Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Я не испытывала настоящую боль"


Депортированные в Сибирь литовцы

Депортированные в Сибирь литовцы

Руту Шепетис называют самой известной литовской романисткой, хотя она почти не говорит по-литовски и родилась в США. Это препятствие, тем не менее, не мешает ей писать о самых трагических событиях литовской истории – оккупации балтийских республик Советским Союзом накануне Второй мировой войны, – превращая полные горя истории жизни реальных людей в героев своих двух романов. Книги Руты Шепетис опубликованы в более чем пятидесяти странах мира, но, к сожалению, не в России. По словам писательницы, она не дала согласия публиковать перевод первого и самого успешного ее романа, Between Shades of Gray ("В оттенках серого"), в издательстве, тесно связанном с нынешними властями. Независимые российские издатели пока не предлагали опубликовать ее книги.

"В оттенках серого" – роман о депортации литовцев после оккупации стран Балтии в 1941 году советскими войсками. Главная героиня – пятнадцатилетняя Лина Вилкас, насильно вывезенная из Каунаса в Сибирь вместе с матерью и братом. Чтобы написать эту книгу, Рута Шепетис сделала десятки интервью с пережившими депортацию литовцами, латвийцами и эстонцами. Она говорит, что могла бы написать документальную книгу, но решила остановиться на беллетристике, потому что художественная литература, по ее мнению, позволяет историческим фактам обрести человеческое лицо. Понять это Руте Шепетис помогла история ее собственной семьи:

Рута Шепетис

Рута Шепетис

– Мой отец родился в Литве, но я росла в Соединенных Штатах. В США мое имя, Рута Шепетис, у многих вызывало вопросы "кто ты, откуда?". Мне приходилось постоянно говорить: "Я – литовка, я – литовка". И однажды я задумалась, что это значит? Чтобы ответить на этот вопрос, я отправилась в Литву. Впервые это произошло в 2005 году, я встречалась с родственниками. Там я обнаружила, что некоторые члены нашей семьи, а детей у моего дедушки было очень много, были депортированы в Сибирь. И я поняла, что совершенно ничего не знаю о депортации литовцев. Так у меня появилась идея написать книгу, потому что раз я, американо- литовка, ничего не знаю о событиях того времени, то, наверное, люди в разных странах мира тоже этого не знают. Я довольно быстро придумала, кто будет главной героиней моего первого романа: молодая девушка, мечтающая о свободе и не боящаяся рассказать о своих страданиях – в отличие от многих других, кто не решался возвысить голос.

У выдуманной вами главной героини есть прообраз – кто эта девушка?

– Ее зовут Даля Гринкевичуте. Она была арестована и депортирована в Сибирь, к Морю Лаптевых, к Северному полюсу. То, что она пережила, заставляет мурашкам появляться на коже – она все описала. Она вела дневник, делала рисунки, а в конце жизни положила все это в сосуд и закопала в литовскую землю. Ее история почти неизвестна, но я надеюсь, что однажды о ней узнает весь мир. Ее воспоминания были переведены в Соединенных Штатах издательством чикагского университета. У меня была возможность их прочитать. И благодаря ее воспоминаниям появилась главная героиня моей книги.

Однако большая часть повествования основана на рассказах других людей, расскажите о ваших встречах с депортированными, как вы их находили?

– У меня есть литовский знакомый, который помогал мне в работе – организовал поездку по разным регионам Литвы и помог связаться с литовской организацией, которая занимается депортированными к морю Лаптевых. Люди из этой организации поначалу с настороженностью отнеслись ко мне, дескать, что американка может знать об этих событиях? Сейчас я могу сказать, что без этих людей у меня не получилось бы написать книгу. Ведь мой роман основывается на пережитом ими. Это, по сути, их история.

Что вам показалось в этих рассказах самым важным?

– Что так много людей получили такой ужасный опыт. Иногда я не могла спать по ночам, потому что не могла поверить, что люди на самом деле пережили то, о чем они мне рассказывают. Одно дело художественная литература, работающая с вымыслом, и совсем другое – ужасающая реальность. Вот история одной из женщин: днем во время урожая их заставляли работать на свекольном поле. Одна из ее подруг была так голодна, что откусила от одного из овощей. Надсмотрщики пришли с плоскогубцами и вырвали ей зубы… Это было так страшно... Я использовала это в тексте, но мой издатель сказал, что нужно убрать этот пассаж, что это очень тяжело будет восприниматься читателями. Но другие истории были не менее ужасающими. Одну из моих собеседниц депортировали на другой день после родов, забрали вместе с ребенком прямо из больницы, потому что даже новорожденный ребенок был в списке на депортацию. Ребенок умер в поезде, едущем в Сибирь. Мертвого его выбросили на пути через дыру в вагоне, потому что поезд не останавливался, пока не доехал до своей цели. После этих рассказов я подумала, что у меня больше нет права говорить, что мне больно. Я не испытывала настоящую боль. Я поняла, как мало знаю о настоящем мужестве, настоящей боли, настоящих трудностях.

Обложка книги "В оттенках серого"

Обложка книги "В оттенках серого"

Почему вы решили рассказать об этом подросткам? В одном из интервью вы говорили, что не собирались писать книгу для взрослых, хотя взрослые и стали ее читать, что вы писали для молодых людей.

– У меня есть теория, что у книг, которые человек прочитает с 12 до 15 лет, есть потенциал оказать на нас глубокое влияние. Я думаю, каждый может вспомнить текст, который он читал, когда был молодым. Взрослые заняты своими делами, у них нет времени. Конечно, они читают книги, но жизненные заботы не позволяют им сосредоточиться на них. И только прочитанное в молодые годы остается с нами. Вот почему целевой аудиторией я выбрала тинейджеров. Молодые люди не только способны глубже воспринимать текст, но и сильнее сопереживать. Если подросток говорит, что он влюблен или рассержен, это должно быть очень сильное чувство. Благодаря чувствам молодые люди обладают сильным чувством справедливости. При этом, к моему удивлению, взрослые приняли мои книги с не меньшим вниманием. Вероятно, потому, что я изначально ничего не упрощала, считая, что и подростки достаточно зрелы для того, чтобы воспринимать сложные темы. Таким образом стал возможным диалог между поколениями, и это потрясающе!

Две ваши книги посвящены темам, связанным со Второй мировой войной. Зачем, как вам кажется, нужно снова говорить о ней, если до настоящего времени вышли сотни и тысячи книг на эту тему?

Я надеюсь, что нам поможет сила художественной литературы

– Мне кажется, что никогда не может быть слишком много книг о Второй мировой войне, впрочем, как и о любой другой войне, потому что, несмотря на то что многие люди переживают военные события, каждый человек по-разному оценивает происходящее, и эти разные оценки очень важны. Что касается моей первой книги, "В оттенках серого", мой интерес был связан с тем, что это касалось моей семьи. Мой отец бежал из Литвы в 1940 году, 9 лет провел в лагере для беженцев, и это часть моей личности, я – дочь литовского беженца. В отличие от отца, его кузену не удалось убежать, и он оказался в Восточной Пруссии, откуда долго не мог уехать, и эти события описаны в книге Salt To The Sea ("Соль – к морю"). С тысячами других людей он боролся за свою жизнь.

Если говорить о Второй мировой войне, видите ли вы какие-то исторические параллели с настоящим?

– К моему большому сожалению, я их вижу. Моя новая книга, "Соль – к морю", о беженском кризисе в конце Второй мировой войны. И вот мы снова переживаем подобный кризис. Моя первая книга касается темы оккупации. И вот она снова здесь. Мне бы хотелось жить в то время, когда все это – в прошлом, когда не нужно думать об этом. Сейчас я езжу по странам Европы, представляя свои книги, и я вижу, что люди взволнованы сильнее, чем в прошлом (я сравниваю с 2010 годом, когда я начала регулярно ездить в Европу). Люди обеспокоены, они стали бояться.

Может быть, вы знаете ответ на вопрос, как это изменить?

– Я надеюсь, что нам поможет сила художественной литературы. Я уверена, что она обладает необходимой энергией в противовес сырым фактам и статистике, ведь люди считают их слишком стерильными и скучными. Когда речь идет о главном герое книги, статистика становится гуманной, показывается живой человек. И таким образом история становится важной, читатель ищет на карте страну, о которой идет речь, начинает сострадать и даже может расплакаться, сопереживая главному герою. Благодаря вот этой силе литературы, благодаря готовности людей рассказывать другим о своей жизни, благодаря стремлению сохранить семейную историю, можно сохранить память даже после того, как люди из прошлого уже не будут с нами. Нам нужно сохранить историю. Я надеюсь, что благодаря истории отдельного человека прошлое удастся сохранить.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG