Ссылки для упрощенного доступа

Одна из самых обсуждаемых тем последних месяцев получила логическое завершение: Государственная Дума приняла закон о декриминализации семейных побоев.

Алексей Орлов:

-Поздравляю, теперь вы официально муж и жена. Можете ударить друг друга!

Анна Наринская:

За то что б бить безнаказанно - 380, против -- 3. И это тот случай, кажется, когда дума действительно представляет общество

Пётр Милованов:

- Алло, пиар-агентство?
- Слушаем.
- Нужна рекламная акция для фильма. Но что-то необычное, а не вот эти старые, надоевшие, неработающие приемчики.
- Что за фильм?
- "На 50 оттенков темнее". Ну про ..
- Не надо подробностей. Это будет недешево. Наши работники с низкой социальной ответственностью признаны самыми лучшими, а значит и самыми дорогими. И их нужно целых 450!
- Ничего, бюджет есть.
- Хорошо.
Володя! Давай вноси декриминализацию на повестку. Все по старой схеме. Клиент платит.

Сергей Шмидт:

NN: "Сейчас мужики побегут жениться на гражданских женах. Побои-то теперь декриминализированы. Такое вот у нас укрепление семейных ценностей".

Иван Бегтин:

Правильно ли я понимаю что "декриминализация семейных побоев" распространяется именно на семью? А то есть если люди живут вместе и одна другого лупит или наоборот, но юридически оформленных отношений нет, то это по прежнему криминал?

Это что, такая новая форма борьбы с институтом семьи в нашей высокоморальной христианской стране?

Алексей Шабуров:

Я не так давно писал статью про воображаемого Путина, который всегда прав и всегда думает, как мы.

И вот новый пример. Декриминализация семейных побоев.

Вспомните пресс-конференцию в декабре. Ему там задают вопрос: "В июле месяце была принята поправка, Вы просили декриминализировать 116-ю статью, и Ваше указание было выполнено достаточно странным образом. Была введена дискриминационная с точки зрения Конституции норма – «близкие лица», и в отношении них побои квалифицируются теперь по-другому, то есть если отец шлёпнул ребёнка за дело, как воспитательная мера, достаточно традиционная, русская, то он может получить на сегодняшний день два года тюрьмы, а если это сделает сосед, то он может отделаться просто административным штрафом".

То есть журналистка явно ждет, что Путин с ней согласится. Она считает, что он тоже за физические наказания детей. Ее воображаемый Путин - он такой.

А реальный Путин отвечает совсем другое: "Смотрите, детей-то лучше не шлёпать и не ссылаться при этом на какие-то традиции. Ни родителям, ни тем более соседям, хотя такое, конечно, в практике иногда бывает. От этих шлепков до избиений… Дети зависят от взрослых полностью, это самая зависимая часть общества в любой стране. Существует много других способов воспитания, без всяких шлепков".

Но самое интересное, что после этого ничего не происходит. Эти слова реального Путина сразу все забывают. Их никто не цитирует при обсуждении закона о декриминализации, и даже путинский прессек Песков намекает, что мол иногда ударить можно - эти типа просто "проявление семейных отношений".

И принимают закон о декриминализации насилия. И он через неделю уже поступит на подпись президенту. И президент должен его подписать.
И вот тут я совсем уже перестаю понимать, что происходит.

Игорь Эйдман:

Законодательная декриминализация семейных побоев, передача РПЦ Исаакиевского музея-собора, антисемитские высказывания вице-спикера Госдумы П. Толстого, откровенно ностальгирующего по черте оседлости, - звенья одной цепи. Это часть реакционного путинского курса в средневековье.

Детям - розги, музеи - церквям, евреев - за черту. И чтобы больше не выскакивали ни с наганами, ни с микрофонами - не мешали православным бить жен, пороть детей и уничтожать музеи.

Впрочем, Владимир Вольфович вам всё объяснит!

Михаил Пожарский:

Ну вот и приняли. Хорошо, конечно. Но риторика в поддержку закона совершенно дикая: "чтобы не было побоев, вступайте в брак по любви, и рожайте тех, кого не будете бить". Ну кэп!

Константин Крылов:

Все гуманные разговоры о домашнем насилии, о том, что нельзя бить женщин и т.п., конечно, очень правильны и очень гуманны. Действительно, бить женщин – это буэээ. И для этого не нужно быть феминистом: тут достаточно самых что ни на есть старозаветных правил.

Но есть один нюанс, о котором стараются не говорить. А именно – что делать с женщинами, которые в принципе не понимают и не желают понимать никакого другого языка, кроме побоев.

Ну то есть: когда реально на пошедшую в разнос бабу НИЧЕГО НЕ ДЕЙСТВУЕТ, кроме как дать по морде. А вот по морде – действует, причём немедленно и благодатно. Баба успокаивается, начинает вести себя по-человечески. А иногда и даёт понять – «что ж ты раньше-то, так бы и сразу».<...>

У меня лично этот тип женщин вызывает крайнее непонимание и отторжение. Меня это даже не возмущает - просто ПРОТИВНО, на уровне "тошнит". Если человека надо регулярно бить, чтобы с ним жить, я не буду его бить - я не буду с ним жить. А лучше, чтобы и никто не жил. Или хотя бы чтоб детей не имели. Потому что «это свойство», похоже, передаётся. А желательно его не передавать.

Но это моя личная точка зрения. А другие – именно так и живут, и довольны. Я такие семейки видел. С моей точки зрения – ужас-ужас, а им нормально.

Логику последнего твита блестяще развивает в своей колонке для Life психолог Ирина Медведева:

Конечно, лучше обойтись без физического воздействия. Но иногда, особенно когда ребёнок ещё маленький, родители вынуждены к нему прибегать. Почему маленьких детей приходится шлёпать? Потому что кора головного мозга, которая отвечает за сознание вообще и за словесное понимание, за вторую сигнальную систему в частности, растёт у человека очень медленно. И дорастает до нормы в среднем к 20 годам. Поэтому у маленьких детей она ещё не развита. И, расшалившись, они далеко не всегда реагируют на словесный запрет.

Бывают случаи, когда ребёнка нужно, а то и необходимо остановить физически. Так, если малыш, не обращая никакого внимания на запретительные слова и жесты родителей, лезет туда, куда ему лезть опасно, его надо одёрнуть. Если он лезет второй, третий, пятый раз, его надо шлёпнуть. Или, если ребёнок всё время произносит грязные ругательства и, сколько его словесно ни одёргивай, сколько ни угрожай, продолжает их произносить, ему можно несильно, но так, чтобы он почувствовал, дать по губам, чтобы выработать у него отрицательный рефлекс на сквернословие.

Если ребёнок слушается, если ему достаточно словесных внушений, слава богу. Но если нет, то надо понимать, что жизнь, если родители будут придерживаться попустительской политики, накажет его впоследствии куда более строго.<...

Ещё раз подчёркиваю, это не побои. Побои предусматривают неприязненное отношение к тому, кого бьёшь, даже если не нанёс побиваемому никаких телесных повреждений. Это 116-я статья. Так вот, я считаю, что родительское наказание ни в коем случае нельзя приравнивать к 116-й статье.

"Родитель наказывает ребёнка из любви к нему. Родитель таким образом вырабатывает у него отрицательный условный рефлекс к тому, что для ребёнка и окружающих вредно, опасно и безнравственно"

Станислав Куприянов:

А вот "психолог Ирина Медведева" на портале Life.ru рассказывает, в каких случаях родители ВЫНУЖДЕНЫ бить детей.

"как должна действовать мать, которая раз за разом застаёт своего сына-школьника за просмотром порнофильма. Что она должна делать? Ещё один раз сказать, что она лишит его конфетки? Это смешно. Для него порнофильм дороже конфетки. И, если она даст ему ремня, плохого в этом ничего не будет. Разве это побои? Нет, это воспитание. Разве лучше, если он пристрастится к порнофильмам?"

Уже даже не ору, а вою, простите.

Артём Рондарёв:

А вот на ураганном портале Лайф рассказывают, что детей нужно бить, потому что ну а что же еще с ними делать.

Рассказывают почти слово в слово теми же оборотами, которыми в посте ниже русский интеллектуальный националист Крылов рассказывает про то, что нужно бить расшалившихся баб.

А ведь кто-то наивный тут может спросить, какое все это отношение имеет к положительному взгляду Трампа на пытки и нашей местной внезапной любви к Трампу.

Некоторые комментаторы пытаются объяснить, что публика понимает смысл поправок превратно.

Андрей Тесля:

в поправках, принятых ГД в УК РФ о "семейных побоях", как это называют сейчас в сети, и которые почти гарантировано утвердит СФ и подпишет Президент -
- плохо не то, что они "разрешают семейные побои" - ничего подобного они не разрешают, более того, летом 2016 г., когда осуществлялась частичная декриминализация ряда деяний (которые переводились из уголовных преступлений в административные правонарушения), об этом уже шла речь, но тогда было решено, отменив уголовное наказание за побои, оставить его относительно тех же действий, причиненных близкими родственниками - в случае неоднократного совершения (рецидив) уголовная ответственность сохранена и сейчас -
- причем, напомню, речь именно о побоях - т.е. причинении физической боли, не повлекшей телесных повреждений и/или частичной утраты трудоспособности -
- трудно сказать, чем здесь уголовная санкция могла помочь - если подвергшийся/аяся побоям не подавал/а на развод и не оставлял/а того, кто нанес побои - то вскоре тот, кто бил, возвращался назад, проведя некоторый срок в СИЗО, а как правило - под подпиской, наказание здесь было сравнительно небольшое, приговор - условный -
- отвратительно то, что сейчас, по контексту, это воспринимается как "разрешение побоев" - "теперь бить можно" -
- если и раньше мало кто из органов проявлял энтузиазм в такого рода делах, то теперь с административкой никто возиться не будет -
- и законодательное решение, которое выглядело бы вполне осмысленно летом прошлого года - теперь воспринимается как отмашка к домостроевским нравам. "бабу бить можно". и никакими объяснениями-разъяснениями этого не исправишь - более того, именно таковы и будут последствия решения - символическое переопределило юридическое.

Но вот что отвечает один из депутатов, голосовавших против закона.

Сергей Шаргунов:

Не надо избивать детей и женщин.

По-моему, это очевидно. В наших реалиях особенно актуально.

Закон оставляет весьма странное впечатление. Некоторые утверждают, что иначе ювенальная юстиция станет изымать ребенка из семьи «за шлепок». Но никакого закона «о шлепках» никогда не было.

Речь о реальных побоях. Со следами. Их нужно доказать, зафиксировать, потом уже возбуждали дело.

А для ювеналки закон не писан. Изымают детей под любым предлогом: бедность родителей, отсутствие у них работы, тесное жилье, полупустой холодильник...

Чтобы обратиться в полицию по поводу побоев, обычно нужна серьезная причина. До 90% таких заявлений и так забирают обратно. Не было никаких оснований пересматривать прежние правила, ведь сколькие женщины и дети страдают от домашних садюг... Второго обращения может не случиться.

А если обращение неправомерно, это уже вопрос к следствию и судам, которые должны нормально работать.

Статьей 21 Конституции насилие запрещено. А теперь получается, бытовое насилие становится как бы и вполне нормальным явлением. По сути подан сигнал: бей, ничего такого...

Возможно, я что-то не понимаю в отличие от думского большинства, со мной можно спорить, но по совести голосовать за такой закон не смог.

Максим Кононенко:

На эту тему мне вспоминается вот какой случай. В ноябре 2009 года тогдашний министр внутренних дел Рашид Нургалиев, выступая перед курсантами МВД на базе Омона в Щелково, на вопрос, "Может ли гражданин дать сдачи, когда на него напал милиционер?", ответил, цитирую: "Если этот гражданин не преступник, которого задерживают, и ничего не нарушил, во-вторых, если на него совершается нападение, то должна быть самооборона".

И уже через неделю житель Перми с криком "Нургалиев разрешил!" избил до черепно-мозговых травм двух милиционеров.

А вот вам еще другой случай. Через год отмены нормы о нулевом содержании алкоголя в крови водителя член Общественной палаты Султан Хамзаев обратился к депутатам с просьбой вернуть эту норму. Он привел статистику, согласно которой количество аварий с участием пьяных водителей выросло после отмены нулевого промиллена 22%, и далее написал так, цитирую: "У водителей появилась иллюзия того, что, выпив рюмку водки или стакан пива, они останутся безнаказанными".

В обоих случаях мы, на самом деле, имеем дело с одним и тем же феноменом: любое ослабление законодательства воспринимается русским человеком как индульгенция. Нургалиев разрешил бить милиционеров. Дума разрешила выпивать за рулем. А теперь вот Дума разрешает бить жен и детей. И депутаты с юристами могут нам сколько угодно объяснять, что отмена уголовной ответственности за домашнее насилие делается для восстановления справедливости и устранения перекосов в законодательстве. И разные другие люди могут сколько угодно рассказывать нам, что шлепнуть ребенка или жену - это никакое не насилие, а древняя традиция русского народа. Но воспринято это теми, кто поднимает руку на своих близких, будет совершенно однозначно: теперь поднимать руку можно. Депутаты разрешили.

А следствие у этого разрешения будет очень простое: если человек ударил свою жену или ребенка один раз, он обязательно сделает это еще раз. А вот если угроза уголовного наказания могла бы остановить его в первый раз, то и желания повторить у него, вполне возможно, не возникло бы.

Не говоря уже о том, что ни о какой справедливости в уравнивании драки на улице и побоев в семье быть не может. Бить своих близких, разумеется, куда как более тяжелое преступление, чем бить незнакомого человека на улице.

И очень жаль, что депутаты Государственной Думы этого не понимают.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG