Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Притяжение “дна”


Реальные зарплаты в России выросли в сентябре на 2,8% к прошлогоднему уровню, сообщил Росстат. Это уже третье их повышение в 2016 году и самое крупное.

Реальные зарплаты в России выросли в сентябре на 2,8% к прошлогоднему уровню, сообщил Росстат. Это уже третье их повышение в 2016 году и самое крупное.

Представленные на этой неделе Росстатом макроэкономические данные за сентябрь аналитиков немало удивили. Они показали, что в стране был отмечен резкий рост и реальных зарплат, и потребления. Так, спад объемов розничной торговли сократился до двухлетнего минимума, хотя и не сменился пока еще ростом. Причем восстановление спроса отмечено и по продуктам питания, и еще большее - по непродовольственным товарам. Что же такое произошло в сентябре?

Первое, на что обратили внимание аналитики в данных Росстата – годовое падение оборота розничной торговли в России в сентябре оказалось минимальным за период аж с декабря 2014 года! Хотя, напомним, падение еще сохраняется, а до возобновления роста оборотов торговли им сначала предстоит выйти на нулевой уровень.

Росту и экономики, и доходов населения традиционно сопутствует рост промышленности. Он в России идет сегодня только за счет добывающих отраслей, а это - конъюнктурный рост, временный. Тогда как обрабатывающие производства, упав на “дно”, так на нем пока и остаются.

С чем это было связано в первую очередь? Как можно предположить - с эффектом “низкой базы” прошлого года, то есть чисто арифметическим изменением. Или же, если обратиться к более оптимистическим оценкам, с тем, что россияне, условно говоря, вновь начали “возвращаться” в магазины? Если, конечно, об этом уже можно говорить… Наш собеседник – ведущий эксперт исследовательского института “Центр развития” Высшей школы экономики в Москве Николай Кондрашов:

- На 80% это связано с “эффектом базы” прошлого года: тогда в сентябре розничный товарооборот стремительно падал – более чем на 1% всего за месяц. Теперь же, в последние три месяца он начал понемногу расти – в среднем на 0,2% в месяц. Но все же нынешнее, благоприятное сравнение темпов год к году прежде всего объясняется именно “эффектом базы”, а не текущей динамикой.

Спрос на продукты питания всегда гораздо менее эластичен (то есть меняется в зависимости от ситуации в экономике), чем спрос на непродовольственные товары. А по непродовольственным – данные за сентябрь примерно в полтора раза “лучше” (спад - меньше), чем по продовольствию. Более того, еще в июле-августе, как отмечали эксперты, явно наметился помесячный прирост объемов продаж непродовольственных товаров. Но можно ли в целом говорить о том, что именно динамика объемов торговли непродовольственными товарами в большей степени отражает общую динамику и платежеспособного спроса населения, и, соответственно, частного потребления в стране в целом?

- И да, и нет. С одной стороны, в нормальной экономической ситуации потребление непродовольственных товаров традиционно растет сильнее, чем потребление продовольствия. С другой стороны, спрос на непродовольственные товары куда более чувствителен к резким колебаниям курса рубля. Плюс необходимо учитывать и динамику объемов платных услуг населению. Скажем, в сентябре розничный товарооборот, да, немного вырос, тогда как платные услуги “упали”, и весьма прилично. А потому суммарный потребительский спрос и сократился. Другой важный момент – в периоды благоприятных цен на продовольствие у населения остается больше свободных средств, которые оно может направить на покупку непродовольственных товаров. Поэтому надо учитывать все составляющие.

Нынешнее, благоприятное сравнение темпов год к году прежде всего объясняется именно “эффектом базы”, а не текущей динамикой.

В России, как следует из данных Росстата, уже четыре месяца подряд, начиная с июня, отмечается годовой прирост реальных зарплат, то есть с поправкой на инфляцию. На ваш взгляд, в большей степени - это просто результат снижения самой инфляции или действительно повышения зарплат?

- Данные о том, что реальные зарплаты в России начали расти, во многом соответствуют действительности. Процесс начался еще в феврале этого года, когда реальные зарплаты вдруг резко выросли, хотя до этого никаких сигналов к этому не наблюдалось. И с тех пор, можно сказать, наблюдается некоторый “слегка положительный” тренд. Предприятия в целом все же смогли найти некие ресурсы, чтобы компенсировать своим работникам те потери, которые они понесли во время острой фазы кризиса. Как бы неожиданно для многих это ни звучало… Причем такой рост отмечается в большинстве секторов экономики, а не только, скажем, у бюджетников. Наконец, данные Росстата о том, что зарплаты начали расти, подтверждаются и тем, что налоговые сборы с зарплат, в виде налога на доходы физических лиц (НДФЛ), также выросли.

Розничный товарооборот, да, немного вырос в сентябре, тогда как платные услуги “упали”, и весьма прилично. А потому суммарный потребительский спрос и сократился.

В сентябре, по данным очередного исследования аналитического холдинга “Ромир”, в России был отмечен резкий рост расходов населения – правда, лишь на повседневные нужды, а не на более дорогие покупки. Как отмечали авторы исследования, “средний чек” покупок, после более чем полугодичного пребывания на отметках трехлетней давности, в сентябре прибавил сразу 6%. По вашим представлениям, в какой мере можно вести речь о некой смене вектора?

- И по годовым темпам, как показывают данные Росстата, наблюдается оживление потребления, и с точки зрения текущей его динамики. Скажем, в сентябре, после устранения фактора сезонности, также отмечается небольшое, правда, но улучшение. И вывод “Ромир” о том, что спрос улучшился, пусть даже лишь в части повседневных нужд, данные Росстата, по крайней мере, подтверждают.

Данные о том, что реальные зарплаты в России начали расти, во многом соответствуют действительности. Процесс начался еще в феврале этого года, когда реальные зарплаты вдруг резко выросли, хотя до этого никаких сигналов к этому не наблюдалось.

Но попробуем все же оценить ситуацию в целом. Судя по макроэкономической статистике последних трех-четырех месяцев, в какой степени, на ваш взгляд, можно ставить вопрос так: никакого реального улучшения частного потребления в России (а это, напомним, – более половины общего объема российской экономики) пока не наблюдается, а то, что фиксируется статистикой, это, скорее, результат того, что, упав до некоего “дна”, частное потребление, условно говоря, лишь слегка над ним “приподнялось”? И это не значит еще, что оно уже вновь пошло в рост… Или вам это видится иначе?

- Я, скорее, именно так и охарактеризовал бы текущее положение… Потребительский спрос неуклонно падал с самого начала кризиса. В последние три месяца - июль, август, сентябрь, когда это падение прекратилось, динамика была такой: за первые два месяца общий спрос на товары и услуги вырос примерно на 1%, а в сентябре, наоборот, сократился на 0,5%. То есть пока можно говорить о том, что частный спрос в стране застопорился где-то у “дна”. В нем проявляются, вероятно, какие-то признаки роста, но текущих наблюдений явно не хватает еще для того, чтобы говорить о новой тенденции. Мы полагаем, что спрос этот уже достиг “дна” и теперь, хотя и очень постепенно, начинает “приподниматься”. В 2017 году, по нашим оценкам, розничный товарооборот, скорее всего, вырастет где-то на 1-1,5%. Да, это совсем немного, но, по крайней мере, будет свидетельствовать о том, что экономика вышла из рецессии и начинает постепенно восстанавливаться.

Свою статью по макроэкономическим итогам августа, опубликованную в сборнике вашего института, вы назвали “Некрепкий отскок”. Если оценивать статистику сентября в рамках именно динамики розничной торговли и реальных зарплат населения, какого типа заголовок вам представлялся бы более или менее адекватным?

- Вероятно, сейчас я назвал бы текст, скажем, “Осторожный разворот” - как-то так… То есть некие признаки стабилизации, вроде, очевидны, но признаков именно восстановления роста пока не видно. И в любом случае росту и экономики, и доходов населения традиционно сопутствует рост промышленности. Он в России идет сегодня только за счет добывающих отраслей, а это - конъюнктурный рост, временный. Тогда как обрабатывающие производства, упав в этот кризис на “дно”, так на нем пока и остаются. А именно на обработку все, включая Центральный банк, и возлагают надежды. Динамика потребления в стране тоже пока очень вялая. То есть, условно говоря, от “дна” кризиса мы, скорее всего, хотя очень слабо, уже оттолкнулись, но на большее пока сил явно не хватает, - отметил в интервью Радио Свобода Николай Кондрашов.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG