Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Танго в Вене


На долю стран ОПЕК сегодня приходится 34% всей добываемой в мире нефти и более 40% ее экспорта

На долю стран ОПЕК сегодня приходится 34% всей добываемой в мире нефти и более 40% ее экспорта

На следующей неделе в штаб-квартире ОПЕК в столице Австрии пройдет встреча нефтедобывающих стран, включая Россию. Ее итоги во многом предопределят динамику цен на нефть в ближайшие месяцы, а значит – и курс российского рубля, для которого стоимость барреля по-прежнему остается решающим фактором. В конце сентября на встрече в Алжире страны ОПЕК предварительно согласились сократить объемы собственной добычи, но для рынка нефти, по его же опыту, это еще вовсе не значит, что так и случится. Кроме того, все участники предстоящей встречи в Вене опасаются, что в случае сокращения ими собственной добычи, освободившееся место на мировом рынке уже вскоре будет занято другими производителями. В первую очередь, теми, кто ни в каких переговорах вообще не участвует.

До встречи группы нефтедобывающих стран в штаб-квартире ОПЕК в Вене - всего несколько дней, она состоится 30 ноября, однако и до сих пор абсолютно вероятными остаются любые варианты ее исхода: и полный провал, и соглашение о “заморозке” добычи на неких уровнях, и соглашение о ее сокращении.

Скорее, соглашение с ОПЕК может быть выстроено таким образом, что Россия лишь “заморозит” свою добычу на текущих, очень высоких уровнях, тогда как страны ОПЕК соглашаются на небольшое сокращение собственной добычи.

Но при таком разбросе ожиданий какие-то варианты уже “заложены” рынком в текущие цены на нефть? Ведь рынок всегда смотрит вперед…

Василий Танурков, заместитель директора группы корпоративных рейтингов Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА), аналитик нефтяного рынка:

- Нельзя сказать, что в них заложен абсолютно оптимистический сценарий. Но достаточно уверенно можно сказать, что – и не самый пессимистический. Динамика цен на нефть в последние две недели говорит, скорее, о том, что ожидания вполне позитивные. Мы увидели одновременно и укрепление доллара, и удорожание нефти. В обычной ситуации такого не происходит, цена на нефть, как правило, падает, когда доллар растет. Поэтому, на мой взгляд, примерно 5 долларов в нынешних ценах и есть та “премия”, которая отражает текущие ожидания участников рынка. Вероятно, это, конечно, - не сценарий сокращения добычи. Но если страны договорятся о ее “замораживании”, то, скорее всего, какого-то существенного нового роста цен от текущих уровней уже не будет.

5 долларов “ожиданий”, как вы говорите, при текущих ценах в 48-49 долларов за баррель – это очень даже немало, более 10%. Если продолжить эту логику, то, в случае провала переговоров в Вене, цены могут сильно упасть?..

Василий Танурков:

- Действительно, цены могут сильно уйти вниз. Ведь обычно, если рынок ожидает чего-то относительно “хорошего”, а происходит прямо противоположное, то и реакция возникает соответствующая. И тогда нынешняя “премия” в цене может обернуться уже своей противоположностью - дисконтом. То есть, в случае наиболее негативного исхода встречи, если не будет никакого соглашения, можно ожидать падения цен даже до 40 долларов за баррель.

Андрей Полищук, аналитик нефтяного рынка, австрийский банк Raiffeisen:

- На мой взгляд, рынок все-таки скептически относится к перспективе “замораживания” добычи. Скорее, ожидания таковы, что, если и будет объявлено о “заморозке” для участников ОПЕК (возможно, и с присоединением России), то на практике эта рекомендация, скорее всего, соблюдаться не будет. Как это бывало и раньше, когда устанавливалась квота, но по факту через месяц-два мы видели, что далеко не все участники нефтяного картеля ее соблюдают. Думаю, примерно на это и ориентируется сегодня рынок. Поэтому, если “заморозка” и будет объявлена, то или возможен лишь небольшой рост цен, или они плюс-минус останутся на тех же уровнях. А когда через месяц-два выйдет очередная статистика добычи нефти в этих странах, рынок, скорее всего, будет разочарован.

А если встреча в Вене завершится, по сути, без каких-либо серьезных решений, какой может быть реакция рынка, по вашим представлениям?

- Если в переговорах будет полный провал, и страны ОПЕК не договорятся ни между собой, ни с Россией, то, думаю, стоит ожидать отката цен к уровням ниже 45 долларов за баррель.

Согласиться на то, чтобы Россия заняла их долю рынка, ничего фактически за это не “заплатив”, да еще и “гарантировать” ей более высокие цены из-за сокращения предложения со стороны ОПЕК… та же Саудовская Аравия на это явно не пойдет.

Если страны ОПЕК на этот раз как-то ограничат свою добычу, то цены на нефть могут вырасти до 60 долларов за баррель, заявил на этой неделе в интервью агентству Bloomberg исполнительный директор Международного энергетического агентства (МЭА) Фатих Бирол. Но тут же добавил, что такое повышение цен приведет и к росту добычи нефти в мире, особенно – сланцевой нефти в США. Тем более, что американские компании ни в каких переговорах с ОПЕК или другими странами не участвуют вовсе. Это прекрасно понимают и все участники встречи в Вене. По вашим представлениям, для них это, тем не менее, еще не повод отказываться от ограничения собственной добычи? Из тех уже соображений, что любое соглашение способно поддержать цены – хоть на какое-то время…

Василий Танурков:

- Думаю, что это все же фактор в пользу достижения соглашения… Ну, просто потому, что сложившаяся ситуация с доходами от продажи нефти уже весьма тяжела для стран ОПЕК, у них возникла масса бюджетных проблем. Более того, если в 2014-2015 годах можно было говорить, что весь избыток нефти на мировом рынке формируется именно за счет прироста добычи в Соединенных Штатах, то уже в 2016 году нет никаких оснований так считать. Текущая добыча стран ОПЕК достигла теперь многолетних максимумов, тогда как добыча в США, наоборот, существенно сократилась. И если оценить, насколько выросла добыча ОПЕК за последние два года, то получается, что весь нынешний избыток нефти на рынке - это, по сути, дополнительное ее предложение именно со стороны ОПЕК.

Андрей Полищук:

- Конечно, они опасаются, что при росте цен на нефть (как результат “заморозки” или сокращения производства нефти в странах ОПЕК), добыча в США может возрасти. И фактически американские компании просто-напросто займут на мировом рынке долю тех, кто “заморозил” или сократил свою добычу. Это – главное опасение участников ОПЕК, которое и мешает им договориться.

Но есть и другой фактор: сегодня мало кто представляет себе тот уровень цен, при которых компании сланцевой нефти в США действительно будут готовы существенно нарастить добычу. То ли это 50 долларов за баррель, то ли 60 долларов или даже выше… Соответственно, члены ОПЕК могут как-то “заморозить” свою добычу, а дальнейшие шаги предпринимать, исходя уже из реальной динамики производства нефти в США. Ведь не исключено, что при ценах и в 50-55 долларов особенного роста добычи в США мы не увидим. И что это может стать лишь уровнем некой ее стабилизации…

Если оценить, насколько выросла добыча ОПЕК за последние два года, то получается, что весь нынешний избыток нефти на рынке - это, по сути, дополнительное ее предложение именно со стороны ОПЕК.

Министр энергетики России Александр Новак заявил на конференции в Москве в четверг, что избыток нефти в мире до конца года составит примерно 1 млн баррелей в день (при общемировом спросе, по текущим оценкам МЭА, в 97 млн баррелей в день), тогда как еще в начале года он составлял 1,8 млн баррелей. Понятно, точных оценок этого “навеса” предложения над спросом дать не может никто, но, тем не менее, если исходить из таких, то “навес” этот менее чем за год сократился почти вдвое. Теперь же, если вдруг ОПЕК решит выполнить свои же планы, заявленные на встрече в Алжире 28 сентября, то – чисто арифметически – этот избыток нефти может сократиться до минимума, если не исчезнет вообще. Но это только арифметически…

На ваш взгляд, сколь велика вероятность некоего отдельного соглашения – только стран ОПЕК? Или, наоборот, оно вряд ли состоится, если не будет поддержано другими странами, участвующими в переговорах? В первую очередь, Россией… Ведь президент Владимир Путин буквально несколько дней назад заявил о готовности России к “заморозке”, но не к “сокращению” собственной добычи, чего от нее добиваются страны ОПЕК…

Василий Танурков:

- Важно понимать, что у стран ОПЕК, по сути, две цели. Во-первых, стабилизация цен на нефть, а во-вторых, все-таки сохранение своей доли рынка. Если страны ОПЕК, в первую очередь - Саудовская Аравия, будут уверены в том, что сокращение их предложения нефти на рынке будет “компенсировано” другими производителями, то, с их точки зрения, в таком соглашении просто нет смысла. И здесь речь прежде всего идет о России: и ввиду масштабов российской добычи, и в силу ее неуклонного роста – как нынешнего, так и того, который, вероятно, продлится еще два-три года. Ведь без какого-либо соглашения с ОПЕК Россия сможет по-прежнему наращивать собственную добычу вплоть до 2019 года. Поэтому согласиться на то, чтобы Россия заняла их долю рынка, ничего фактически за это не “заплатив”, да еще и “гарантировать” ей более высокие цены из-за сокращения предложения со стороны ОПЕК… та же Саудовская Аравия на это явно не пойдет.

Андрей Полищук:

- Маловероятно, на мой взгляд, что Россия согласится на сокращение своей добычи. Скорее, соглашение с ОПЕК может быть выстроено таким образом, что Россия лишь “заморозит” свою добычу на текущих, уже очень высоких уровнях, что вполне устроит российские нефтяные компании, тогда как страны ОПЕК соглашаются на небольшое сокращение собственной добычи. Главным образом, со стороны Саудовской Аравии. Такой вариант, как мне представляется, может в принципе устроить всех…

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG