Ссылки для упрощенного доступа

Лидер боснийских сербов Милорад Додик ускоряет развал Боснии и Герцеговины, ведя дело к новой войне на Балканах и усилению конфронтации России и Запада. Так многие оппоненты президента Республики Сербской воспринимают его заявления о начале выхода из единых вооруженных сил, прекращении контактов с международной администрацией и провозглашении независимости в случае присоединения страны к НАТО.

Новая порция радикальных заявлений, прозвучавших из уст Додика в последние дни, так или иначе связана с празднованием 25-летия Республики Сербской – территориального образования в Боснии и Герцеговине (БиГ), созданного здесь перед началом войны в 1992 году, но признанного законным лишь в рамках мирного Дейтонского соглашения 1995 года. Поскольку Конституционный суд БиГ ранее признал незаконным этот праздник, торжества и споры вокруг них обернулись всплеском националистических эмоций.

Западные участники урегулирования не раз призывали поискать для торжеств другие дни, которые не ассоциировались бы с войной и были бы приемлемы для всех общин, то есть не только для сербов, но также боснийских мусульман и хорватов, однако Додик эти призывы проигнорировал. Он широко отметил свой главный праздник, заручившись по этому поводу на сентябрьском референдуме почти 100-процентным согласием граждан РС своей республики, а заодно, как он утверждает, и поддержкой Владимира Путина.

Милорад Додик (слева) и президент Сербии Томислав Николич

Милорад Додик (слева) и президент Сербии Томислав Николич

Споры о Дне Республики Сербской, содержании этого праздника и его дате (9 января) идут давно, но в последние месяцы дело дошло до обострения кризиса с угрозами применения военной силы и окончательного демонтажа единого государства. На минувшей неделе сделаны новые шаги в этом направлении.

Никто, пожалуй, не сомневался, что Додик использует 25-ю годовщину образования Республики Сербской для продвижения своих сепаратистских взглядов и критики в адрес западных стран. Вопрос был лишь в том, какие решения он приурочит к этой дате. Одной из таких новостей стало его заявление о начале выхода из соглашения о единой армии, создание которой до сих пор считалось самой успешной реформой послевоенного периода.

Власти Республики Сербской втянули в политическую интригу Третий пехотный полк (военнослужащих из РС), направив его на праздничные мероприятия в Баня-Луку и построив перед участниками парада – ветеранами сербских формирований времен войны 1990-х и местными полицейскими. На требования своих оппонентов в Сараеве расследовать факты, связанные с участием военнослужащих в "неконституционном празднике", Додик пообещал положить конец существованию вооруженных сил БиГ.

Заодно он заявил о прекращении контактов с действующей в стране международной администрацией и ее руководителем Валентином Инцко – из-за его критики по поводу торжеств и завуалированного сравнения Республики Сербской с существовавшим в годы Второй мировой войны марионеточным "Независимым государством Хорватия".

При этом политическая элита боснийских сербов, включая оппозицию, демонстрирует редкое единодушие в противостоянии с центральными властями в Сараеве и западными странами. Так, участие военнослужащих в спорных мероприятиях обеспечил член президиума БиГ (коллективного руководящего органа) Младен Иванич, который формально находится в оппозиции к Додику. Именно Иванич доставил военнослужащих на торжества, приняв у их командира рапорт.

Заявления Додика сводятся к тому, что Босния как государство не имеет никаких перспектив

Все основные заявления Додика сводятся к тому, что Босния как государство не имеет никаких перспектив. Вопрос для него заключается лишь в том, в каких границах создавать новое сербское государство. В рождественском интервью белградским журналистам он заявил о стремлении создать единое государство с собственно Сербией и сербскими районами на севере Косова, к которому он хотел бы присоединить и Черногорию. И хотя Додик уже не раз высказывался в подобном ключе, наблюдатели обращают внимание, что столь откровенно идею "Великой Сербии" он сформулировал впервые.

В самой Сербии в этом году пройдут президентские выборы, и часть ее политического истеблишмента в эти дни выражает Додику поддержку, несмотря на его очевидные попытки втянуть Белград в конфликт с международным сообществом. На торжества к Додику приезжали патриарх Сербский Ириней, президент Томислав Николич, министры правительства Сербии и многие известные деятели. Иные из них выражались весьма своеобразно. Режиссер Эмир Кустурица, которого Владимир Путин недавно наградил орденом Дружбы, признался, к примеру, что "все чаще смотрит в небо и просит Бога дать ему маленькую атомную бомбу".

Представители России, в отличие от США и Евросоюза, не дистанцируются от провокационных заявлений Додика и его сторонников, а пророссийские СМИ в регионе утверждают, что "Республика Сербская уже превратилась в серьезное государство с большими перспективами".

Владимир Путин и Эмир Кустурица (справа) на праздновании Дня народного единства России в Москве, 4 ноября 2016 года

Владимир Путин и Эмир Кустурица (справа) на праздновании Дня народного единства России в Москве, 4 ноября 2016 года

Эксперты считают, что власти Республики Сербской ускоряют движение в сторону независимости, а это ставит Балканы на грань новых потрясений. У оппонентов Милорада Додика в самой Боснии нет рычагов для его обуздания, так что самый сложный и дорогостоящий миротворческий проект в регионе оказался под вопросом.

Политический аналитик Срджан Пухало говорит в беседе с Радио Свобода, что в Боснии будет сохраняться состояние острого кризиса и атмосфера страха:

– Додик предпринимает конкретные шаги, которые демонстрируют, насколько Босния и Герцеговина нефункциональна как государство и как сильно она разделена этнически. До сентябрьского референдума могло казаться, что все это лишь риторика, но дело обстоит намного серьезней. Додик преследует несколько целей. Он пытается отвлечь внимание общественности от жизненно важных проблем, а заодно усилить атмосферу страха и неприязни к боснийским мусульманам и показать, что Босния и Герцеговина невозможна как государство и ее распад – лишь вопрос времени. Он отдает себе отчет в том, что добиваться самостоятельности силовым путем – дело бесперспективное, и просто ожидает подходящего момента для реализации своих целей. Он не говорит о конкретных сроках, но постоянно подает своим сторонникам надежду на то, что Республика Сербская получит независимость, если они будут следовать его политике.

Полагаете ли вы, что региону грозит новый вооруженный конфликт? И как вы прокомментируете отношение России к политике Додика?

Представители России с пониманием относятся к заявлениям и шагам Милорада Додика

– Я не думаю, что дело дойдет до столкновений, да и недавний парад показал, что воевать особо некому и нечем, но очевидно, что будет сохраняться состояние кризиса и неуверенности. Это то, что дает возможность политическим элитам в Боснии и Герцеговине лучше контролировать свои народы и управлять ими. Представители России обычно с пониманием относятся к любым заявлениям и шагам Милорада Додика, полагая, вероятно, что в условиях подобной нестабильности Москве удастся усилить свое влияние на Балканах.

Другой наш собеседник, профессор философского факультета Сараевского университета Хусния Камберович считает, что проверяя границы дозволенного, Додик применяет стратегию, схожую с той, которую использовал в конфликтные 90-е годы тогдашний лидер боснийских сербов Радован Караджич.

– Додик постоянно показывает слабость центральной власти в Боснии. Это нужно ему для подкрепления аргумента о том, что единственное правильное решение для боснийских сербов – выход из этого государства. С другой стороны, его политика опирается на антиисламскую риторику, с той лишь разницей, что в 90-е годы говорилось об исламском фундаментализме, а сейчас об исламском терроризме. Таким образом, Додик пытается добиться снижения международной поддержки боснийским мусульманам. В свою очередь, лидеры боснийских мусульман не справляются с этой ситуацией и своими заявлениями часто дают новые аргументы Додику. У его оппонентов нет идей и достаточных инструментов, чтобы ему противостоять.

В этой ситуации Запад все меньше верит в то, что Босния может стать нормальным многонациональным государством. Международное сообщество не готово сейчас обуздывать Додика из-за своих собственных проблем и по причине утраты доверия к местным политическим элитам. Войны никто не хочет, ее здесь все боятся, но мы рискуем столкнуться с большими проблемами из-за нерешительности международного сообщества, а только у него есть инструменты воздействия на ситуацию. Катастрофический опыт 90-х годов должен служить напоминанием о том, что нерешительность опасна.

Запад все меньше верит в то, что Босния может стать нормальным многонациональным государством

Оправданны ли, на ваш взгляд, высказываемые некоторыми экспертами и политиками опасения по поводу тесных связей России с режимом Милорада Додика?

– На Балканах распространено мнение, что Додик является игроком Путина, хотя я не стал бы утверждать, что Додик пользуется безоговорочной поддержкой России. Эта дружба многим внушает страх, хотя и неясно, насколько он оправдан. В любом случае, Россия пытается усиливать свое влияние в мире, и в этом контексте можно ожидать любых сценариев, в том числе и на Балканах. Сирийский опыт показывает, что Москва способна вмешиваться и отстаивать свои интересы, особенно когда она видит слабость и нерешительность Запада, – говорит профессор Хусния Камберович.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG