Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как снизить смертность от алкоголя в России


Андрей Коротаев и Дарья Халтурина написали книгу «Русский крест», посвященную демографическому кризису в России.

Андрей Коротаев и Дарья Халтурина написали книгу «Русский крест», посвященную демографическому кризису в России.

Главной причиной демографического кризиса в России является сверхвысокая смертность, вызванная ростом потребления крепких спиртных напитков. Россия - не первая страна, которая столкнулась с данной проблемой, и сегодня уже известно, какие меры реально могут помочь в этой ситуации, а какие нет.


О путях снижения алкогольной смертности рассказывают кандидат исторических наук, сотрудник Центра цивилизационных исследований РАН Дарья Халтурина и доктор исторических наук, профессор Российского государственного гуманитарного университета Андрей Коротаев.


Андрей Коротаев: Россия не первая страна, которая столкнулась с острым кризисом алкогольной смертности. Более чем за век до России с этой проблемой в полной мере столкнулись скандинавские страны. В целом с ростом уровня жизни в процессе модернизации потребление алкоголя растет практически везде, за исключением тех стран, где существуют жесткие религиозные или идеологические запреты, прежде всего исламские страны. Сейчас потребление алкоголя очень быстро растет в Индии и в Китае. В Северной Европе, где модернизация началась первой в мире, столкнулись с этим в первую очередь. Есть большая разница, за счет чего растет растет потребление алкоголя. Южная Европа, пояс традиционной винодельческой культуры, там тоже модернизация сопровождалась потреблением алкоголя. Но потребление алкоголя там происходит преимущественно в форме сухих вин. Пьют не для того, чтобы напиться, а для того, чтобы хорошо провести время. Во Франции очень высокий уровень циррозов печени, но тем не менее, проблемы не такие катастрофические, как в тех странах, где традиционно алкоголь потребляется в виде крепких алкогольных напитков.


Если мы посмотрим описание быта рабочих Северной Европы второй половины XIX века, будет такое впечатление что это знакомые нам советские и постсоветские реалии. Когда жены пытаются отобрать у мужей получку в день зарплаты – а то они ее немедленно пропьют, когда рабочие похмеляются по понедельникам и при этом мастера даже не пытаются с них чего-то по понедельникам требовать, потому что понедельник день тяжелой, это так и называлось «святой понедельник». И это сопровождалось колоссальным ростом смертности среди мужчин работоспособного возраста. Проблема приобрела такие масштабы, что была замечена обществом. Именно страны Северной Европы выработали основные меры грамотной алкогольной политики. Довольно много разных способов попробовали, но в настоящее время хорошо известно, какие способы работают, какие не работают. В этом плане Россия обладает определенным преимуществом, нам не надо искать пути решения проблемы методом проб и ошибок.


— Вопрос стоит так: какую необходимо проводить политику, чтобы борьбы с алкогольной смертностью в России.


Дарья Халтурина: Большинство мер, которые действительно работают, которые снижают катастрофическую смертность и социальную преступность – это меры ограничительного характера. Либерализация алкогольного рынка в России в 1992 году, июнь – это просто черный день России, после этого смертность выросла в два раза.


Андрей Коротаев: Тогда все либерализировалось и было отчасти забыто, что алкоголь – это не вполне обычный товар и нельзя к нему применять те же самые нормы, что и к колбасе.


— Вы считаете, что должна существовать монополия государства на производство алкогольной продукции?


Дарья Халтурина: Лучше всего работает ценовое ограничение, то есть крепкие напитки должны стоить дорого.


Андрей Коротаев: Эластичность спроса на водку, не так уж сильно отличается от эластичности спроса на другие товары.


— Если цена повышается, то люди пьют меньше.


Андрей Коротаев: Да. И это действует и в России, как показывают исследования.


Дарья Халтурина: В северной стране водка должна быть дороже пива в десять раз, чтобы человек однозначно предпочел более слабый напиток.


— Вы хотите сказать, что нужно, чтобы алкоголь, во-первых, подорожал, причем подорожал очень серьезно, но не весь алкоголь, а только крепкий. Пиво и вино, по вашим словам, дорожать не должны.


Дарья Халтурина: Крепкие сорта пива с содержанием алкоголя более 5%, честно говоря, тоже. У нас есть замечательный пример Польши. Польша – это единственная из водочных постсоциалистических стран, которая каким-то чудом получила нормальную европейскую алкогольную политику. В отличие от стран, например, Прибалтики. В Польше за несколько лет повысили акцизы на водку таким образом, что они стали в три раза выше, чем в России сейчас, например. Акциз на литр этанола в Польше составляет 15 евро, а у нас, соответственно, меньше 5 евро. Большинство поляков снизили потребление водки, продолжительность жизни польских мужчин выросла до 70 лет, а была 64.


— Существует устойчивое мнение, что при повышении цен на водку и крепкие напитки, вырастет производство самогона.


Дарья Халтурина: В России, согласно проведенным исследованиям, этого не происходит. Большая часть потребителей переходит на более слабые напитки, но некоторая часть действительно переходит на нелегальные крепкие напитки. Поскольку торговля самогоном, безусловно, запрещена. Литва уже показала, что при легализации самогоноварения произошел резкий рост смертности и деградации села. А где самогоноварение разрешено в северных странах? Везде оно нелегально.


Андрей Коротаев: Есть еще и другие меры, показавшие свою высокую эффективность. Одна из них вполне очевидная — это ограничение доступности алкоголя в пространстве. На всю такую отнюдь немаленькую страну как Норвегия приходится 147 торговых точек, имеющих право торговать алкогольными напитками с содержанием метанола более 5%. То есть это где-то одна торговая точка на 30 тысяч человек. В Подмосковье, скажем, этот показатель — одна торговая точка на четыреста человек.


—А насколько эффективны в России ограничительные меры на продажу алкоголя?


Андрей Коротаев: Можно привести характерный пример того, что нормальные ограничительные меры в области алкогольной политики в России вполне нормально могут работать. В Москве 1993-94 годов водка продавалась ночью везде, в том числе и в киосках. Но в середине 1990-ых годов выходит указ о запрете продажи водки в киосках. Все говорят: а ерунда, как продавали, так и будут продавать. А вот пойдите сейчас, пройдитесь по киоскам — вы нигде водки не найдете. Не надо говорить, что у нас никакие меры не работают — их надо принимать и проводить. Когда запретили ввоз в Россию питьевого спирта «Рояль», эта мера тоже имела очень серьезные демографические последствия, смертность сократилась приблизительно так же, как и во время горбачевской кампании.


— А почему смертность выросла во второй половине 1990-ых?


Андрей Коротаев: Алкогольная индустрия компенсировала запрет продажи водки в киосках открытием все новых и новых точек доступа. Было требования по закону, что должен быть торговый зал: понастроили точек с торговыми залами. Один из пунктов мы не упомянули: во всех скандинавских странах запрещено торговать крепкими алкогольными напитками в один из выходных дней. Наиболее логично для России это было бы воскресенье. И еще один момент: во всех северных странах действует государственная монополия на продажу крепких алкогольных напитков. То есть Россия сейчас является аномалией. Северная страна, где нет государственной монополии на крепкие алкогольные напитки. Скандинавские монополии не фискальные, направленные не на максимизацию государственных доходов, а именно социальные, направленные на снижение потребления населением крепкого алкоголя. Есть очень существенный момент: служащие государственных магазинов получают фиксированную зарплату, и при этом нет никакой материальной заинтересованности в увеличении продаж. Тогда зачем продавать алкоголь подростку? Только лишний риск.


— Вы не считаете, что на правительственном уровне России все прекрасно понимают, что происходит, но сознательно не хотят принимать меры по ограничению алкоголя?


Андрей Коротаев: Верхи несколько дезинформированы последствиями горбачевской кампании. Очень большое количество политиков, в том числе на самом верху уверены, что Горбачев потерял власть именно из-за своей антиалкогольной кампании и принимать какие-либо меры именно по ограничению потребления, в особенности крепкого алкоголя в России равносильно политической смерти. По всей видимости, это заблуждение. Эти же политики, видимо, не знакомы с результатами опросов общественного мнения, которые показывают, что большинство россиян готовы поддержать разумную антиалкогольную политику.


Халтурина Д.А., Коротаев А.В. Русский крест: Факторы, механизмы и пути преодоления демографического кризиса в России М.: УРСС, 2006.


Коротаев А.В., Комарова Н.Л., Халтурина Д.А. Законы истории. Вековые циклы и тысячелетние тренды. Демография, экономика, войны 2-е изд. М.: УРСС, 2007. Экскурс 3: Демографический кризис в современной России и пути его преодоления.


XS
SM
MD
LG