Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Риге 13 октября начинается первая часть независимого фестиваля документального кино "Артдокфест".

В декабре в Москве, Петербурге и Екатеринбурге пройдет вторая часть проекта, которому два года назад было отказано в государственном финансировании из-за политической позиции его президента Виталия Манского. Фильмом Манского "Родные" открывается рижская часть фестиваля. Это картина о большой семье режиссера, живущей в разных городах востока и запада Украины. О программе "Артдокфеста" Виталий Манский рассказал в интервью Радио Свобода:

Стратегия "Артдокфеста" – это выстраивание программ и фильмов вокруг определенных тем. Какие главные темы "Артдокфеста" в этом году?

– Главными темами на "Артдокфесте" 2016 года являются и война на Донбассе, и ситуация вокруг этой войны. Я специально подчеркиваю, что не ситуация в Украине. Россия по уши вовлечена в эту войну, и тут вполне корректно говорить о ситуации в России и на Украине. У нас целая программа "Война и мир", и там фильмы, которые сняты и в России. Например, о добровольцах, россиянах, воюющих на Донбассе. Это тоже теперь часть наших документальных исследований пространства и времени, в которых мы живем. И вторая тема, она являет свое почти отсутствие на фестивале: это актуальная современная российская политическая действительность. По сути дела, она впрямую представлена только одной картиной – это фильм, от авторов которого мы чуть ли не вчера получили сообщение, что они меняют название, и теперь он называется что-то вроде "Несостоявшаяся революция". Раньше он назывался "Против "Платона", или Настоящих буйных мало". Это единственный действительно погруженный в некую несостоявшуюся политическую протестную акцию документальный фильм. Есть еще картина, которая по касательной относится к актуальной политике, ну, очень по касательной. Это, конечно, Павленский, который, с одной стороны, художественный акционист, но, учитывая отношение к художнику современной власти, это уже некое политическое высказывание.

Мы вошли в некую стадию апатии

И есть картины, которые вообще не находятся в политической плоскости, но герои которых так или иначе выражают свое отношение к происходящему вокруг, это есть и в конкурсе, есть и во внеконкурсных картинах. Но вот так, как в прошлые годы, фильмов, целостно посвященных политической ситуации, нет. И это, конечно, сильно и уверенно отражает общее положение вещей. Это похоже на общую политическую картину, потому что после Болотного протеста и после достаточно четко выраженного политического волеизъявления миллионов граждан России мы вошли в некую стадию апатии. Я даже не знаю, что уже может россиянина тревожить, как-то выбить из седла или заставить чему-то возмущаться. Все то ли устали, то ли уже поняли, что набрали градус бессмысленности действий, и документалисты это чувствуют. Таких картин мало, и это тоже знак времени.

Виталий Манский

Виталий Манский

Я бы сказала, что это напоминает о результатах голосования на недавних выборах в Госдуму, крайне низкой явке. А как же быть с картиной о Ходорковском Кирилла Туши? Это, насколько я понимаю, прямой рассказ о человеке, который влияет на политику или, по крайней мере, пытается на нее влиять.

– Да, мы показываем спецсобытием вторую часть Кирилла Туши "Ходорковский", первая часть в свое время открывала "Артдокфест" и вызвала, помню, серьезную реакцию. Не хочу предрекать меньшую востребованность и зрительский интерес ко второй части "Ходорковского", но этот отход массового избирателя от своего права как-то повлиять, изменить нашу жизнь, неприход на избирательные участки, думаю, будет каким-то образом ретранслироваться и на зрительские предпочтения. Я не думаю, что в 2016 году будут сносить двери на вторую часть о Ходорковском, как это происходило в 2012 году. Притом что Ходорковский сегодня может высказаться, может предложить какие-то вполне очевидные варианты развития, в том числе, политической системы, что-то эстетическое, этическое. Он человек неравнодушный, и понятно, что у него есть определенные политические… я бы не назвал это амбициями. Человек потерял 10 лет жизни, и тут уже не вопрос амбиций, а вопрос какого-то жизненного предначертания, которое он для себя определил. Одним словом, с Ходорковским сегодня интереснее общаться, чем с заключенным Ходорковским, участвующим в фильме либо в виде нарисованного персонажа, либо в финальной сцене из двух-трех фраз. Мне кажется, что общество само по себе уже в меньшей степени заинтересовано, готово или нуждается в этих диалогах.

Это очень странное состояние, я его до конца не могу даже обозначить, я его чувствую, но понять его до конца не могу. Но это очевидно происходит. И много картин, которые передают эту определенную растерянность, безысходность, эту определенную попытку вырваться, уйти в какие-то свои пространства и там закупориться. Такие фильмы есть, они очень интересны, они есть и в конкурсе. Это картина о людях, которые пытаются сопротивляться, она называется "Против течения". Это, казалось бы, очередной фильм о переселении и затоплении малых деревень в связи то ли со строительством плотины, то ли какой-то электростанции, то еще с каким-то очередным поворотом рек. И даже в каких-то очень отвлеченных художественных картинах – например, как в дебютной работе питерского молодого автора, студентки, по сути дела, Института кино, которая называется "Красота". Эта работа практически является экранизацией знаменитой цитаты: "Когда б вы знали, из какого сора…" Она посвящена молодому поэту, живущему в нашей российской, как всегда, прекрасной действительности. И там есть такая фраза одного из героев: "Где-то там тебя превозносят, а где-то тут тебя п...дят". Казалось бы, картина об этой мятущейся душе, которая каким-то образом родилась там, где не должна была родиться, и начинает слагать какие-то стихотворные формы, отражающие реальность. И там в числе прочего есть его взгляды на кремлевских обитателей, весьма актуальные, и ты думаешь: черт возьми, где это происходит и как вообще до него доходят эти вибрации кремлевских тектонических сдвигов, молодой парнишка… Там даже не указано в фильме, где он снимался, российские севера или даже Ленинградская область, но эти волнующие нас вопросы присутствуют каким-то таким эхом. Не буквальным прямым высказыванием, а эхом, которое доносится отовсюду, но не соединяется в какое-то единое мощное высказывание. Вот это знак сегодняшнего времени.

Виталий Манский на "Артдокфесте"

Виталий Манский на "Артдокфесте"

Хотелось бы поговорить еще о двух режиссерах – о Сергее Лознице и о Виталии Манском. Полагаю, что украшением фестиваля будут "Аустерлиц" Лозницы и "Родные" присутствующего в беседе автора. Давайте начнем с "Аустерлица" Лозницы. Этот фильм был уже показан на нескольких международных фестивалях. Он у вас в конкурсе?

– Да, мы пригласили Сергея с его картиной в конкурс. Мы каждый год показываем фильмы Лозницы, он для нас принципиальный автор. Ну, он вообще принципиальный автор для современного документального кино, как, впрочем, и не только документального. Его игровые картины участвуют в Каннском фестивале и получают призы, но в данном случае мы говорим о документальном кинематографе. Он очень концептуален, очень кинематографичен, и конечно, наш фестиваль не может без картины Лозницы обойтись. И мы признательны, что Сергей нам всегда отдает свои российские премьеры. В данном случае речь идет о фильме "Аустерлиц", который очень прост, с одной стороны, но тем не менее поднимает глобальные вопросы и современной Европы, и нашего отношения к опытам и урокам прошлого, которые, как нам кажется, мы уже хорошо изучили. Мы уже вроде бы эту прививку получили, и она нас практически на веки вечные ограждает от последующих возможных инфекционных заболеваний, которые могут выкосить опять миллионы и миллионы человеческих жизней.

Давайте уточним, что мы говорим о нацистских лагерях смерти.

– Мы говорим о лагерях смерти, которые превращены в музеи, и я даже не знаю, как изначально поднимаются вопросы о создании там музеев. Наверняка это не были сразу музеи, это были какие-то центры памяти, а вот сейчас это в каком-то смысле… Я должен сказать, что я был в нескольких таких местах, которые по реакции приезжающих туда туристов… эта реакция в чем-то мне напоминала посещение японскими туристами замка Принца Датского в Дании. Как известно, Принца Датского не существовало, это искусственный персонаж, но тем не менее для японских туристов создана такая экскурсионная программа, и они там с удовольствием селфятся, не хочу огульно обидеть японцев. Но в контексте сегодняшних проблем Европы, не тех проблем, которые нам пытаются из российских телеприемников определить, а тех реальных проблем социализации, коммуникации с приезжающими мигрантами, с возрождением определенных партий, которые на естественном конфликте с живущими в Европе людьми пытаются строить свои политические проекты и планы развития, и прохождение в различные парламенты, там есть очевидные проблемы; и на фоне этих проблем взгляд на недавнее европейское прошлое через такой аттракционный, туристический трип по концлагерям… потому что Лозница снимал не в одном лагере, а он снимал во многих лагерях, и он не случайно называет картину "Аустерлиц", отсылая, скорее, к известному роману, нежели к конкретному лагерю. Нам интересно эту картину и показать, и обсудить, и хотелось бы, чтобы Лозница приехал не только в Ригу, а он приезжает, но и в Россию, хотя в Россию он в последние годы по принципиальным соображениям не приезжал.

Теперь давайте поговорим о режиссере Виталии Манском. Не о директоре и патроне фестиваля, а о человеке, который представит картину "Родные" о своей собственной семье.

– Я бы с удовольствием, и я говорю это абсолютно искренне, показал картину “Родные” на каком-нибудь другом фестивале, то есть не на том фестивале, где я являюсь куратором. Но, памятуя мытарства и трудности показа в России картины "В лучах солнца", повествующей о Северной Корее, далекой от нас, не имеющий ничего общего, казалось бы, с современной Россией, которую отказывались показывать фестивали, которые я люблю, ценю и которые являются важными столпами российской киноиндустрии. Я не стал искушать судьбу и решил не дожидаться никаких других фестивалей, а решил российскую премьеру сделать на "Артдокфесте". Естественно, не в конкурсе, не во второй по значимости программе "Среда", а в тематической программе "Война и мир", о которой уже сказал, эта программа посвящена теме войны, в частности, войны на Донбассе. И в эту программу вовлечены фильмы как российские, так и украинские, она повествует как о России, так и об Украине. Картина "Родные" абсолютно вписывается в эту программу, потому что она каким-то образом объясняет или вскрывает фундамент конфликта, который сейчас разворачивается на наших глазах и уносит тысячи человеческих жизней. Так получается, что мой день рождения совпадает с фестивалем в Москве, а это действительно фильм обо мне, о моей семье, о моей маме, о сестрах, братьях, тетках, и я решил показать его в свой день рождения. Я не часто теперь бываю в Москве, и приглашу всех, кто хочет меня поздравить, со мной повидаться, познакомиться, на просмотр этого фильма, обязательно устрою после него обсуждение, и полагаю, что оно будет горячим. Я готов к горячему, честному и принципиальному разговору на эту тему. Потому что сейчас этот разговор абсолютно вымыт из российского социума, мы как-то все уже определились, все уже поняли, с какой стороны баррикад они находятся, а диалога я не слышу. Я хочу его предложить. Я хочу, чтобы "Артдокфест" вернул нормальный, цивилизованный диалог в российское общество. Потому что без диалога мы… Ну, не воевать же нам, в конце концов. Лучше, может быть, сначала попытаться найти общий язык?

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG