Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рост национальной нетерпимости в Москве


Ефим Фиштейн: Межнациональную нетерпимость с недавних пор называют одной из особенностей российской столицы. Исследования показывают, что уровень ксенофобии в Москве в последние годы только повышается. При этом столь пагубное явление, предполагают правозащитники, на практике может быть инициировано властными кругами. С политиками, журналистами и экспертами в области межнациональных отношений беседовал наш корреспондент в Москве Олег Кусов.



Олег Кусов: Согласно социологическим исследованиям, в российской столице по-прежнему сохраняется напряженность в межнациональных отношениях. Чаще всего неприязнь проявляется в адрес уроженцев Кавказа. По мнению правозащитников, межнациональная неприязнь еще с конца 80-х годов прошлого века провоцировалась в российской столице определенными кругами, некоторыми российскими политиками, представителями силовых структур и даже отдельными журналистами. Слово члену совета правозащитного центра «Мемориал» Александру Черкасову.



Александр Черкасов: Помнится, чуть ли ни главный враг москвича – это мигрант, беженец с Кавказа. Еще с конца 80 очень многие представители силовых и административных структур, видимо, не могли обойтись в своей картине мира без врага. В какой-то момент таковым стал кавказец. Можно напомнить, как Хасбулатова Руслана Имрановича в свое время пригнобливали в средствах массовой информации, в частности, за его чеченское происхождение, хотя это был вполне ассимилированный российский советский человек, который сделал свою карьеру в Москве и уже, кажется, не ассоциировал себя со своей малой родиной. Что делать, если в течение долгого времени без врага по национальности не могли жить силовики, журналисты, пытающиеся объяснить весь мир. Почему-то в Париже никого не колышет, что на рынке зеленью торгуют азербайджанцы. Они этих азербайджанцев называют турками и прекрасно у них эту зелень покупают. Почему-то не смущает, что масса греческих, тайских, албанских ресторанчиков открыто, люди идут и едят национальные кухни, почему-то там считаются здоровее, ближе к природе, чем изысканная французская кухня. Хотя в Париже масса мигрантов. Почему-то, когда в Париже жгли машины, это не привело к тотальной депортации мигрантов из Франции. Почему-то французы не проголосовали толпой за ле Пена. Видимо потому, что они сложились как политическая нация. Они пытаются искать свое общее в общности этнической.



Олег Кусов: Московские власти в создавшихся условиях должны более жестко пресекать проявления межнациональной розни, так считает депутат Государственной думы России Борис Резник.



Борис Резник: Москва более нетерпима не только к приезжим, но особенно к людям других национальностей. Здесь ксенофобия проявляется наиболее остро в очень извращенных формах, начиная от убийств и оскорблений и так далее. Чего нет, скажем, на Дальнем Востоке. Много лет я москвич, но продолжаю жить 35 лет на Дальнем Востоке. Наверное, потому что приезжали люди издавна с разных территорий, все перемешалось. Те же китайцы в довольно большом количестве работают, живут. И с отчетливо выраженной уважительной интонацией к ним относятся. Чтобы где-то драка на межнациональной почве случилась, у нас такого не было, нет и, я надеюсь, никогда не будет. Власти московские, правоохранительные органы относятся к проявлениям ксенофобии. Вот эти попытки, наоборот надо заострять ситуацию. Если избили армянского мальчика, и он скончался после этого, никакой другой почвы быть не может – это межнациональная почва. Тем более скинхеды. фашисты. Есть свидетели. И всегда пытаются подвести базу бытовой разборки под это. Уйти якобы для того, чтобы не провоцировать людей на новые проявления. Я считаю, что надо очень жестко разбираться с подобными фактами и давать очень суровую правовую оценку.



Олег Кусов: Проблеме адаптации мигрантов в Москве следует уделять более серьезное внимание, так считает обозреватель газеты «Известия» Наталья Давыдова.



Наталья Давыдова: Физически стало больше лиц с несвойственным разрезом глаз, цветом кожи, с несвойственным москвичам. Видимо, это раздражает. Хотя Москва всегда была городом, где смешивалось население, как, собственно, в любом мегаполисе, в том же Нью-Йорке или Вашингтоне. Сейчас много говорят, что нужно принимать мигрантов, как-то инкорпорировать их в общество. Это правильно. И тем более, что проблемы предстоят огромные в будущем, когда мигранты, которые многие привезли сюда семьи, когда подрастут их дети, количественно соотношение мигрантов, приезжих к коренным жителям, оно очень скоро, не успеем оглянуться, станет совершенно иным. И поэтому уже сегодня нужно думать о том, как сделать людей, которые приезжают сюда, как привить им культуру какую-то, стиль общения московский, как сделать так, чтобы этот город стал для них родным, а не местом, где зарабатываются деньги, грубо говоря.



Олег Кусов: Корреспондент «Комсомольской правды» Евгений Супрычева до недавних пор жила в Киеве. Переехав в Москву, она сразу почувствовала специфику в отношениях между жителями российской столицы и уроженцами постсоветских стран.



Евгения Супрычева: Москвичи немножко болезненно относятся к людям, которые приехали из СНГ и даже к тем людям, которые приехали из других регионов России. В Киеве, допустим, никогда никому не говорят «понаехали». Люди, которые приехали с западной Украины в центр или они приехали с Крыма, там нет четкой грани, четкого разделения.



Олег Кусов: В рамках прошедшего недавно в российской столице Дня города была представлена разнообразная культурная программа. Однако в этой программе не был сделан акцент на межнациональный характер Москвы, столицы федеративного государства, считает Евгения Супрычева. Отдельные мероприятия, которые включали в себя этнические танцы в различных уголках Москвы, хоть и привлекли внимание людей, но не стали одним из основных мотивов торжеств. Хотя в целом, по наблюдениям Евгении Супрычевой, мигранты в День города чувствовали себя более спокойно, чем в другие дни.



Евгения Супрычева: Меня интересовал этот вопрос, и я наблюдала за тем, будет ли много мигрантов, лиц другой национальности на праздновании города. Думала, что будет очень мало, потому что было заявлено, что более 20 милиционеров будут охранять город, а мигрантов оказалось много. Документы у них не проверяли, ни разу я не видела ни в метро, ни возле рамок металлоискателей, нигде. Потому что в этот день подчеркивалось, что Москва многонациональный город, и она объединяет всех россиян, которые сюда приехали. Это подчеркивал Путин, намекал на это Лужкову, но уже на второй день, видимо, Лужков это понял сам. Этот вопрос был забыт, в принципе он был неактуален ни в субботу, ни в воскресенье.



Олег Кусов: По наблюдениям обозревателя газеты «Известия» Натальи Давыдовой, во многих столицах мира к теме межнационального согласия особое отношение. На московском городском празднике такого отношения явно не хватало.



Наталья Давыдова: Я не знаю, отсутствовала ли она полностью, но подозреваю из того, что я видела, из тех мероприятий, сугубо развлекательных, там не прослеживалось ничего специально на эту тему. Хотя, на мой взгляд, должно это быть. Я видел не в день города, а вообще фестивали межнациональные в городе Нью-Йорке, в городе Вашингтоне, которые устраивают общины. На больших площадях они устраивают национальные танцы, приходят все в национальных костюмах, продают национальную пищу, которую тут же готовят, и все от этого испытывают огромное удовольствие люди, которые туда забрели, и иностранцы, и жители города. По-моему, это здорово. У нас я не видела в таких масштабах, чтобы буквально в центре города, чуть ли не у Белого дома.



Олег Кусов: Между Москвой и российским Северным Кавказом отношения складываются непростые, отмечает депутат Государственной думы Борис Резник.



Борис Резник: Всякое проявление неуважения, скажем, была беда в Беслане, тут грань очень тонкая, когда объявлять траур, когда соболезнование выражать по этому поводу. Они с обостренным чувством, как Москва реагирует. А, они там празднуют. И хотя прошли линейки в школах, прошли митинги антитеррористические, как бы боль и беда общая, всенародная и все равно они ревниво относятся. Потому что Москва - столица и существует определенное неприятие. Москва, они живут в другом измерении, мы провинция. Отторжение столицы, как имеет место на периферии, особенно дальней периферии, в национальных республиках. И поэтому строить отношения надо с особой осторожностью, с особым пиететом, с особой внимательностью. Когда нарушаются права таких же граждан России Северного Кавказа, хотя азербайджанец, какая разница. Это вообще нетерпимо, потому что такие же россияне, имеют такие же права.



Олег Кусов: Современная российская столица растеряла даже элементы интернационализма, которые ей достались от советского времени, полагает правозащитник Александр Черкасов.



Александр Черкасов: Россия до сих пор ухитрялась интегрировать, объединять, перелавливать во что-то большее людей самых разных народов. В том числе и наследие советского времени, подчас трагического, когда целые народы объявлялись предателями, куда-то выселялись, когда были массовые спецоперации, сотни тысяч человек расстреливали из-за их национальности - это время оставило нам в наследство еще что-то другое. Интернационализм какой-то был. Другое дело, что, похоже, мы это наследство растратили.


XS
SM
MD
LG