Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Военные «засекретили» информацию о состоянии здоровья Романа Рудакова


Роман Рудаков был отправлен в московский госпиталь имени Бурденко

Роман Рудаков был отправлен в московский госпиталь имени Бурденко

Родственники Романа Рудакова и петербургские правозащитники обеспокоены состоянием здоровья этого солдата срочной службы, пострадавшего от произвола в армии. В московском госпитале имени Бурденко Рудакова, покалеченный сослуживцами, ожидает сложная операция по пересадке кишечника. Последние дни состояние больного ухудшилось. По словам правозащитников , информация о перспективах его состояния здоровья скрывается, и к Рудакову не допускают родственников. Военные от любых комментариев отказываются.


Роман Рудаков, который, как уверены его родственники и правозащитники, подорвал здоровье на срочной службе в результате избиений и издевательств сослуживцев и был отправлен в московский госпиталь имени Бурденко для проведения операции по пересадке кишечника, чувствует себя умирающим. О своем самочувствии он рассказал своей младшей сестре Ольге, побывавшей у него три дня назад. Об этой встрече Радио Свобода рассказала другая сестра Романа Светлана, которая ежедневно общается с Ольгой: «Оля была у него пару дней назад. Она говорит - я приехала буквально на две минуты. Он лежал скрючившись, и сказал – “никому я не нужен, я скоро умру”. Он даже говорить не мог. Ольга говорит - я посидела три минуты и ушла. Потом она пришла к лечащему врачу и говорит: "Ну, когда это кончится, будут его лечить или нет?" Он сказал: "Мы ничего не можем сделать. Что мы сделаем?" Ольга говорит: "Может быть, вам деньги нужны? Может быть, все дело в деньгах?" Они сказали: "Не в деньгах дело". Тогда Ольга говорит: "Может быть, за границу его отправить?" "Бесполезно". Такое чувство, что он безнадежный человек. Короче, ничего и никому не надо. Он говорил, что ему становится все хуже. Тут он недавно даже плевался кровью. А сами военные как бы звонили, спрашивали врачей - как Роман. А они говорят, что все в норме, все хорошо».


Сам Роман Рудаков позвонил председателю правозащитной организации "Солдатские матери Петербурга" Элле Поляковой.


«Рома позвонил и сказал, что ему очень плохо, что к нему никого не пускают, что состояние здоровья у него ухудшается, плохо с печенью, что к нему персонал очень плохо относится. Врачи не говорят ничего. Я пыталась его хоть как-то поддержать: "Рома, понимаешь, мы пытаемся тебе чем-то помочь, но нас даже не допускают к тебе". Министерство обороны создало вокруг несчастного солдата Ромы Рудакова завесу секретности. Роме объясняют, что ведется следствие. Какое следствие? Тишина. Успокоились осуждением сержанта Ламонина и 10 тысяч рублей компенсацией. И все. Просто не хотят дать информацию о реальном состоянии Ромы. Потому что у него операция уникальная, надо, по-видимому, большие деньги потратить. Поэтому Рома говорит - похоже, что они ждут моей смерти.


А в воскресенье у него была Оля, младшая сестра. Она позвонила, плакала и говорит - Роме стало очень, очень плохо. Он совсем желтый. У него опять плохо с печенью. Он совсем не хочет жить», - рассказала Элла Полякова.


«Солдатские матери» уже обсуждали вопрос медицинской помощи Роману Рудакову с парламентариями Германии, Норвегии и других европейских стран. Так что, вероятно, проблема в том, чтобы как можно скорее разрушить вокруг него стену секретности, выстроенную Министерством обороны, и действовать, пока Роман еще жив.


XS
SM
MD
LG