Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Денис и Катя, погибшие при невыясненных обстоятельствах (назовем это так) в поселке Струги Красные, – не Ромео и Джульетта, не Бонни и Клайд. И даже не Микки и Мэллори Нокс из эпического полотна Тарантино и Стоуна "Прирожденные убийцы". Давайте наберемся смелости и признаем очевидное: такого еще не было. Это совершенно новый сюжет, за который нам следует благодарить товарища Путина, причем не только в переносном, но и в прямом смысле. Потому что история эта не про смерть, а про жизнь.

За смерть у нас, как известно, отвечают всадники Апокалипсиса – Яровая, Мизулина, Кузнецова. Они же белые ходоки. Их заезженная пластинка про "семью и школу" и "тлетворное влияние интернета", действительно, пахнет могилой. От нее молоко скисает, герань вянет, муха бьется о стекло. А потом включаешь видеозавещание Дениса и Кати – и по стене бегут солнечные зайчики…

Они родились уже при Путине и погибли еще при Путине. Судя по даче отчима ("спецназовца, эфэсбэшника, охотника") и по гаджетам, все у них было шоколадно. Конфликт, послуживший спусковым крючком, не стоит выеденного яйца. Да они, в общем-то, и не предъявляют родителям ничего конкретного: "Я вас любил, но вы сами не заметили того, как разрушили мою психику и жизнь". Что не так? Все! Остановите планету – я сойду…

Они – просто нормальные люди, не успевшие покрыться чешуей. Собственно, реальное содержание их бунта – отказ от чешуи

Устроенная Катей и Денисом "онлайн-трансляция для друзей" не оставляет камня на камне от клише, которые пытаются на них натянуть. Первыми в утиль отправляются "Ромео и Джульетта" и прочие "Вам и не снилось..." Нет в их отношениях ничего похожего на невротическую подростковую влюбленность. Есть родство душ, есть теплота и огромное уважение друг к другу. Редкие взрослые пары могут таким похвастаться! В этой тонкой сфере заметна любая фальшь, игра на публику, нездоровая экзальтация, попытки шантажа и прочие проявления воспаленного эго. У Дениса и Кати этого нет. Есть головокружение от "гибельного восторга", есть подростковая угловатость и легкая растерянность. Но все настоящее. Светлое и здоровое.

"…Страшно-страшно", – сказала она.

Денис поправил ее волосы, аккуратно уложив за ухо.

"За что?" – спросил он.

"За тебя", – сказала она.

"Больно было видеть, как ты грустишь. Я понимал, что я парень, я не мог тебе этого обеспечить [безопасности, спокойствия]", – сказал он.

Нам их трудно понять, потому что мы себя считаем здоровыми, а их – пациентами. Помните, как насекомые смеялись над Дюймовочкой?

– У нее только две ножки! – говорили одни.

– У нее даже нет щупалец! – говорили другие.

– Какая она слабенькая, тоненькая! Того и гляди, переломится пополам, – говорили третьи.

А они – просто нормальные люди, не успевшие покрыться чешуей. Собственно, реальное содержание их бунта – отказ от чешуи. Катя и Денис так и остались с голой кожей, которая все чувствует, которой больно. В том, что они делали, не было ни плана, ни мотива, ни цели. Их били – они летали. Вот, собственно, и все. Когда Кате стало плохо, она прижалась к единственному родному существу на целом свете – Денису. А он прижался к ней. Им некуда было идти – и они залезли в пустующий дом отчима-силовика. А там оказался сейф с оружием. Просто совпало. Что им мог предложить мир за окном, кроме чешуи? Чем они могли ему ответить, кроме картечи (не прицельно, а "в белый свет как в копеечку")?

Бонни и Клайда обидело бы такое сравнение…

Возмущаются: "С ними не вели переговоры! С ними не работали психологи!" Ну почему же? Вели. Мама Кати пришла "качать права" сама, мама Дениса – прислала эсэмэску с угрозами ("это дорого вам обойдется"). И психологи, наверняка, зачитывали им какие-то абзацы из методички. Что-то душеспасительное – про чешую… Помните отчаянный вопль Марты в к/ф "Тот самый Мюнхгаузен": "Неужели обязательно нужно убить человека, чтобы понять, что он живой?!" В нашем случае смерть лишь усугубляет непонимание.

Конечно, удобно считать Катю и Дениса психически неуравновешенными "геймерами", завсегдатаями "суицидальных пабликов". Озабоченно качать головой, цокать языком и сетовать на "семью и школу". А тем временем на их страницы "ВКонтакте" приходят такие некрологи:

"Ты была всегда честна и добра ко мне. Поддерживала в трудную минуту. Ты умела развеселить и была всегда смелой".

"Мне так не хватает вас… Я не знаю, почему вы так поступили, почему совершили все это. Мы столько пережили всего вместе, столько и веселых и грустных моментов".

И отправляют виртуальные подарки. В основном — бейсболки с надписью Make America Great Again.

Владимир Голышев – публицист и драматург

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG