть возможность работы, ну, и уровень жизни, в общем, и среда достаточно комфортные. Но эмиграция в этом направлении не так велика, как в сторону Запада. Еще очень важный момент: сегодня, пока еще страна не закрыта, действительно, железным занавесом, значительная часть людей, более мобильных, живет как бы на два дома, поэтому очень трудно посчитать объемы миграционного оттока.

– При этом, по официальной статистике Росстата, последние цифры доступны на 2013 год, все-таки количество людей, которые приезжают в Россию, в несколько раз больше, чем количество уехавших. 186 тысяч уехали из России, а 482 тысячи, согласно Росстату, приехали. Что вы думаете по поводу таких цифр?

Уезжает наиболее квалифицированная, наиболее образованная часть населения, кто мог бы стать основой развития России, модернизации страны, быстрого роста

– Люди, занимающиеся миграцией, действительно говорят, что цифры неточные. Приезжают, прежде всего, люди из Средней Азии, немножко из Молдавии, из Украины, Белоруссии, республик бывшего СССР, немножко из Афганистана. Гастарбайтеры, мигранты через какое-то время уезжают, средний срок пребывания трудовых мигрантов – примерно 11 месяцев. Это целевая миграция, они не остаются здесь, но их считают. Поэтому приток действительно гораздо больше, чем отъезд. Но в число отъезжающих Росстат включает тех, кто возвращается на родину, поэтому это неточные цифры. Более точные цифры, как считают наши демографы, можно получить через реконструкцию из статистики стран, принимающих россиян. И эти цифры, конечно, ниже чем 180 тысяч.

– Но вы видите сейчас предпосылки к тому, чтобы увеличилось число реально уезжающих людей?

– Безусловно, реальный отток будет увеличиваться. Но все равно это не такие цифры... Хотя, если брать статистику за 10 лет, это получатся действительно значительные показатели. Они вызывают разного рода дискуссии, споры среди специалистов. Но в любом случае уезжают сотни тысяч, и подчеркну, что это наиболее квалифицированная, наиболее образованная часть населения, кто мог бы стать основой развития России, модернизации страны, быстрого роста. И именно отток этих людей обескровливает страну и ведет к тому, что интеллектуальный уровень, общественный уровень в стране понижается. Наступает явление относительной дегенерации населения, – заключает социолог Лев Гудков.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG