Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дети при кладбище, шашлыки при церкви


Ансамбль Успенской церкви погоста Боголепово обезображен новыми постройками

Ансамбль Успенской церкви погоста Боголепово обезображен новыми постройками

Православие в России превратилось де-факто в государственную религию. Тем не менее РПЦ мало заботится о соблюдении священниками норм законодательства в области охраны памятников старины. Успенская церковь погоста Боголепово в подмосковном Клинском районе не такая прославленная и старинная, как, скажем, Соловецкий монастырь или Рязанский кремль. А все-таки это тоже объект культурного наследия федерального значения. И там тоже с размахом ведется незаконное строительство.

Пусть вокруг храма лес, и от ближайшей автобусной остановки надо пройти пешком два километра, но все же это не такой медвежий угол, чтобы никто ничего не узнал о безнаказанном своеволии. Особую прелесть этой истории придает то, что Успенская церковь находится на территории государственного комплекса "Завидово" ФСО России и неподалеку от президентской резиденции "Русь".

Церковь построена в конце 18-го века. Вместе с другими старинными сооружениями – часовней, домом причта и оградой – она образует архитектурный ансамбль. И весь этот давно сложившийся комплекс, а не отдельные его части, является памятником, где нельзя ничего ни разрушать и ни строить. Между тем, сообщает местный житель краевед Алексей Николаев, настоятель храма Леонид Пильнов развернул бурную деятельность и нет на него никакой управы:

Порекомендовал мне в его церковь не ходить

– Во-первых, на территории церкви построена гостевая трапезная – прямо над рекой Яузой, а это особо охраняемая зона государственного заповедника. По сути, трапезная – это такое кафе с шашлычной и мангалом. Тут же предлагается еще одна услуга – можно рыбу ловить. Во-вторых, рядом священник построил двухэтажный дом. Правда, он мне говорил, что сделает воскресную школу, но потом оказалось, что он себе дом построил. Это уже второе здание. Потом все там же построили трехэтажное жилое здание якобы для детского приюта. Там живет семья Королевых, которой дали в опекунство девятерых детей. Плюс рядом с трехэтажным домом построено каменное здание хозяйственного назначения. Построили и так называемый "баптистерий" – бассейн, не бассейн на месте, где раньше гусей купали. Правда, над ним купол возвели. Сейчас к этой крестильне делают еще какую-то пристройку.

Вот сколько новых сооружений на исторической территории памятника! На этот памятник в 1975 году был составлен паспорт научного учета, в котором отражена его историческая территория. Сейчас из-за чужеродных элементов о неизменности облика культурного объекта не может быть и речи. Более того, некоторые части ансамбля повреждены или уничтожены.

Хотя бы интерьеры памятника не пострадали? Или настоятель церкви их тоже "улучшил", сообразуясь с собственными представлениями о прекрасном?

Приют в таком месте создавать неправильно

– Пострадали. На том месте храма, где центральный иконостас, это была летняя, так называемая "холодная", то есть неотапливаемая церковь с подлинными старинными полами. Они состояли из литых металлических плит, что типично для церковной (да и не только церковной) архитектуры того времени. К примеру, в Клинском районе есть деревня Шипулино. Там в храме такие замечательные полы сохранились. Это необыкновенная память о творцах, о создателях. А здесь они исчезли. Не задумываясь летнюю церковь превратили в зимнюю, сделав в ней теплые полы. При этом не подумали ни о вентиляции, ни о смещении точки росы. Ни о чем! В результате в некоторых местах штукатурка стала отваливаться.

С росписями?

– В том числе и с росписями. Среди прочего страдают иконы. Там есть одна икона 18-го века. Она или исчезла, или кто-то что-то с ней сделал.

То есть вы ее не узнаете?

– Ее не было три года. А потом ее повесили в храме, и она вся почернела. Возможно, это результат неумелой реставрации. Конечно, я был шокирован, ведь я себя считал прихожанином этой церкви.

– И вы начали действовать?

– Да. 5 апреля специалист Министерства культуры Московской области по моему заявлению осуществлял проверку этого памятника культуры и истории. В этой проверке принимал участие я вместе с ответственным секретарем Клинского отделения ВООПИиК (Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры) Михаилом Томилиным и главным редактором газеты "Клинская неделя" Виктором Гладышевым. В их присутствии священник Успенской церкви Леонид Пильнов сказал, что я не прихожанин этого храма, и порекомендовал мне в его церковь не ходить. Однако я прихожанин. Я там на всех службах обязательно бывал. Я живу здесь! Для меня в воскресенье пойти в какой-то другой храм – очень далеко.


Все началось с того, что в 2015 году праздновалось 500-летие со дня упокоения преподобного Иосифа Волоцкого. В этом храме есть его икона с частицей мощей. Я предложил батюшке в честь праздника сделать киот для этой иконы. И вот в период его изготовления я со многими негативными сторонами жизни столкнулся. Все это меня подвигло к тому, чтобы задать вопрос: что творится в этой церкви, почему разрушается памятник.

Стоишь на службе и должен оглядываться, не тяпнет ли тебя гадюка

Кроме этого, из местной газеты я узнал, что в недостроенном здании, которое возводится прямо на кладбище, организован детский приют. Стена одного из новых домов практически служит кладбищенской оградой. Между тем санитарные нормы требуют, чтобы жилье находилось на расстоянии не менее 50 метров. Об эмоциональной стороне, о влиянии на детскую психику и говорить не приходится. Я считаю, что приют в таком месте создавать неправильно. Есть в России более достойные места, где дети могли бы жить и воспитываться.

Правильно ли я поняла, что кладбище действующее и оно примыкает к ансамблю этой церкви?

– Да, оно фактически окружает церковь. Ближайшая могила находится в 50 сантиметрах от церковной ограды. Опасность представляет не только близость захоронений. В этой церкви с каждым годом увеличивается количество ядовитых змей. Когда мы пришли 5 апреля, весь пол был покрыт сплошными следами от этих змей. Однажды со мной был случай. Это еще до того, как батюшка меня выгнал. Я пришел в храм. Стал дожидаться, когда начнется служба, и присел на лавку. Вдруг слышу – кто-то шипит. Смотрю – под лавкой гадюка. Мы вместе с уборщиком церкви ловили эту змею, выносили ее на улицу. А их больше и больше прибывает. На сайте батюшка пишет: "Любите белочек, любите змей. Какая радость, что тут змей полно, а она еще ни одного у нас не укусила!"

Я предложил батюшке: давайте СЭС вызовем. Нельзя же, чтобы такое количество змей было в храме! Стоишь на службе и должен оглядываться, не тяпнет ли тебя гадюка. Он говорит: да кто же их здесь выведет, да они и никому не мешают!

И вы, ни о чем не договорившись с настоятелем, стали обращаться в разные инстанции?

Я ей приснился в непотребном образе. Обзывает меня "рогатым", то есть дьяволом

– Да. Я сначала обратился в местную администрацию. Написал главе администрации Сокольской. Написал начальнику заповедника "Завидово" Александру Егорову. Обратился с письмом к митрополиту Коломенскому и Крутицкому Ювеналию. Не получив от них достойных ответов, я встречался с благочинным клинских церквей священником Евгением Мальковым. Он повздыхал, развел руками и сказал, что сам ничего не может сделать с этой церковью.

Почему? Ведь он же поставлен начальником над священником Леонидом Пильновым?

– Не знаю. Странное у нас с ним было общение. Я говорю: отец Евгений, где в Клинском районе есть православная церковь, которая не принадлежала бы попу? Куда я могу пойти помолиться? Он говорит: а что у вас произошло? Я говорю: меня Пильнов выгнал.

Вы теперь вообще не можете попасть на службу в эту Успенскую церковь?

– Я могу туда приходить. Но там прихожане настроены против меня. Одна прихожанка сны какие-то пересказывает и рассказывает, как она обсуждает их с настоятелем. Будто я ей приснился в непотребном образе. Обзывает меня "рогатым", то есть дьяволом. Говорит, что мне камень на голову упадет. Все это мне неприятно слушать. Я прихожу в церковь помолиться. Для этого надо иметь определенное душевное настроение. А когда столько грязи и зла, не лежит душа туда идти.

Так вот, священник Евгений Мальков не нашел ничего лучшего, как посоветовать писать президенту России, чтобы добиться правды. Он признался, что приезжал в церковь Успения и спрашивал отца Леонида, зачем он нарушает законы. А тот ничего не ответил, только пожал плечами.

Ну хорошо, после этого церковное руководство могло ведь принять надлежащие меры, то есть обязать Леонида Пильнова исправить ошибки?

– Сошлюсь на ответ епископа Воскресенского Саввы, который написал нам, что все, что построил священник, он через судебные органы узаконит и все встанет на свои места. У меня душа болит за эту церковь. Это удивительно намоленное место. Построенная в 1792 году, она никогда не закрывалась.

Она и в советское время была действующей?

– Да. Должен здесь такую ремарку сделать. Обвиняют советский режим в безбожии, в уничтожении святынь и так далее. Но на клинской земле есть много церквей, которые в советское время не закрывались. Так вот, когда стараниями священника Пильнова случилось все это разрушение, то куда только я не обращался! И в "Единую Россию", и в ЛДПР, и в другие партии. К моему удивлению, откликнулась только фракция депутатов КПРФ. В частности, председатель комиссии ГД Алексей Русских заинтересовался этим вопросом. Он пытается нам, клинским краеведам, помочь. По крайней мере, он во все инстанции чиновникам направил запросы: почему такое творится с этой церковью, почему не принимаются меры к восстановлению исторического облика этого места?

Как бы то ни было, вы столько уже инстанций прошли, а ничего не меняется. Что думаете дальше делать?

Проверка должна или подтвердить эти факты, или же прийти к выводу, что я слепой, что капитальное двухэтажное здание на самом деле не существует

– Все-таки кое-что меняется. Есть судебное решение, обязывающее главу администрации сельского поселения Воздвиженское Александра Данилова провести проверку, потому что памятник находится на территории этой поселковой администрации. Это судебное решение обязывает провести качественную проверку всех фактов, которые изложены в моем заявлении. И по приюту, и по новостройкам. Проверка должна или подтвердить эти факты, чтобы дальше принимать меры по их устранению, или же прийти к выводу, что я не прав. Иными словами, что я слепой, что, к примеру, капитальное двухэтажное здание на самом деле не существует.

– Состоялась ли уже такая проверка?

– Нет. Данилов мне написал, что он отказывается выполнять судебное решение.

На основании чего?

– Ну, ему так захотелось. Он считает, что в его обязанности не входит проверка территории, за которую он отвечает. Однако сейчас я пытаюсь получить в суде исполнительный лист, чтобы передать его судебным приставам, чтобы судебные приставы заставили главу поселения выполнить решение суда. Я надеюсь, что на следующей неделе я исполнительный лист получу.

Кроме того, я, пенсионер и специалист Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, столкнулся с Министерством культуры Московской области. А сейчас те, кто занимается охраной памятников, и специалисты, которые работали в Министерстве культуры Московской области, перешли в Главное управление культурного наследия. Так вот, один из специалистов Артем Минейчев звонил мне и угрожал, предупреждая, чтобы я прекратил куда-либо жаловаться. Я даже писал по этому поводу заявление в полицию.

Что же он вам говорил?

– Буквально следующее: "Если вы не прекратите, я добьюсь, чтобы вас из ВООПИиКа исключили. Кроме этого, у вас будет куча неприятностей". Самое главное не в этом, а в том, что Главное управление культурного наследия так и не провело качественной проверки. Оно признало: да, трехэтажный дом построен незаконно. Но он построен так давно, что в суд мы не будем обращаться.

Давно – это когда?

– Они считают, что уже прошло три года со времени окончания стройки, хотя у меня есть доказательства, что и до сих пор стройка не закончена. Акта ввода в эксплуатацию этого здания нет. А по другим зданиям они вообще закрыли глаза и ничего не отвечают.

В связи с этим я направил в Клинский городской суд исковое заявление на Главное управление культурного наследия, требуя, чтобы суд их обязал провести качественную проверку и ответить мне на все поставленные вопросы. Клинский городской суд мне отказал в иске. Чем он это мотивировал? Что я не уполномочен защищать интересы граждан. Хотя я в заявлении писал, что не пытаюсь защищать интересы граждан, я пытаюсь в соответствии с данными мне Конституцией правами защитить свои интересы.

А именно право на всенародное достояние, каким является историческое и художественное наследие.

– Конечно! А в связи с тем, что мне отказали в рассмотрении иска, я был вынужден направить частную жалобу в Мособлсуд на действия Клинского городского суда. На действия судьи, отказавшей мне в рассмотрении иска. 26 сентября Мособлсуд будет рассматривать мою частную жалобу. Я надеюсь, что он примет правильное решение и иск в отношении Главного управления культурного наследия Московской области будет рассмотрен, – говорит Алексей Николаев.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG