Ссылки для упрощенного доступа

Суд в аннексированном Россией Крыму в понедельник начал рассматривать по существу дела крымского журналиста Николая Семены, обвиняемого в сепаратизме. Сторона защиты намерена заявить ходатайство о полном прекращении дела, но при этом называет преследование Семены политическим и в благоприятный исход не верит. Следствие по делу длилось почти год. За это время обыски прошли не только у Семены, но и у его коллег по всему полуострову, в материалах дела три тома документов, в том числе результаты слежки за журналистом, взлома его компьютера и электронной почты.

Перед началом первого заседания суда сам Николай Семена еще раз заявил журналистам и остальным собравшимся о своей невиновности: "Меня обвиняют в том, что в своей статье я осуществил призывы к нарушению территориальной целостности РФ, с чем не согласны ни я, ни моя защита. Статус Крыма является спорным, он обсуждается в мировом масштабе", - цитирует его слова "Интерфакс".​

Как сообщает агентство, ожидалось, что на первом заседании суда прокурор зачитает обвинительное заключение, после чего стороны определят порядок рассмотрения дела. Однако защита заявила ходатайство о переносе слушания в более просторный зал, представители прокуратуры выступили против, а судья взяла время на раздумья и отложила заседание на 3 апреля.

Накануне суда над Николаем Семеной российский адвокат журналиста Александр Попков рассказал в интервью "Крым.Реалии", что он ожидает от процесса, на чем будет строиться защита крымчанина и на какой результат он рассчитывает.

– Александр, расскажите, как, по вашим прогнозам, будет проходить первое судебное заседание по делу Николая Семены?

– Первое заседание состоится в понедельник, 20 марта. Оно будет носить организационный характер. Там зачитывается обвинительное заключение, рассказывается, в чем (Семену) обвиняют, устанавливается порядок исследования доказательств, выясняется, кто в каком порядке выступает, какие свидетели, кого и когда допрашивают. И, возможно, допросят каких-нибудь свидетелей.

– На чем строятся обвинения против Николая в обвинительном акте?

Будет другая категория свидетелей – пророссийски настроенные журналисты. Они будут говорить, что Семена "ай-ай-ай"

– В обвинениях у них, в общем-то, техническая задача – доказать, что Семена писал текст, который стал поводом для открытия дела. Мы этого, в общем-то, не отрицаем. Потом они с лингвистической точки зрения пытаются доказать, что были призывы к нарушению территориальной целостности России. И будут некие свидетели-эфэсбэшники, которые будут говорить: "Да, это Семена, мы за ним следили, и он написал такую статью". Будет другая категория свидетелей – пророссийски настроенные журналисты. Они будут говорить, что Семена "ай-ай-ай" какой нехороший, он занимал проукраинскую позицию. Один из свидетелей говорит, что Семена за деньги мог написать любую статью, какую ему закажешь. Вот такой он беспринципный, нехороший человек.

– А что это за свидетель? Как его зовут?

– Не хочу я говорить сейчас.

– Будут ли свидетели со стороны защиты и можете ли вы сказать, кто это?

Наши робкие попытки предложить, чтобы его допросили, ни к чему не привели

– Да, мы заявили свидетеля Владимира Притулу (главный редактор проекта "Крым.Реалии". – РС), который, в общем-то, по делу проходит. И его пытались найти "наши" следователи. Даже следователь давал поручение на его поиск, но они не смогли узнать, где он находится. Все розыскники, оперативники бились-бились над этой задачей, но так и не смогли его найти, вызвать и допросить. Наши робкие попытки предложить, чтобы его допросили, ни к чему не привели. Мы его заявили как свидетеля, будем хлопотать о его допросе.

– Но Притуле небезопасно появляться в Крыму, как вы собираетесь его допросить? По видеосвязи из здания суда на материковой Украине?

– Да. Можно его допросить в суде.

– Украинские суды могут на это не пойти, потому что это косвенное признание легитимности крымского суда…

– Это другой вопрос. Наша задача этих свидетелей представить. У нас еще с нашей стороны есть эксперт – Михаил Савва – российский профессор, который получил убежище в Украине, который с политологической точки зрения разбирает эту статью и говорит, насколько она соответствует принципам нарушения территориальной целостности России.

– Если он получил убежище в Украине, он тоже не сможет представить свои показания.

Украина должна поддерживать человека, который отстаивает проукраинскую точку зрения

– Да, но все же мы его заявили. Мы же вначале будем от российского суда добиваться допросить Притулу и Савву. Если они на это пойдут, то тогда мы уже будем договариваться с украинскими судами. Януковича-то допросили для украинского суда. Мы можем выехать и допросить в Ростове-на-Дону, в ростовском суде по связи с киевским каким-то судом. Это же все возможно. Дело очень серьезное, дело связано как раз-таки с интересами Украины. Я считаю, что Украина должна поддерживать человека, который отстаивает проукраинскую точку зрения, – говорит Александр Попков.

В апреле 2016 года оперативники управления ФСБ по Крыму провели обыски одновременно у семи журналистов в Симферополе, Ялте и Севастополе. Позже Крымская прокуратура заявила, что обыски были проведены в рамках расследования дела о сепаратизме, в котором обвиняется журналист Николай Семена. "В ходе следственного действия сотрудниками ФСБ обнаружены и изъяты компьютерная техника и носители информации, а также иные документы, свидетельствующие о подготовке статьи экстремистского характера", – комментировала прокуратура действия силовиков. Семене, который с весны 2014 года сотрудничал с проектом украинской редакции Радио Свобода "Крым.Реалии", предъявили обвинение в призывах к нарушению территориальной целостности страны, то есть в преступлении по части 2 статьи 280 УК. Максимальный срок наказания, предусмотренный этой статьей, – 5 лет лишения свободы. С Семены взяли подписку о невыезде, вины он не признал. Уже почти год он не может выехать с территории полуострова и фактически заниматься журналистикой. За это время он получил целый ряд наград, а под последней петицией в его защиту поставили подписи представители 27 правозащитных организаций.

Уголовное дело против Семены возбудили по тексту колонки "Блокада – необходимый первый шаг к освобождению Крыма", которая была опубликована на "Крым.Реалии" осенью 2015 года, когда в Херсонской области были разрушены линии электропередач, питающие энергией полуостров, а на административной границе украинские активисты и крымские татары организовали товарную блокаду. Статья вышла под рубрикой "Мнения", Семена называет ее дискуссионной. По мнению следствия, в статье Семена призывал к возвращению полуострова Украине, что было квалифицировано как сепаратизм по отношению к России. Семена якобы стал призывать к сепаратизму, когда "узнал о введении 10 сентября 2015 года со стороны Украины так называемой "продовольственной блокады" в отношении Республики Крым и ее жителей, действуя умышленно, по мотивам политической вражды по отношению к Российской Федерации и факту нахождения в ее составе Республики Крым в качестве нового субъекта".

В обвинительном заключении, которое Семене вручили в середине января, в качестве сепаратистских призывов приводится сразу несколько цитат из статьи журналиста: "Блокада должна быть полной, системной и должна быть рассчитана на то, что сразу вслед за ней последует освобождение. Блокируем Крым, а дальше – только освобождение... Блокада должна быть первым шагом, предвестием освобождения, это должна быть четкая боевая операция, и она должна сопровождаться всеми нужными мероприятиями, в том числе и операцией по нейтрализации и выводу из строя российской переправы через Керченский пролив, российской связи, коммуникации оккупантов". "Киев не должен допустить, чтобы Крым под российской оккупацией оставался дольше, чем под немецкой. Осталось меньше года! Иначе позор всем!" – цитирует Семену обвинение.

Вручение премии Павла Шеремета Николаю Семене

Вручение премии Павла Шеремета Николаю Семене

В качестве основного доказательства вины журналиста используются результаты лингвистической экспертизы, в которой эксперт отвечает на вопросы следователя: "Имеются ли в статье Семены призывы к осуществлению экстремистской деятельности?" и "Имеются ли в тексте призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации?" На оба вопроса ответ положительный. Сторона защиты посчитала при этом, что эксперт-лингвист превысил свои полномочия, подала ходатайство об исключении экспертизы из дела, на что последовал отказ.

Кроме экспертизы обвинение рассчитывает на показания свидетелей, одним из которых является крымский журналист Сергей Мешковой, который сейчас работает в пресс-службе группировки "ЛНР". "Материалы, подготовленные Семеной, всегда недостаточно объективно характеризовали общественно-политическую ситуацию, складывающуюся в республике Крым, и Семена придерживался четких проукраинских и антироссийских взглядов", – заявил Мешковой. Его слова приводятся в обвинительном заключении.

У нас есть свидетельства, что компьютер был взломан

Но основной упор обвинение сделало на вещественных доказательствах, в качестве которых выступили результаты слежки за Семеной со стороны спецслужб. "В деле три тома скриншотов с экрана компьютера Семены, которые были сделаны удаленно. У нас есть свидетельства того, что компьютер был взломан с помощью вируса, заброшенного через электронную почту, – рассказал адвокат Семены Эмиль Курбединов. – После этого вирусная программа каждую минуту делала скриншоты экрана. Все эти скриншоты, в том числе те, которые вообще не имеют отношения к тексту, по которому предъявлено обвинение, находятся в материалах дела". Среди скриншотов – ежеминутно отснятый процесс написания Семеной текста статьи, письма его электронной почты, в том числе личные, переписка с редакторами "Крым.Реалии" и коллегами.

Эмиль Курбединов

Эмиль Курбединов

"У меня было такое ощущение, что в компьютере кто-то сидит. Когда я пришел на первый допрос, у них была вот такая пачка распечаток скриншотов с экрана. Я замечал, как они снимали скриншоты: курсор идет, потом раз – останавливается, стоит какое-то время, компьютер висит, и ничего нельзя с ним сделать. В это время снимался скриншот. Весь процесс, когда я писал статью, по абзацам, у них есть", – рассказал Семена. Проблемы с компьютером, по его словам, начались после того, как неожиданно нарушилось интернет-соединение и он был вынужден вызвать мастера, который имел доступ к компьютеру журналиста. После ознакомления с материалами дела адвокаты заявили о незаконных действиях спецслужб, обнаружив, что разрешение на слежку за Семеной было оформлено уже после ее начала. "Ознакомление с делом позволило защите установить, что журналиста Семену прослушивали без судебного решения, – заявил адвокат Андрей Сабинин. – В материалах дела указано, что 10 сентября 2015 года обнаружили, как Семена писал плохую статью. А разрешение на прослушку и чтение его электронной почты получили на следующий день от председателя Верховного суда Крыма. Причем в разрешении на прослушку фигурируют адреса e-mail, которыми журналист не пользовался по несколько месяцев. А суд, чтобы одобрить слежку задним числом, не нашел никакой формулировки получше, кроме как написать, что 10 сентября получить судебное разрешение не представилось возможным, а потому можно им разрешить прослушивать. Но в материалах дела фигурируют еще и скриншоты от 9 сентября. То есть понятно, что ФСБ мониторило компьютер и почту неугодного журналиста в постоянном режиме, а потом – как нашли подозрительную статью – легко получили судебное решение задним числом".

Где бы я ни появлялся, в кафе или еще где-то, рядом постоянно был человек

Кроме компьютера оперативники ФСБ следили и за самим журналистом. "Где бы я ни появлялся, в кафе или еще где-то, рядом постоянно был человек, который наблюдал и слушал. А невдалеке все время сидели мужики с ноутбуками, – рассказал Семена. – Видимо, они следили за теми, о ком знали с самого начала. Двое ребят, видеооператоров "Крым.Реалии", потом пришли к нам и признались, что их вербовали. Вызвали, предложили деньги, работу".

В мае 2014 года Семену задержали вместе с собкором польской "Газеты Выборчей" Вацлавом Радзивиновичем в крымско-татарском кафе "Диван", где они общались. "Сидим, разговариваем, он с акцентом говорит. А наискосок сидят четверо мужиков, один пересел к соседнему от нас столику. Через некоторое время в кафе какое-то шевеление началось, через минуту к нам подходят мужчины. Пистолеты в руке, прикрыты куртками. Стол окружили: "Не делать резких движений, руки на стол, предъявите документы". Мы предъявили. У Радзивиновича – паспорт, аккредитация МИДа, справка о пересечении границы, вид на жительство в Москве. Мы потребовали показать удостоверения, нам показывают, я смотрю, а там написано – СБУ. "У нас еще не было аттестации", – говорят", – описывал инцидент Семена. Журналистов отвезли в отдел полиции, опросили и провели досмотр. Радзивиновича лишили аккредитации для работы в России и выслали, что объяснялось как ответная мера на лишение Польшей вида на жительства сотрудника МИА "Россия сегодня" Леонида Свиридова, заподозренного в шпионаже. Семена утверждает, что после инцидента слежка за ним стала тотальной.

Если международным договором признано, что Крым – это часть Украины, то никакие внутренние законы России не могут быть выше этого договора

Адвокаты и сам журналист считают судебное преследование политическим и строят свою позицию на утверждении, что, согласно международному праву, принадлежность Крыма не изменилась, границы остались прежними, территория полуострова – украинская. При верховенстве международного права над национальным законодательством, что подчеркивается в Конституции России, это означает, что невозможно обвинить человека в нарушении территориальной целостности, если территория не принадлежит государству. В качестве основания своей позиции защита приобщила к материалам дела политологическую экспертизу профессора Михаила Саввы. "Я ответил на два вопроса, которые поставили адвокаты. Достаточно простые и понятные, – пояснил Савва. – "Является ли с точки зрения международного права и мировой практики Крым частью России?" и второй: "Содержится ли в материале Семены нарушение российского законодательства?" С точки зрения международного права, Крым не является частью Российской Федерации. Дело в том, что в Конституции России закреплен принцип приоритета международных договоров России над ее национальным законодательством. Это значит, что если международным договором признано, что Крым – это часть Украины, то никакие внутренние законы России не могут быть выше этого договора. А международным договором с Украиной и множеством других документов, подписанных Россией, Крым признается частью Украины. Поэтому ни один человек, включая Николая Семену, не может сделать призывы, нарушающие территориальную целостность России в отношении Крыма. Семена ничего не писал о Краснодарском крае или Воронежской области, он не призывал к отделению этих субъектов. Он писал исключительно об автономной республике Крым. То есть предъявленные ему обвинения противозаконны".

Николай Семена

Николай Семена

"Я, так же как Ильми Умеров (зампред Меджлиса крымско-татарского народа, обвиняется по аналогичной статье за интервью телеканалу ATR. – РС), считаю, что не призывал ни к какому нарушению территориальной целостности. Более того, я, наоборот, выступаю за восстановление этой целостности, которая была нарушена в 2014 году", – объяснил свою позицию Николай Семена.

Думаю, что Семене дадут условный срок, лишат его возможности заниматься журналистской деятельностью

"Практика показывает, что в политических делах, а это дело несомненно политическое, приговор в российских судах может быть только обвинительный, мы не верим в положительный исход. Думаю, что Семене дадут условный срок, то есть свяжут его обязательствами и фактически лишат его возможности заниматься журналистской деятельностью. Это и есть цель этого уголовного преследования", – считает адвокат Эмиль Курбединов. Сам журналист выражает надежду, что "в России есть нормальный суд, а не политически мотивированный, и что наши аргументы будут услышаны".

В защиту Семены выступили несколько десятков правозащитных организаций, представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дуня Миятович призвала снять все обвинения против него. "Совершенно неприемлемо преследовать журналиста за выражение его точки зрения", – заявила Миятович. 28 ноября в Брюсселе во время Форума гражданского общества Восточного партнерства Николаю Семене вручили премию имени Павла Шеремета, убитого полгода назад: "В знак признания того, что он не побоялся рисковать своей свободой и безопасностью, отстаивая свободу слова в Крыму". Семена в Брюссель выехать не мог и его благодарственное слово зачитывал главный редактор "Крым.Реалии" Владимир Притула.

Кроме Семены обвинения в сепаратизме за публичное непризнание аннексии со стороны России были предъявлены еще пятерым жителям Крыма, половина из которых сейчас находятся на материковой части Украины. В призывах к нарушению территориальной целостности России обвинили председателя Меджлиса Рефата Чубарова, его заместителя Ильми Умерова, журналистов Анну Андриевску и Андрея Клименко, а также следствие ведется по делу против крымско-татарского активиста из Феодосии Сулеймана Кадырова. Все они обвиняются либо за статьи или интервью в СМИ, либо за тексты в соцсетях.

Человека преследуют за собственное мнение, за свою журналистскую деятельность

"Фактически мы наблюдаем, что человека преследуют за собственное мнение, за то, что он изложил на бумаге, за свою журналистскую деятельность. Эта тенденция наблюдается по всей России, где то же самое мы наблюдаем не только в отношении журналистов, но и блогеров, активистов. В Крыму – это один из методов воздействия на журналистов, элемент запугивания, чтобы подавить журналистскую сеть, чтобы боялись, ничего не писали, уходили в "подполье", – считает адвокат Семены Александр Попков.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG