Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Свободное программное обеспечение поможет оставить деньги в России


Логотип GNU – лицензии, под которой распространяется программное обеспечение с открытым исходным кодом.

Логотип GNU – лицензии, под которой распространяется программное обеспечение с открытым исходным кодом.

Сегодня государственным организациям необходимо принять решение: потратить миллиарды долларов на лицензии или поменять программы на свободные программы. Переход на свободное ПО имеет стратегическое преимущество: это позволит не тратить деньги на софт, разработанный за границей, а финансировать отечественных разработчиков.


О преимуществах свободного программного обеспечения для государственных организаций рассказывает директор компании Linux-Center Павел Фролов:


– В связи с вступлением России в ВТО во всех государственных организациях, в том числе в школах, все программное обеспечение должно стать лицензионным, то есть лицензии нужно срочно покупать. По нашим данным, 80% программ установлено на компьютерах государственных организаций нелегально. Считается, что в государственных учреждениях используется порядка двух миллионов единиц компьютерной техники. Нужно потратить в среднем тысячу долларов на компьютер. То есть, чтобы легализовать этот софт, нужно взять из бюджета 2 миллиарда долларов. И это, не считая школ, где ситуация с лицензионным программным обеспечением очень сложная.


– Но чтобы всюду установить свободное ПО, необходимо переустановить и перенастроить программы, переучить всех пользователей. Не будет ли это дороже, чем закупка лицензий?


– Когда вы покупаете лицензию на программное обеспечение, написанное западным разработчиком, вы отправляете деньги в другую страну. Когда вы переходите на Linux и платите деньги за обучение ваших сотрудников, вы оставляете деньги в вашей стране. Кроме того, это поможет отечественным программистам. Сейчас большинство лучших программистов России работают в компаниях, которые разрабатывают программы для западных фирм. Что это значит? Люди работают за зарплату, создают программный продукт, который отправляется на Запад, упаковывается в красивые коробочки и нам же продается за миллиарды долларов. Не лучше ли оставлять деньги в России?


– Насколько трудно обучить пользователя работать со свободными программами?


– На мой взгляд, это не так уж сложно. Конечно, быстро обучить 50 тысяч учителей информатики не очень просто, но эта задача решаемая, потому что сейчас все многие школы уже подключены к Интернету, а к сентябрю обещали подключить все. Существуют сайты, на которых можно пройти бесплатные учебные курсы, в том числе по Linux-технологии, совершенно бесплатно выложены курсы по Linux. Но это если речь об учителях, которые должны досконально знать предмет, чтобы учить других. Что касается простого пользователя, то нами были проведены специальные тесты. Человек начинает комфортно себя чувствовать, работая с открытыми программами, примерно через две недели. То есть через две недели он уже может выполнять все свои рабочие задачи и практически не задает вопросов.


– Есть ли в других странах государственные программы перехода на Linux?


– В какой-то момент правительство Азербайджана пришило к выводу, что уровень компьютерной грамотности в стране очень низок. И выяснилось, что у пользователей Азербайджана серьезные проблемы с английским языком. Оказалось, что прежде чем начать нормально работать на компьютере, необходимо познакомиться хотя бы с основами английского языка. Было принято решение, что Азербайджану нужна система на азербайджанском языке. Правительство обратилось в компанию Microsoft с просьбой выпустить локализованную версию Windows на азербайджанском языке.


Компания Microsoft ответила, что с удовольствием это сделает, но это будет стоить довольно дорого. Сумма оказалась настолько значительной, что Азербайджан решил не выделять денег, а вместо этого перейти на Linux. Они взяли одну из версий и за очень небольшие деньги и очень быстро полностью перевели ее на азербайджанский язык. Тогда компания Microsoft уже бесплатно перевела Windows на азербайджанский язык, открыла в Азербайджане представительство и сейчас активно борется за лидерство, потому что получилось, что они потеряли целую страну. Я думаю, что в итоге там будут соседствовать и Windows, и Linux, и это, конечно, хорошо. У пользователей будет альтернатива, и это не позволит разработчикам Linux расслабиться.


В России сегодня многие учебные заведения, многие вузы работают на Linux. Например, Пермский государственный технический университет недавно объявил, что переходит на Linux-2007.


– Не получится ли так: сменив платформу с платной на бесплатную, пользователь получит целый букет разнообразных проблем, которые придется решать уже за деньги?


– Давайте рассмотрим такую ситуацию: во все школы закуплено лицензионное программное обеспечение. Но все мы знаем, что есть такая вещь, как домашнее задание. И вот школьник получает задание на дом: написать текст в Microsoft World, нарисовать картинку в Adobe Photoshop, ну и так далее. Где учащийся возьмет необходимые программы, чтобы работать с ними дома? Получается, что система образования методически подталкивает учащихся к воровству программного обеспечения. И единственный способ перевести общество в сторону большей легальности – это когда преподаватель может дать ученику программу для выполнения домашнего задания. Что касается свободного программного обеспечения, то тут никаких проблем нет. Любой школьник может получить от преподавателя диск со свободным программным обеспечением.


– Что необходимо сейчас сделать в России, чтобы свободное программное обеспечение на практике начали использовать государственные организации?


– Для того чтобы пользователь понял, что существует альтернатива коммерческому программному обеспечению, он должен знать как она выглядит и где ее взять. Самая большая проблема в нашей стране – это отсутствие именно информированности. По телевидению в связи с делом Поносова ни разу не прозвучало слово Linux. Когда мы это увидели, решили поговорить с представителями телеканалов, даже провели круглый стол на тему преимуществ Linux перед Windows, сняли ролик, отнесли на центральные телеканалы и встретили полное непонимание.


Самая большая проблема сегодня в том, что даже журналисты не знают, что есть альтернатива коммерческому программному обеспечению. А те, кто более продвинут, они помнят, как Linux недружественно к пользователю работал пять или десять лет назад. Кроме того, многие люди не знают, что в компьютере вообще есть какие-то программы. Нажал на кнопку, он включился, работаешь на компьютере, а то, что там стоит Windows , Linux, лицензии – это многим пользователям очень трудно объяснить. Сейчас главная проблема – это просвещение. Людям необходимо объяснить, что на компьютере стоят программы, что на любую программу необходима лицензия (платная или бесплатная), то есть что есть программы за которые необходимо платить, а есть программы, за которые платить не нужно.


– Можно сказать, на сегодняшний день популярность продуктов Microsoft вызвана пиратским распространением. По делу Поносова истцом выступила не Microsoft?


– Это была прокурорская проверка школы, которая выявила нарушения в использовании лицензии. И таких проверок по стране проходят тысячи. Есть регионы, в которых в неделю заводится по двести уголовных дел по статье «компьютерное пиратство». Никто не заинтересован, чтобы эти истории попадали в прессу. Компании, которых ловят за руку на использовании нелицензионного программного обеспечения, не заинтересованы в огласке. Они в судебном или даже досудебном порядке урегулируют все претензии, покупают лицензии и сидят тихонечко. Было много случаев, когда оштрафованные компании уходили под Linux. Так поступили крупные торговые сети в Питере. Им назначили солидный штраф – сотни тысяч долларов, и они решили, что раз уж они вынуждены заплатить штраф, то за лицензии платить не станут и перешли под Linux. И отлично себя чувствуют.


– Выбор лицензионного программного обеспечения от крупных производителей, особенно в государственных структурах, часто мотивируется следующим образом: компания-разработчик имеет солидную репутацию, программа стоит дорого, значит, ей можно доверять. А свободное программное обеспечение не стоит ничего, за ним стоит не солидная фирма, а какие-то программисты, для которых это чуть ли ни хобби.


Может ли государственная организация, скажем, образовательная структура, и тем более оборонная, полагаться на программный продукт, сделанный любителями?


– Если говорить о безопасности использования коммерческого программного обеспечения, то ситуация вообще-то совершенно другая. Я не говорю про компанию Microsoft, она, скорее всего, просуществует долго. Но допустим, вы выбрали поставщика какого-то коммерческого программного продукта, а он взял и через три года закрылся. И тогда государственная структура, которая доверилась компании, написавшей для нее систему документооборота, остается у разбитого корыта. Поскольку коды программ остались у компании разработчика, нужно снова заказывать программу с нуля, и снова платить, но уже другой компании. А где гарантия, что эта другая не закроется через три года?


Когда речь идет о свободном программном обеспечении, во-первых, заказчик, сразу получает исходные коды, а во-вторых, собственно эти исходные коды написаны на деньги налогоплательщиков (поскольку мы говорим о ПО для госорганизации). И совершенно правильно и разумно, чтобы программы вышли под свободной лицензией и были общедоступны, чтобы позволить обществу сделать следующий шаг, чтобы улучшить программные продукты и ими пользоваться.


Если конкретная компания для какого-то государственного заказчика что-то разрабатывала, а потом куда-то делась или решила, что она больше не занимается данной разработкой, коды остаются, нанимается другая компания, которая продолжает дело первой. И тут уже остается только правильно выстроить процесс, чтобы была необходимая документация, чтобы программа оперировала открытыми стандартами обмена информации и легко поддавалась дальнейшему изменению даже при передаче другому разработчику. А это можно подробно прописать в условиях госзаказа. Таким образом, свободное программное обеспечение гораздо безопаснее, чем коммерческое.


XS
SM
MD
LG