Ссылки для упрощенного доступа

Семейные побои перестали быть уголовным преступлением. В Сети готовятся к худшему

Госдума в первом чтении одобрила законопроект о декриминализации семейных побоев. Отныне однократные побои, нанесенные близким родственникам, переходят в категорию административных правонарушений. В Сети эта новость вызвала взрыв возмущения.

Катя Варга

А все в курсе, что наша дума в первом чтении приняла закон, который декриминализирует (то есть выводит из списка уголовных преступлений) побои в семье?
40% всех тяжких преступлений совершается в семье. По разным оценкам 12-15 тысяч женщин в год погибают в результате домашнего насилия. Порядка 70% жертв не обращаются за помощью. Теперь и не будут, бить домашних не преступление.

Oksana Baulina

За 2015 год от насильственных преступлений в семье пострадали 50 780 человек, в том числе 36 493 женщины и 11 756 детей. По официальной (!) статистике в России от домашнего насилия страдает один человек каждые 12 минут.

Alena Popova

Появились детали сегодняшнего голосования депутатов за "Стимулирование домашнего насилия в России"

1. Единственный депутат, который проголосовал "Против" - Лебедев Игорь Владимирович (ЛДПР). При этом его отец - Жириновский - проголосовал "За". Не представляю, что у них там в семье случилось. Надеюсь, ничего серьезного. Но Игорю Владимировичу большое спасибо
2. КПРФ почти в полном составе отказалась от голосования. Отказалась, но почему-то не проголосовала "Против"
3. Все депутаты Единой России с 100% результатом проголосовали "За"
4. НИ ОДНА ЖЕНЩИНА - "НАРОДНЫЙ ИЗБРАННИК" - НЕ ПРОГОЛОСОВАЛА "ПРОТИВ" ЭТОГО ЗАКОНА

Фонд Общественное Мнение в октябре 2016 провел опрос россиян. Был задан вопрос "За семейные побои сейчас предусмотрено уголовное наказание. Однако обсуждается предложение изменить законодательство и расценивать семейные побои не как уголовное преступление, а как административное правонарушение. Вы лично относитесь к этому предложению положительно или отрицательно?".

Женщины ответили на этот вопрос так:
Положительно - 19%
Отрицательно - 50%
Затрудняюсь ответить - 31%

Мужчины:
Положительно - 27%
Отрицательно - 36%
Затрудняюсь ответить - 37%

Возникает вопрос: Кого представляют все эти люди в Госдуме? Врагов нужно искать не за рубежом. Враги собралась по адресу Москва, улица Охотный ряд, дом 1

Результаты опроса ФОМ можно посмотреть здесь (http://fom.ru/Rabota-i-dom/13124), а результаты сегодняшнего голосования депутатов здесь (http://vote.duma.gov.ru/vote/97022)

Павел Пряников

В "Вестях" на России-1 сейчас бодрый репортаж с заседания в Госдуме, где одобрили в первом чтении закон о легитимности побоев в семье. "Семья это сакральное, всё должно оставаться в семье", - комментирует какой-то депутат-женщина.
КПРФ осторожно предлагает запретить бить в семье стариков, детей и инвалидов, но на них злятся, что они против сакральности.

У Госдумы прошли пикеты, однако депутатов переубедить не удалось.


Руководительница проекта Насилию.нет Анна Ривина цитирует свой комментарий для Wonderzine:

Хочется отметить, что в нашей стране нет закона против домашнего насилия, который есть в 143 странах мира. И вместо того, чтобы принимать закон, который необходим, мы, наоборот, делаем шаг назад. Если мы берём законодательство в том виде, в котором оно существовало с августа (я говорю именно о побоях в отношении близких лиц — статье 116 Уголовного кодекса), то тогда государство хоть как-то берёт на себя задачу по защите пострадавших членов семьи, поскольку обвинение носит частно-публичный характер. То есть не только пострадавший может инициировать обвинение — это могло делать и государство. Сейчас, если всё это уберут, получится очень простая история: будет какой-то акт агрессии, побои, будет штраф, который, скорее всего, будет виснуть на семейном бюджете. Если мы говорим о семьях с невысоким достатком, например, в 15 тысяч рублей, из них 5–10 тысяч будут выниматься для погашения этого самого штрафа. Это может как стать как дополнительным стимулом для последующей агрессии, так и удерживать жертв от подачи заявления.

Но самое страшное, что данные изменения не подразумевают защиты со стороны государства, если будет повторный акт агрессии. То есть женщина, которая второй раз оказалась в такой ситуации, должна будет потом самостоятельно собирать все доказательства, идти в мировой суд и доказывать, что произошло с ней, доказывать вину того, кто с ней так поступил. Мы знаем, что у нас абсолютное большинство женщин не обращается в суды и полицию. Мы абсолютно уверены, что это очень и очень неэффективный механизм, и не всегда даже те люди, которые защищают свои интересы при помощи адвокатов, могут достойно пройти этот путь. Поэтому можно сказать, что в принципе у нас насилие закрепят как норму поведения.

Комментаторы готовятся к худшему.

Наталия Камардина

Отныне женщина совсем беззащитна. Даже перед съехавшим от боярышника или просто от непрухи житейской мужика. У меня ощущение, что государство уходит ... покидает корабль. Плывите куда хотите и как хотите. ТОлько трубы с газом не трогайте и молитесь Путину.

Oxana Putan

У меня подруга пыталась разойтись с мужем, который просидел пять лет играя в танчики. Когда она озвучила своё желание удалить танкиста из семьи, танкист начал распускать руки. Попытка снять побои закончилась тем, что и участковый и медэксперт посоветовали ей "дать ему в следующий раз посильнее себя побить". Представляете? А сейчас вообще лафа, 30 тыс заплатил и пинай себе жену-отступницу хоть ногами в живот.

Anna Veduta

Пока Обама со слезами благодарит жену, у нас...Законопроект о декриминализации побоев в семье приняли в первом чтении

Шутки на эту тему вышли какими-то невеселыми.


Shamil Idiatullin

Одновременно был учрежден Семейный Гимн России, в качестве которого официально принята песня Владимира Высоцкого:

"Я женщин не бил до семнадцати лет -
В семнадцать ударил впервые,-
С тех пор на меня просто удержу нет:
Направо - налево
я им раздаю "чаевые"."

Комментаторы поминают недобрым словом Елену Мизулину, одну из авторов законопроекта, который, по ее мнению, необходимо было принять, чтобы «не разрушать семьи».

Алексей Беляков

Ура! Госдума с подачи Мизулиной разрешает побои в семье. За них не будет уголовного наказания. Пожалуй, женюсь на Мизулиной. Буду ласково называть "моя груша".

Olga Borisova

побить жену - 3000 рублей
ударить сына - 5000 рублей
семейные традиции - бесценно
для всего остального есть Елена Мизулина

Многим вспомнились и другие законы, по которым людей несправедливо сажают в тюрьму и с которыми Елена Мизулина почему-то не борется. Не далее как сегодня посадили в карцер воспитательницу Евгению Чудновец, которая сделала репост видео с издевательствами над ребенком.

Kristina Potupchik

Вчера 368 депутатов Госдумы проголосовали за декриминализацию домашнего насилия. Поправка о переводе семейных побоев из уголовных в административные принята почти единогласно в первом чтении. В качестве поводов ослабить ответственность за избиение жен и детей, Ольга Баталина призвала «не создавать впечатление того, что мы девальвируем ответственность, как таковую». По ее словам, 30тыс.руб. штрафа или 15 суток ареста серьезнее повлияют на нарушителей, чем уголовное дело. А Елена Мизулина вторила с думской трибуны, что сейчас для 116 статьи достаточно «даже анонимного сообщения».

Очень жаль, что г-жа Мизулина и четыре сотни поддакивавших ей коллег успели позабыть — согласно ч.7 ст.140 УК РФ, анонимное сообщение о преступлении не может быть поводом для возбуждения уголовного дела. С кем не бывает, запамятовали. Да и доводы на этом не кончились: «За шлепок в семье можно получить до 2 лет и клеймо уголовника на всю жизнь, - объясняет позицию Мизулина. - Это положение является спорным и антисемейным».

А знаете что, Елена Борисовна? Я ведь готова обеими руками поддержать вашу борьбу с законами, по которым можно получить реальный срок и клеймо на всю жизнь ни за что. Как насчет 282 статьи, по которой уголовниками становятся люди, сделавшие репост антифашистской карикатуры? Как насчет статьи 148 об оскорблении чувств верующих, ставшей поводом полгода гноить в СИЗО подростка, который ловил в храме покемонов в онлайн-игре? Не просыпаетесь по ночам, потому что снится Евгения Чудновец — молодая красивая девушка с Урала, которую посадили за «порнографию», когда та пыталась за вас работать гражданским обществом, репостнув трехсекундное видео о проблемах в региональном детском лагере? Или, может, вам снится ее трехлетний пацан, который встретил Новый год без мамы — или это у нас теперь «бесспорно» и «семейно»? А как дело о «госизмене» сочинской жительницы Оксаны Севастиди, посаженной за смску из трех слов о происходящем за окном — оно вас не беспокоит?

Dmitry Gudkov

Владимир Путин о деле Евгении Чудновец, посаженной за репост видео с предполагаемым издевательством над ребенком: «Я, честно говоря, даже фамилий этих не слышал, я обещаю, я посмотрю, просто не знаю, насколько там были справедливые решения».

Меньше месяца спустя Чудновец сажают в карцер на 15 суток.

Разобрался, посмотрел?

И хотя бы один депутат, сенатор, священник, на худой конец, что-то сказал.

Ратовать за побои в узком домашнем кругу и отжимать церкви — это всегда. Быть людьми — страшно.


Kulle Pispanen

очень много законов, принятых этими простигосподи недочеловеками, я ни простить ни понять не могу. но есть один, о запрете усыновления, который особенно. я была уверена что всю свою загробную жизнь потрачу на обход этих вурдалаков со списком детей, сгинувших в российских детских домах. буду приходить к ним, показывать им сережу, витю, олю и говорить, вот видишь, сука, этот ребенок на твоей совести, и подкидывать дрова под их котел. я думала этой работы мне хватит на всю мою загробную жизнь. ан нет. работы прибавилось. ну ничего буду в две смены ходить по этим ублюдкам и говорить, вот , смотри, катя, сеня, маша, которых пьяный отец-мать забили за то что съел последнюю картошку. не прощу

Вячеслав Егоров

В России от бытового насилия погибает около 14 000 женщин и около 3 000 мужчин в год. А ведь начинается всё с банальных побоев, правда? Уголовное наказание за которые эти уроды отменяют.

И еще (для справки): около двух миллионов малышей и подростков регулярно избивают родители, что для многих жертв заканчивается трагически. Семь тысяч детей становятся объектами сексуальных преступлений, а 50 тысяч вынуждены бежать из дома в надежде спастись от семейного концлагеря.

Горите в аду.

Другим комментаторам, впрочем, кажется, что дело тут не в суровости наказания: уголовное наказание за побои не в силах превратить насильника в любящего мужа или хорошего родителя, а особенности производства по уголовным делам не дают возможности изолировать виновника от членов семьи, страдающих от его рук.

Lena Alshanska

Как насилие (тюрьма это оно и есть) поможет ему измениться? Если мы говорим о родителе, который ударил ребёнка, его воспитательные практики существенно улучшит тюрьма, ага. Научиться бить без следов

Asmik Novikova

про впечатления
ложное, скорее всего, но думаю, что с этой декриминализацией побоев у людей имеется взгляд, что домашнее насилие как проблема решается за счет решения вопроса о мере наказания, его применимости или же смягчения.
я думаю, что домашнее насилие - проблема, которая решается через поиск ответа на вопрос о границах и формах вмешательства в семью. То есть это про приватность и частную жизнь, а не про уголовную репрессию. (Ну не считая того, что нужны сопровождающую семью сервисы, убежища, школы родительства и прочее). Но прежде всего, - это про интервенции властей в семью. У нас, кажется, очень боятся подходит к решению этого вопроса. Настолько, что даже толком поставить этот вопрос не могут

Блогеры и юристы пытаются разобраться, действительно ли декриминализация грозит ростом насилия в семьях.

Anastasia Ovsiannikova

У меня два вопроса к ужасающимся декриминализации семейных побоев.
То есть на самом деле больше, но для остальных нужно вдумчиво курить матчасть, которая за последние месяцы много менялась, а мне лень, поэтому всего два.
1. Скажите, а нынешняя ситуация (то есть пока принятые сегодня поправки не вступили в силу), когда наказание за семейные побои (меньшая степень вреда) существенно строже, чем за легкие телесные повреждения (большая степень вреда), вам нравится и ничем не смущает, верно?
2. Правильно ли я понимаю, что вы считаете правильным сажать на два года того, кто один раз шлепнул ребенка или один раз поставил жене синяк под глазом? Здесь: читайте внимательно, пожалуйста, я не написала, что шлепать детей и бить жену хорошо и правильно. Я спрашиваю, считаете ли вы правильным сажать на два года того, кто один раз шлепнул ребенка или один раз поставил жене синяк под глазом? Да, сажать в российскую тюрьму, конечно. Если же вы полагаете, что еще действующая редакция этого не позволяет, - объясните, пожалуйста, как это она этого не позволяет?
Спасибо.

Алексей Царев

Рискуя навлечь неудовольствие многих, всё же напишу, что не вижу катастрофы в связи с декриминализацией побоев в отношении "близких лиц" (которую окрестили уже "декриминализацией семейного насилия" и даже "разрешением бить жену").

Нынешняя декриминализация побоев в отношении "близких лиц", поскольку в отношении "далеких" она уже произведена, вполне разумна.

Остается административная ответственность за побои по статье 6.1.1 КоАП РФ, при этом наказание достаточно серьезно, а порядок привлечения существенно проще.
Есть статья 116.1 УК РФ за повторные побои. Тут сложность в том, что это дело частного обвинения, но часть 4 статьи 20 УПК РФ позволяет правоохранительным органам публичное преследование, если потерпевший зависимое лицо (например, избитая мужем неработающая жена) или ребенок.

Наконец, никто не отменял статью 117 УК РФ (Истязания), а ведь причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями и составляет суть домашнего насилия!

Так что давайте не будет поднимать панику..

Almat Malatov

Для меня главный аргумент тут то, что сажать за синяк под глазом тетки не захотят, следовательно, обращаться в полицию не будут. А вот административка за первый фингал под глазом вполне реалистичная упреждающая перспектива.

С этой точкой зрения согласна и правозащитник Наталья Холмогорова: она считает, что наказание стало даже более эффективным.

Как ни парадоксально это звучит, но, если вычеркнуть побои из списка преступлений, наказание за них станет и серьезнее, и эффективнее. Как такое может быть? Чтобы ответить на этот вопрос, разберемся, как закон борется с побоями сейчас.

Посадить драчуна в тюрьму сейчас практически невозможно. Статья 116, ч. 1 не предполагает лишения свободы. Наказание за побои – это условный срок или небольшой штраф.

Однако это именно уголовная статья. А это по определению означает долгое расследование и массу бумажной работы. От самого избиения до суда может пройти полгода и больше.

Драчун ходит на допросы, проходит через очные ставки с тем, кого побил, с ним проводят какие-то малопонятные процедуры, ему назначают государственного адвоката, наконец несколько месяцев спустя торжественно ведут в суд.

Он ждет какого-то серьезного возмездия – и когда вместо этого слышит, что его признали виновным и приговорили к штрафу в пять тысяч рублей, из уст его вырывается: «Как, и все?!» Это выглядит как индульгенция: иди, мол, и греши дальше.

Далее, уголовные дела по статьям небольшой тяжести (к которым относятся и побои) – дела частного обвинения. Это означает, что, например, избитая жена должна сначала сама подать в суд на тирана-мужа, а затем сама собрать против него доказательства.

Теперь предположим, что из категории «уголовщины» побои перешли в категорию административных правонарушений. Что изменилось?

– Возбуждать административные дела и представлять их в суде – задача государства. Активное участие потерпевшего для этого не обязательно.

– Человека, совершившего административное правонарушение, можно (и нужно) задержать. Громила из нашего примера отправится ночевать в «обезьянник», а избитые жена и дети избавятся от непосредственной угрозы, смогут вздохнуть свободно и подумать, что делать дальше.

– Производство по административному делу идет быстро. Никаких полугодовых расследований, никакой волокиты.

– Наконец, максимальное наказание по административному делу – 15 суток ареста.

Это, конечно, тюрьма-лайт, но все же именно тюрьма. Арест вырывает человека из обыденной жизни, лишает привычных развлечений и отвлечений.

Это не условный срок (который часто вообще не воспринимается как наказание) и не копеечный штраф – это серьезное потрясение, которое, возможно, заставит человека задуматься и что-то в своей жизни пересмотреть.

Однако комментаторы обнаружили в новой редакции закона все те же недостатки:

Anastasia Ovsiannikova

Резюмируя вчерашнее обсуждение про декриминализацию семейных побоев:

1. Благодаря бдительным Анастасия Счастливцева и Инга Руднева выяснилось, что там в действительности скверно. Во-первых, возможность наказания в виде штрафа (очевидно, в чем засада), во-вторых - что, оказывается, когда принимали летние поправки, статью 116 перевели в частно-публичное обвинение, но вновь введенная статья 116.1, которую сейчас не меняют, - статья частного обвинения. Я не юрист и не знаю, где написано, что по статьям частного обвинения потерпевший сам должен собирать доказательства, но знаю, что это так, и это конечно нонсенс. К слову, статья 115 как была, так и осталась в частном обвинении, и наказания в виде лишения свободы она как не предусматривала, так и не предусматривает.

2. Это поразительно, как редукция всех политических / регуляторных / социальных инструментов к уголовному кодексу покусала такое количество казалось бы либерально и антиправительственно настроенных граждан. Тем временем женщина, которую посадили за репост ролика с истязанием ребенка (благодаря чему было заведено дело, а мучители изобличены и наказаны) как за распространение детской порнографии, а теперь на зоне еще и в карцер на 15 суток отправили, передает большой привет всем, кто думает, будто статья за побои, останься она в УК, не использовалась бы для злоупотреблений и как карательная.

Всё.

Нельзя не отметить, что наказание в виде штрафа ударит не только по насильнику, но и по другим членам его семьи.


Многих беспокоит и то, что общественность может истолковать новые поправки превратно.

Dmitry Shkolnik

Я считаю, что у уголовного законодательства и правопрменительной практики есть много разных функций, и в том числе - посыл сигнала, чего делать нельзя. Угроза "двушечки" за фингал жене посылает сигнал "жену бить нельзя", а новый закон - "что там у вас происходит - внутрисемейное дело".

Судя по некоторым комментариям, такая опасность действительно есть.


Россия – страна с долгой историей семейного насилия, напоминает с цитатой из "Русской жизни" Татьяна Нарбут-Кондратьева:

"Думаю, что нигде не бьют женщин так безжалостно и страшно, как в русской деревне, и, вероятно, ни в одной стране нет таких вот пословиц-советов:
«Бей жену обухом, припади да понюхай - дышит? - морочит, еще хочет». «Жена дважды мила бывает: когда в дом ведут, да когда в могилу несут». «На бабу да на скотину суда нет». «Чем больше бабу бьешь, тем щи вкуснее».
Сотни таких афоризмов, - в них заключена веками нажитая мудрость народа, - обращаются в деревне, эти советы слышат, на них воспитываются дети.
Детей бьют тоже очень усердно. Желая ознакомиться с характером преступности населения губерний Московского округа, я просмотрел «Отчеты Московской судебной палаты» за десять лет - 1900-1910 гг. - и был подавлен количеством истязаний детей, а также и других форм преступлений против малолетних. Вообще в России очень любят бить, все равно - кого."

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG