Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О Рудольфе Нуриеве и его жизни написана не одна книга и снят не один биографический фильм. Но нет в них этой удивительной истории. Истории любви и душевной привязанности, вдохновения и разочарования. В ней есть несколько разгадок. В том числе и объяснение, почему так необычно выглядит надгробие великого танцовщика на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа. Фильм "Рудольф Нуриев. Остров его мечты" будет показан в конкурсной программе фестиваля неигрового кино "Артдокфест".

О том, как малоизвестный факт биографии Нуриева (мы не будем полностью раскрывать в этом тексте интригу) вырос в документальное кино, рассказывает автор картины, киновед Евгения Тирдатова:

– Это произошло достаточно случайно. Я отбирала фильмы на Московский кинофестиваль и пригласила турецкую картину "Я так сильно тебя люблю". Приехала режиссер и продюсер этого фильма Нурдан Текеоглу, и мы с ней разговорились. К тому времени я уже заинтересовалась Нуриевым, у меня был написан сценарий игрового фильма о нем, я ей об этом рассказала. И вдруг она мне говорит: "Знаете, Женя, когда я была маленькой, я была на выступлениях Нуриева в Турции". В Стамбуле была постановка "Спящей красавицы". Мне стало очень интересно, и я попросила Нурдан разыскать какие-то связанные с этим материалы. И довольно скоро она меня свела с Ясемин Пиринссиоглу – близкой подругой Нуриева, которая сопровождала его в этих неизвестных мне доселе поездках по Турции и которая была продюсером постановки "Спящей красавицы" в стамбульском театре. Я немедленно собрала вещи и поехала знакомиться с Ясемин. Она мне рассказала много историй, большая часть из которых потом вошла в фильм. И я поняла, что это совершенно замечательный материал, который может стать фильмом. Надо сказать, что до этого я прочитала очень много книг о Нуриеве, пересмотрела все возможные видеоматериалы, постановки балетов и прочее, но нигде, ни в одной книге не было ничего про его турецкую историю.

Эцио Фриджерио хотелось запечатлеть Нуриева в движении: это последнее путешествие, которое накрывается этим ковром

Мы организовали съемку в Турции, Ясемин пригласила нас с оператором Димой Ермаковым на виллу, в тот дом, в котором она сейчас живет, дом, который Эцио Фриджерио строил для Рудольфа Нуриева. Сюда каждый год приезжают его друзья. Ясемин мне и рассказала историю этого дома, историю поисков острова. Мы вместе с ней пропутешествовали по всей Турции, из Стамбула на юг. Туда же приехал известный итальянский театральный художник Эцио Фриджерио и его жена Франка Скуарчапино. (В 2011-м Фриджерио и его жена, художник по костюмам Франка Скуарчапино, работали над балетом "Спящая красавица", который был поставлен для открытия нового здания Большого театра. В 1990 году Франка Скуарчапино получила премию "Оскар" за костюмы для фильма "Сирано де Бержерак". – РС). В общем, я вошла в это окружение, мы сняли рассказы друзей Рудольфа Нуриева, истории, интервью.

– В фильме очень много уникальных съемок. Как удалось их найти?

– Конечно, я сразу же задала друзьям Рудольфа Нуриева вопрос, не осталось ли материалов, которые были бы сняты во время тех поездок, когда шли поиски того самого острова мечты. Мы перерыли все, что можно было, и ничего не обнаружили, кроме фотографий. Но я была настойчива, и в конце концов Ясемин вспомнила, где могут быть материалы – их снимала и она сама, и Дус Франсуа – душеприказчица Нуриева, подруга, самая главная женщина в его жизни. И мы нашли эти материалы, они хранились в нью-йоркском архиве. И когда я увидела все это, поняла, что мы нашли просто бесценное сокровище.

– В фильме есть кадры и из игрового фильма, где Нуриев предстает не как классический балетный танцовщик, а как актер и исполнитель современного танца. В России они тоже не очень известны...

– Это как раз фрагмент из довольно известного фильма "Валентино" Кена Рассела, где Рудольф Нуриев играет Рудольфо Валентино, икону немого кинематографа… Как известно, Нуриев снялся как актер в двух фильмах – "Валентино" Кена Рассела и "На виду" Джеймса Тоббака. В обоих картинах Нуриев исполняет главные роли.

Могила Рудольфа Нуриева на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа

Могила Рудольфа Нуриева на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа

– Как выглядит надгробие на могиле Рудольфа Нуриева, знают многие. Но благодаря вашему фильму многие найдут разгадку, почему оно именно такое. Для вас это тоже было открытием?

– Конечно! Я тоже этого не знала. Мне казалось, что я знала все о западном периоде жизни Нуриева. Об этом написано много книг, сняты документальные фильмы. И конечно, тема фильма рождалась с моим открытием нового материала. Я знала, как выглядит надгробие на могиле Нуриева, меня оно всегда удивляло, казалось немножко чересчур вычурным. В жизни он был таким эпатирующим, шокирующим, и даже после смерти этот нарциссизм остался, и вот его могила выделяется среди всех остальных. И вот нашелся ключ, очень простой! Во-первых, оказывается, что это была идея Эцио Фриджерио, и он рассказывает, что ему хотелось запечатлеть Нуриева в движении: вот это последнее путешествие, которое накрывается пологом, этим ковром, этим килимом. Это было его страстью, его душевной привязанностью ко всем этим краскам.

– Хотела бы сделать вам комплимент: фильм сделан очень деликатно. Многие известные люди не решаются публично говорить о каких-то вещах. Я имею в виду признание Эцио Фриджерио о том, что в последние годы Нуриев у него вызывал отторжение…

Он руководил на кухне, так же как руководил в искусстве

– Никто не заставлял Эцио говорить об этом, из него лились эти воспоминания абсолютно естественно. Просто получилось так, что в этот самый дом Ясемин пригласила нас всех пожить, подышать этим воздухом, и мы вместе там жили несколько дней. Ну, и очевидно, возникла какая-то степень доверия. Но я ни в коем случае не давила, я просто просила рассказать Эцио о встречах с Нуриевым. Они в основном пришлись на последние годы жизни Рудольфа Нуриева. Он сам стал рассказывать, как строился этот дом в Турции, как сделана могила Нуриева… и было видно, что эта тема для него очень болезненная до сих пор. Эцио был растроган до слез, и эти воспоминания растревожили его душу. Видимо, хотел рассказать о том, что было всегда с ним: это ощущение, что не зная ничего о тяжелой болезни Нуриева, Эцио вдруг увидел дорогого ему человека, друга, с которым они работали к тому времени уже очень долго, и у него наступило естественное отторжение, он испугался, не хотел этого видеть… Помните, Эцио говорит: "Я увидел ангела, который не мог взлететь". Это было для него страшно – он видел ангела, который летал, ведь с прыжками Нуриева не мог сравниться никто, казалось, еще чуть-чуть – и он взлетит. И вдруг – эта физическая немощь, которую он не мог не выражать всем своим существом.

Евгения Тирдатова, получившая главный приз в конкурсной программе "Кинопродукция. Окно в мир" за фильм "Рудольф Нуреев. Остров его мечты", август 2016 года

Евгения Тирдатова, получившая главный приз в конкурсной программе "Кинопродукция. Окно в мир" за фильм "Рудольф Нуреев. Остров его мечты", август 2016 года

– Видели ли этот фильм на родине Нуриева, его родственники и друзья? И какова была их реакция?

– В Башкирии этот фильм никто не видел, и родственников у него там нет. У него вообще очень мало родственников. Из тех, кто остался, его старшая сестра и племянница живут в Монте-Карло очень замкнуто, и никакого отношения не имеют ни к миру балета, ни к искусству вообще. На самом деле, они никогда не были близки с Рудольфом. И единственный человек, которого он очень любил и мучился, что не может видеть, – это была его мать. Что касается его друзей, то это и был его мир, его семья. Друзья у него очень хорошие, преданные, и они в основном живут в Петербурге. Недавно был показ нашего фильма на фестивале "Послание к человеку", и я там собрала их всех: Люба Мясникова, Леонид Романков, Тамара Загржевская – это его очень близкие друзья. Я боялась показывать им фильм, потому что это люди, кажется, о Нуриеве знают все и очень этим дорожат. А тут вдруг какой-то чужак вторгается на их территорию и касается чего-то очень личного. Но с их стороны не было ни единого критического замечания, они почувствовали, что я тоже с этим материалом обращаюсь очень бережно. И я испытала настоящее счастье от такой их реакции!

Он обожал турецкие ковры, ткани, рисунки на турецких коврах. Это вдохновляло его на танец

Евгения Тирдатова говорит, что, если бы не Ясемин, этого фильма бы не было. В интервью Радио Свобода Ясемин Пиринссиоглу рассказала о том, почему история острова мечты Рудольфа Нуриева более двадцати лет оставалась вне поля зрения биографов великого танцовщика:

– Это очень личная история. И она была известна в нашей большой семье – семье его друзей. Абсолютно случайно Нурдан, которая знает Евгению, позвонила мне и спросила: "Это вы были знакомы с Нуриевым?" Потом они вдвоем приехали ко мне, и я им рассказала половину той истории, которая легла в основу фильма. Евгения была взволнована моим рассказом. Я ведь много лет дружила с Рудольфом.

– Эта история дает неожиданную разгадку, почему надгробие на могиле Нуриева выглядит именно так…

– Да, это именно так, потому что он обожал турецкие ковры, ткани, рисунки на турецких коврах. И это вдохновляло его на танец.

– Но все же почему никто из исследователей творчества Нуриева, его биографов не попросил вас рассказать об этом? Это небрежность биографов?

Подходили прохожие и спрашивали: "Вы можете нас сфотографировать?"

– Нет, была одна английская дама, фамилию которой я не помню. Она написала большую биографическую книгу о Нуриеве. Она брала у меня интервью, и я ее консультировала по этому поводу. В ее книге, кажется, есть несколько страниц об интересе Нуриева к Турции. Его интерес был не очень понятен на Западе, но зато может быть хорошо понятен в России. Потому что турецкие деревни ему очень напоминали те места, где он провел свои детство и юность. В турецких деревнях он видел женщин. которые Рудольфу напоминали его маму. Он рассказывал свои детские истории, как ел только суп с хлебом, по сути, это была горячая вода с хлебом и с добавлением небольшого количества специй. Он рассказывал о том, как у него не было игрушек, и его мама мастерила их из лоскутков ткани, о том, как во дворе он гонял тряпичный мяч, наполненный песком. У него была очень сильная ностальгия по родной Уфе. С другой стороны его очень вдохновляло сочетание моря и зелени на турецком побережье. Он любил поесть куриный суп, любил хорошую выпивку. Ему нравилось, что на улицах его никто не узнает, что он может здесь ходить, как обычный человек. Потому что на улицах Парижа или Лондона его все узнавали. А здесь подходили прохожие и спрашивали: "Вы можете нас сфотографировать?" Понимаете, не с ним сфотографироваться, а чтобы он сфотографировал каких-то незнакомых людей. Поэтому он чувствовал себя здесь комфортно, плюс мы с ним уже стали близкими друзьями. Если у него была семья, то я была частью этой семьи, которая приняла его в этой жизни на Западе.

– Остались ли еще какие-то факты биографии Рудольфа Нуриева, которые по сей день неизвестны тем, кто интересуется жизнью и творчеством великого танцовщика?

– Есть много историй. Например он любил не только вкусно поесть, но и готовить. И когда он это делал время от времени, то руководил на кухне, так же как руководил в искусстве. Он говорил: "Сделай так!" Это было очень смешно... Таких историй было много в течение всей нашей дружбы, которая продолжалась 12 лет, мы встречались каждые три месяца и проводили вместе месяц, начиная с 1981 года и до самой его смерти в 1993 году, – рассказала Ясемин Пиринссиоглу.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG