Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На Украине в НаiВность не поверили


Валентин Роженцов (слева) и Алексей Стетюха

Валентин Роженцов (слева) и Алексей Стетюха

Почему провалился блогерский проект о событиях на Украине "НаiВные путешественники"

Блогеры из Латвии Алексей Стетюха и Валентин Роженцов, два года назад освещавшие для латвийских и российских средств массовой информации события на Украине, решили поехать туда снова, учредив проект "НаiВные путешественники". Дорожные впечатления о происходящем в стране они намеревались фиксировать в фейсбуке онлайн. Однако, доехав до зоны АТО, Стетюха и Роженцов вынуждены были повернуть обратно: в СБУ им аннулировали аккредитацию в зоне АТО и на пять лет запретили въезд на территорию Украины.

Проект "НаiВные путешественники" начался задолго до пересечения блогерами украинской границы. Представляя проект, Стетюха и Роженцов называли его "абсолютно независимым".

– И я, и Алексей были на Украине ровно два года назад, – рассказал Радио Свобода Валентин Роженцов. – Я до "горячей" стадии АТО, когда только захватывались ополченцами, как они тогда назывались, областные администрации в Донецке, Краматорске, Славянске. А Алексей Стетюха позже, когда уже начались боевые действия. Он освещал ситуацию для канала "Россия-24". Я писал репортажи для латвийской газеты и был настроен проевропейски. Несколько месяцев назад мы встретились, разговорились и поняли, что было бы интересно вернуться туда, посмотреть, что не могли увидеть тогда, и понять "другую сторону". Командировка – это довольно дорогое мероприятие, которое наши редакции не могут себе позволить. Я и в первый раз ездил сам: нашел спонсора, украинского бизнесмена. Когда мы решили ехать снова, встал вопрос финансирования. Портал Rus.TVNet (заблокирован Роскомнадзором на территории России. – РС) выделил 50 процентов. У нас была договоренность, что мы все материалы публикуем у себя на фейсбуке, а они что-то забирают для себя: если вдруг какие-то материалы будут фильтроваться, сразу станет очевидно, что именно они прячут. На таких условиях трудно было искать спонсоров. Какие-то организации хотели оплатить нашу поездку, но с тем чтобы мы донесли определенную точку зрения. Мы отказывались. Недостающую половину предоставил латвийский культурно-просветительский фонд "Открытый мир", совершенно не политизированный – концерты, мастер-классы. Нам это даже польстило: оказалось, что наша идея интересна кому-то не ради провокации. Одна компания нам пообещала машину, а потом там как-то предугадали, что реакция будет политизированной. Машину дали, но просили не упоминать фирму в качестве спонсора. Мы были намерены посетить Донецк, Луганск и Крым с территории Украины и все согласовывали с Киевом. Получали разрешения на журналистскую деятельность в зоне АТО от СБУ, от министерства информационной политики на проезд в Крым. Это все тоже было частью проекта. С первого дня мы освещали на фейсбуке все согласования, там же объявляли о поиске спонсоров и докладывали о предложениях. Два месяца мы "уезжали" из Латвии онлайн.

Роман Доник

Роман Доник

Вот как объяснил Алексей Стетюха, почему пришел на канал "Россия-24":

– У меня скончалась супруга, сын был в Москве, я решил переехать в Москву и начал искать там работу по специальности. "Россия-24" был первым каналом, на который я пришел, меня сразу приняли на работу репортером. Затем последовало предложение поехать на Украину в зону конфликта, я согласился. Наверное, мне требовалась какая-то встряска, и "горячая" точка меня устраивала по личным, человеческим причинам. Перед первой командировкой я четко продюсеру новостей сказал, что не готов ехать как журналист, только как репортер. Я не готов писать что-то или говорить что-то, чего не видел своими глазами. Я могу работать подставкой под микрофон, но вот эти вот варианты а-ля "Леша, скажи в сюжете, что в трехстах километрах кого-то убили" – я этого говорить не буду. Мне сказали: "Да, хорошо".

Но через некоторое время Стетюха канал "Россия-24" покинул:

– Не могу сказать, что прямо на меня стали давить, но… Я никогда в своих сюжетах не называл украинские войска карателями, фашистами, хунтой, мне не нравятся определения, я репортер. В какой-то момент я, наверное, стал слишком нейтрален для телеканала "Россия", слишком часто отказывался что-то проговаривать. А работал я в основном в прямом эфире, и подкорректировать мои сюжеты было невозможно. Мне говорили: "Леша, нужно то, нужно это". Как только я вернулся в Москву из командировки в Луганск, я пообщался с представителями канала и ушел, можно сказать, по взаимному согласию. Я дал понять, что буду работать по-прежнему, их это не устроило, меня не устраивало менять мою позицию. К тому же в определенный момент у меня уже начали появляться сомнения. Понимаете, я гражданский журналист. До этого семь лет отработал на "Первом Балтийском", это совершенно мирный канал: выставки, мероприятия, концерты, максимум – трубу прорвало. Когда ты попадаешь в зону, где реально стреляют, в первый момент у тебя шок, и ты не можешь сразу проанализировать, что происходит, кто виноват, кто прав, я до сих пор не могу этого сказать. Но в Луганске в какой-то момент у меня начало появляться видение того, что нет черного и белого, что в чем-то ополчение сильно неправо, в чем-то они провоцируют. Да, украинские военные обстреливали жилые районы, но это делалось уже не как причина, а как следствие. Вот так мы и разошлись с телеканалом "Россия" – мирно, без увольнений или швыряний пресс-карты на стол.

В Луганске в какой-то момент у меня начало появляться видение того, что нет черного и белого

14 июля блогеры двинулись в путь. Маршрут прокладывали с намерением посмотреть все. "Мы знали, в каком городе с кем хотим встретиться, ехали не наудачу, – говорит Роженцов, – Девять дней мы успели поработать на Украине в запланированном режиме, проводя по несколько встреч в день с разными людьми, от простых жителей до представителей волонтерского движения, военных".

Алексей Стетюха настаивает, что ни от кого не скрывал, что работал на канале "Россия-24":

Олена Гитлянская

Олена Гитлянская

– При каждой встрече со спикером перед включением камеры, диктофона мы говорили: это Валентин, это Леша, мы здесь были два года назад, я работал на "Россию 24", Валентин снимал со второй стороны, мы приехали разобраться. И, во-вторых, – это уже превратилось в скороговорку, которую мы повторяли автоматически, – что все интервью будет снято на камеру одним куском и целиком, без монтажа и срезок, выложено на YouТube в свободный доступ, чтобы никто не обвинил нас в том, что мы переврали чьи-то слова, вытащили что-то из контекста. Да, у радикально настроенных проукраинских активистов менялось выражение лица от моих слов о работе на федеральный канал. Но ни разу никто не встал и не сказал: извини, но я с тобой говорить не буду. Я объяснял, что сейчас непредвзят, никем не проплачен. В начале они обдумывали каждое слово, но интервью длились по 30–40 минут, и к концу они проникались доверием, хотя я задавал неудобные вопросы в рамках проекта, Валентин был более политкорректен. Со спикерами тех интервью, которые уже выложили, – а мы их выкладывали в режиме онлайн практически, утром записали, к вечеру расшифровали, – мы до сих пор в друзьях на фейсбуке, а на Украине это о многом говорит, потому что там это главная платформа государственной и общественной деятельности. Беседуя с мэром города, мы договорились политику не трогать, просто попросили его рассказать, каково сейчас быть мэром в зоне АТО. Первое интервью было с ресторатором, с ним тоже договорились как можно меньше обсуждать политику, и буквально с первой же минуты мы в ней увязли с головой. В любом негативном комментарии о вайфае, о качестве кофе, в конце концов, там сразу видят политический подтекст, в любом самом безобидном тексте пытаются найти одна сторона – руку Кремля, другая –​ руку Запада или Украины.

Однако деятельность Алексея Стетюхи в качестве репортера "России-24" не осталась забыта на Украине. Скандал вспыхнул в интернете. Влиятельный украинский блогер, волонтер Роман Доник инициировал в сети флешмоб по привлечению внимания СБУ к приезду Стетюхи и Роженцова. Роман Доник заметил "НаiВных путешественников" 21 июля, спустя неделю после пересечения ими украинской границы. В тот же день профиль Стетюхи появился на сайте "Миротворец" со ссылкой на репортаж Стетюхи о тридцати якобы расстрелянных Нацгвардией Украины срочниках, которые "отказались стрелять по мирному населению". Репортаж шел в эфир в записи. Он озвучен самим Стетюхой, который приводит несколько версий "расстрела", в том числе – версию нападения на срочников "боевиков Правого сектора", говорит и о "жертвах среди мирного населения". В подтверждение самого факта "расстрела" и версий, согласно которым и расстрел, и несколько ограблений банков Мариуполя являются провокациями, приводится интервью с "военным комендантом ДНР" Андреем Борисовым по кличке Чечен. Борисов в интервью утверждает, что украинские военные переодеваются в форму ополченцев ДНР и совершают нападения, занимаются мародерством и так далее. Репортаж записан в Мариуполе. Стетюха не ставит в нем под сомнение факт "кровавого расстрела" срочников, говоря, что после него жители Мариуполя стали всерьез опасаться за свою безопасность. Один из пользователей фейсбука, присоединившийся к флешмобу Доника и выложивший ссылку на репортаж, заметил, что Стетюха должен быть за него привлечен на Украине к уголовной ответственности.

Стетюха признает сейчас, что объективной картины происходящего составить в то время не мог, а выяснить мнение противоположной стороны даже не пытался, считая это бесполезным:

– У меня не было возможности пообщаться с представителями Вооруженных сил Украины. Никто бы со мной разговаривать, ясное дело, не стал: журналист российских СМИ был врагом априори. В частности, я даже получал угрозы, были попытки выманить меня из зоны Луганска, чтобы я выехал, потом мне объяснили, что это были попытки меня взять, журналист-заложник – это удобно. Тот сюжет про расстрел срочников – я не произнес этого. Может быть, сыграл чисто человеческий фактор, я выпустил непроверенную информацию. Я только приехал в Мариуполь. Это была первая моя вообще военная командировка. Приезжает Чечен, который тогда был главой Мариуполя от ДНР, я пришел к нему, он мне дает интервью и в нем это проговаривает. У меня не было основания ему ни верить, ни не верить. Поэтому в своем сюжете я не делал никаких выводов.

Еще одно обвинение в адрес бывшего репортера "России-24", которое выдвинул Доник, – незаконное пересечение границы Украины два года назад. Стетюха его категорически отвергает:

Виктор Пузанов

Виктор Пузанов

– Первое мое место в "горячей" точке был Мариуполь 9 мая 2014 года. Я прилетел в Борисполь, оттуда во Львов, три дня проработал там, потом прилетел в Донецк, оттуда на машине въехал в Мариуполь. Следующая командировка была в Луганск. Я до этого работал в Киеве, потом, когда убили наших ребят Корнелюка и Волошина, должен был кто-то ехать на смену, я вызвался, сел на поезд в Киеве, приехал в Луганск. Потом, когда закончилась командировка, я приехал в Киев, из Киева в Борисполь, Борисполь – Москва. Есть все необходимые штампы, штампов Донецкой и Луганской республик у меня нет.

Доник же считает, что Стетюха мог проникать на территорию Луганской и Донецкой областей со стороны России, нарушая при этом законы Украины. Стетюха утверждает, что безуспешно пытался связаться с Доником, чтобы объясниться с ним.

Весь негатив исходил не от людей, с которыми мы общались реально, а от пользователей сети, которые нас порой даже не читали

Не все встали на сторону Романа Доника. Например, в защиту Стетюхи и Роженцова выступил львовский ресторатор Александр Хребет, с которым блогеры успели пообщаться. Он даже предложил организовать им охрану. Пользователи фейсбука привлекли к дискуссии спикера СБУ Олену Гитлянскую, с тем чтобы разъяснила, как Стетюха и Роженцов могли получить аккредитацию в зону АТО. В ответ Гитлянская сообщила, что аккредитация аннулирована, а Стетюха и Роженцов будут депортированы. При этом в СБУ первое время вообще отрицали, что выдавали им аккредитацию. Путаница могла возникнуть потому, что оба блогера являются гражданами Латвии, и в паспортах их фамилии написаны латинским буквами – Stetjuha Aleksejs и Rozencovs Valentins. На этой версии настаивает Гитлянская, хотя Стетюха считает странным, что о лишении аккредитации его и Роженцова не поставили в известность немедленно, а сами они узнали об этом из фейсбука. Аккаунт Стетюхи оказался заблокирован сначала на сутки, потом на трое, затем заблокировали и Роженцова.

26 июля власти Украины сообщили латвийскому МИДу формальную причину лишения блогеров аккредитации: они не сдали маршрут перемещений. Но латвийский дипломат Мартиньш Дрегерис в интервью порталу Mixnews признал: "Украинской стороне не понравилось то, что один из журналистов несколько лет назад работал на телеканале "Россия-24". Служба безопасности Украины (СБУ) считает, что Стетюха тогда преподносил информацию о событиях на Украине достаточно тенденциозно".

На следующий день блогеры вернулись домой. "Нам казалось, что все можно решить диалогом, потому что до сих пор все недопонимания мы могли вслух при встрече разъяснить даже наиболее радикально настроенному человеку, – сетует Стетюха, – Я написал открытое письмо всем, у кого были ко мне вопросы, рассказал, что мои контакты лежат в открытом доступе в сети. Мы хотели встретиться с Доником, писали Олене Гитлянской лично. Не было ни звонка, ни оповещения, хотя это же рискованно: мы находились в зоне АТО с аннулированными постфактум аккредитациями. Там же война. Какой-нибудь придурок мог, узнав нас на улице и решив, что мы шпионы, проломить нам голову. Мы в этот момент были в Краматорске возле штаба АТО, ждали аккредитаций, зашли на телеканал "До ТеБе", спросили: "Ребята, мы, похоже, враги народа, куда звонить?" Редактор попытался связаться с Гитлянской, сказал: пока никаких официальных заявлений нет. Мы пришли в штаб АТО, нам распечатали аккредитации, мы говорили с военными порядка 45 минут "за жизнь". На следующий день Гитлянская снова написала, что все, аккредитации аннулированы, будем депортировать. Мы связались с украинскими правозащитниками, спросили, что нам делать. Они посоветовали от греха подальше выехать из зоны АТО. Через блокпост проехали спокойно, а ближе к вечеру, когда мы подъезжали к Центральной Украине, нам позвонили из штаба АТО, спросили: "Вы где?" Узнав, что мы подъезжаем к Киеву, сказали, мол, слава богу, аккредитации почему-то аннулированы, здесь вас могли бы и задержать. Тогда мы уже связались с латвийским консульством в Киеве, там попытались еще раз на официальном уровне связаться с СБУ, и спустя несколько часов перезвонили нам и сказали, что никаких официальных объяснений им не дали. Дальше пошли версии: якобы мы скрыли свои фамилии, потому что они были написаны латиницей. На моей аккредитации фамилия написана в двух вариантах: первый как в документах, по-латышски, второй в украинской транскрипции, которая соответствует русской. Фамилия Стетюха редкая, подделать ее невозможно".

На официальный запрос корреспондента Радио Свобода Олена Гитлянская ответила кратко: "Службой безопасности Украины была аннулирована аккредитация для работы в зоне АТО указанным в вашем списке журналистам за нарушение ими "Порядка аккредитации представителей средств массовой информации при оперативном штабе управления антитеррористической операцией в Донецкой и Луганской областях". В интересах обеспечения национальной безопасности Украины гражданам Латвийской республики Stetjuha Aleksejs и Rozencovs Valentins запрещен въезд на территорию Украины сроком на пять лет".

Если бы они написали хоть одну строчку с извинениями в адрес оболганных ими бойцов АТО, это было бы дело. А не слова

С выложенными в интернет в рамках проекта "НаiВные путешественники" интервью ознакомились и в самопровозглашенных республиках на востоке Украины. "Человек из ДНР", по словам Стетюхи, предупредил его, что после "слащавых постов о Западной Украине и ВСУ" безопасность на той стороне им никто не гарантирует. "У нас на тот момент была неформальная договоренность в ДНР о том, что мы туда можем проникнуть, и официальная договоренность с украинскими ВСУ о том, что мы можем пройти через коридор, – говорит Алексей Стетюха, – Но с той стороны нас "укропами" начали считать. Правда, потом другой человек оттуда сообщил, что готов предоставить сопровождение, гарантировать безопасность в зоне ДНР и ЛНР и организовать интервью, съемки, если мы все покажем честно. Но для этого нам уже пришлось бы заехать туда через Россию, через Ростов. Мы на прямое нарушение закона не пошли".

Стетюха разочарован, но не удивлен провалом проекта "НаiВные путешественники":

– Нам сложно представить, каково это, когда два с половиной года гибнут твои близкие и друзья. Естественно, у человека до предела обостряются все чувства. Если бы я был на их месте, и ко мне приехал якобы независимый журналист, о котором я знаю только то, что два года назад он работал на федеральный канал России, у меня бы тоже к нему доверия не было. Но разница в том, что я бы со своей стороны попытался с ним встретиться и понять лично. У них такого желания не возникло.

– Весь негатив исходил не от людей, с которыми мы общались реально, а от пользователей сети, которые нас порой даже не читали, – считает Валентин Роженцов. – Нам очень удобно было бы просто молча проехаться по стране, поговорить, а потом вернуться и написать отчеты. Но мы решили быть открытыми. Травля в сети сделала наши дальнейшие передвижения невозможными. Поэтому мы просто уехали домой. Два года назад в Донецке я сфотографировал ресторан "Диалог", который располагается с торца городской администрации. И кто-то краской внизу вывески подписал: "не вышел". Диалог у нас с Украиной не вышел.

Роман Доник в ответе другому волонтеру Виктору Пузанову, у которого Стетюха и Роженцов брали интервью и который их поддержал, написал: "То, что они исправились, одумались, передумали, это слова. Если бы они написали хоть одну строчку с извинениями в адрес оболганных ими бойцов АТО, это было бы дело. А не слова. Если бы они написали хоть один материал в защиту Украины, у себя в Риге, это было бы дело. А не слова. Если бы они хоть что-то сделали там, в Риге в своих русскоязычных изданиях, такого, что можно было бы воспринять как попытки переосмыслить. Но нет. Они стабильны".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG