Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Насколько реальны усилия Сербии по поимке генерала Ратко Младича?


Ефим Фиштейн: Комиссар Европейской комиссии по расширению Евросоюза Олли Рен сообщил на днях о намерении Брюсселя отложить подписание соглашения с Сербией об ассоциации и графике присоединения. Этот жест представляется еще более знаменательным на фоне того факта, что в понедельник Черногория стала четвертой – после Хорватии, Македонии и Албании – балканской страной, заключившей с ЕС такое соглашение. Брюссель упрекает Сербию в том, что она с недостаточным рвением выполняет свои обязательства перед Гаагским международным трибуналом. О том, как видится положение из Белграда, сообщает Айя Куге:



Айя Куге: Гаагскому трибуналу осталось рассмотреть дела последних четырёх обвиняемых в совершении военных преступлений. Международное сообщество требует их ареста от Белграда. Считается, что, по крайней мере, трое из них точно скрываются на территории Сербии. В их числе главный обвиняемый - бывший генерал боснийских сербов Ратко Младич. Ещё в списке обязательств Сербии выдача одного из бывших лидеров сербов из Хорватии Горана Хаджича и боснийского серба Стояна Жуплянина. Лидер боснийских сербов военных времён Радован Караджич скрылся так, что о его местонахождении уже давно нет информации, и поэтому из-за него на Белград никто не давит.


Из-за невыполнения обязательств перед Гаагским трибуналом Сербия теперь замедляет, а может быть, и вообще теряет, свой провозглашённый европейский путь. Руководство Сербии жалуется, что тот факт, что Брюссель откладывает подписание соглашения с Белградом о стабилизации и ассоциации, будет иметь обратный эффект - усиление антизападных настроений в стране. В Сербии говорят, что делают всё возможное для успешного завершения сотрудничества с международным трибуналом. В конце минувшей недели правительство, хватаясь за соломинку, обещало крупное денежное вознаграждение за сведения, которые помогут арестовать скрывающихся военных преступников. Этот шаг, однако, не убедил ни Брюссель, ни Гаагу.


Бывший дипломат, Живорад Ковачевич из Европейского движения в Сербии.



Живорад Ковачевич: Главным условием и дальше остаётся арест Младича, или, говоря другими словами, доказательство, что правительство Сербии предприняло всё, что в его силах, чтобы Младич предстал перед правосудием. Но несмотря на то, что это условие не выполнено, возможность сближения с ЕС по-прежнему существует. Она зависит от того, что Белград готов ещё предпринять. Правительство слишком увлечено вопросом будущего Косово, а обещанное вознаграждение за информацию о военных преступниках большого впечатления на ЕС не произвело.



Айя Куге: За информацию о том, где скрывается генерал Ратко Младич, правительство Сербии обещало выплатить миллион евро. За Хаджича и Жуплянина – по 250 тысяч евро. Радован Караджич не является гражданином Сербии, и поэтому за него официальная награда не объявлена, но всё-таки сказано, что миллион евро может получить и тот, кто его найдёт.


Вот как объяснил это решение министр юстиции Сербии Драган Петрович.



Драган Петрович: Мы, прежде всего, должны уважать решения ООН и Гаагский трибунал – выполнение своих обязательств к ним. Нашим обязательством является выдача всех обвиняемых в военных преступлениях, которых мы можем найти. Я должен сказать, что все службы, которые этим занимаются - и военные, и гражданские, все государственные органы – действительно посвящают себя тому, чтобы выполнить государственное обязательство. Денежное вознаграждение как побуждение применяют и другие государства, не только Сербия. Я считаю, что это ещё один, дополнительный инструмент, который может помочь нам решить эту проблему. А, в конце концов, я уверен, результат будет. Результатом можно будет считать как нахождение обвиняемых лиц на территории Сербии, так и доказательства, что они не находятся в Сербии.



Айя Куге: Между тем в стране активно обсуждается вопрос о том, а можно ли в принципе за денежное вознаграждение получить информацию о том, где находится генерал Младич. Главный редактор ведущей сербской ежедневной газеты в Сербии «Политика» Лильяна Смайлович.



Лильяна Смайлович: В нашем регионе до сих пор такие денежные вознаграждения не имели эффекта, хотя известно, что, например, за поимку и арест Саддама Хусейна США выплатили огромную сумму. По моему мнению, наша культура, менталитет, не принимает такого рода стимулирование людей. Однако я заранее не исключаю возможность, что награда и у нас может подействовать.



Айя Куге: Ратко Младич и Радован Караджич скрываются уже 11 лет. Про Младича известно, что два года назад он имел несколько тайных квартир в Белграде. И теперь Гаагский трибунал утверждает, что генерал всё ещё находится в столице Сербии. Белградский военный комментатор Александр Радич считает, что денежная награда мало поможет в его поимке.



Александр Радич: Я считаю, что на практике это не поможет найти обвиняемых. Частично из-за публичных выступлений Карлы Дель Понте, которая некоторыми своими заявлениями компрометировала политику Запада по отношению к Сербии, слишком нажимая на нас по поводу ареста двух самых разыскиваемых сербов со списка Гаагского трибунала - Младича и Караджича. Может быть, действительно, вопрос только цены которая обещается, однако до сих пор Запад за информацию предлагал намного больше денег и гарантии безопасности, но это не привело к доносу ни на Караджича, ни на Младича.



Айя Куге: Для одних в Сербии Ратко Младич - герой, для других – человек, который опозорил сербский народ, отдавая распоряжение расстрелять около восьми тысяч боснийских мусульман из города Сребреница. Соединённые Штаты семь лет назад обещали по пять миллионов долларов, полную анонимность и новое местожительство каждому, кто предоставит информацию о Младиче и Караджиче. Заинтересованных не оказалось. Однако белградский политический обозреватель Гордана Логар не исключает, что есть сербы, которые готовы предоставить эту информацию – но не Западу, а полиции Сербии.



Гордана Логар: По-моему, в данном случае это - политическая игра, однако не исключаю, что она может иметь эффект. В Сербии всегда были люди, готовые давать информацию. Вспомним, в 1948 году доносили и на невиновных, чтобы только получить, например, квартиру. Одно дело выдавать обвиняемых американцам, которым сербы не доверяют, а другое – своим.



Айя Куге: Белградский журналист, специалист по организованной преступности Милош Васич думает иначе - что власти Сербии лишь делают вид, что готовы арестовать оставшихся на свободе главных военных преступников.



Милош Васич: Мы получили предложение, которые в чисто профессиональном, тактически-полицейском смысле ничего не значит. Ведь существовали намного большие награды, всё ещё актуальна американская награда в пять миллионов долларов, но никто на неё не купился. Наши главные военные преступники общаются, сотрудничают и контактируют только с людьми, про которых с самого начала знают, что они их не выдадут ни за какую награду. Поэтому денежное вознаграждение является пустой притчей. Это лишь очередная отчаянная попытка главы правительства Сербии Воислава Коштуницы продемонстрировать, что они как будто сотрудничают с Гаагским трибуналом. А такой вид они делаю только затем, чтобы спасти потерянную позицию Сербии по Косово. И трибунал это понимает. Награда ничего не значит. Соратники Котштуницы лицемерно называют это «окончанием сотрудничества с Гаагой», вместо того, чтобы сказать (но этого они никогда не скажут): «мы арестуем Младча, Караджича и остальных!» Их готовность сводится к тому, чтобы каждый вечер на коленях у кровати молиться богу, чтобы Младич и Караджич умерли естественной смертью, и им не надо было бы больше ими заниматься. Они их никогда не арестуют.



Айя Куге: Однако ведь, согласно Конституции, военные службы безопасности находятся под контролем президента Сербии Бориса Тадича, который энергично, и кажется искренне, выступает за арест обвиняемых в военных преступлениях?



Милош Васич: На данный момент все службы безопасности, включая и военную, контролирует премьер-министр Коштуница, так как войска только номинально находятся под контролем президента Бориса Тадича. Несмотря на то, что шеф военной безопасности Ковач - честный человек, хороший специалист и находится вне подозрений, он, как и министр обороны Шут а новац и начальник генерального штаба П о нош, не может ничего предпринять. Они ничего не могут до тех пор, пока премьер этого не захочет. Ведь в руках людей Коштницы вся база кадровиков службы безопасности, весь круг её должностных лиц.



Айя Куге: Во вторник поступила информация, что уже несколько человек позвонили в госбезопасность, чтобы узнать, при каких условиях они могут дать показания о разыскиваемых лицах, как выплачивается награда и будет ли им обеспечена полная анонимность. А на интернет сайте белградского радио Б92 много комментариев с вопросом: ну как давать информацию о Младиче тем, кто на самом деле его защищает – ведь стоит опустить трубку, и нас проглотит мрак.


Но руководство Сербии продолжает утверждать, что все военные преступники будут отправлены в Гаагу. Член совета министерства иностранных дел Сербии Иво Вискович.



Иво Вискович: Если бы действительно была успешно разрешена проблема с Гаагским трибуналом, если бы удалось найти и арестовать хотя бы одного из обвиняемых, это бы нам очень помогло. Даже такой символический шаг, как объявление денежного вознаграждения за информацию, имеет положительную реакцию в Европе. Там от нас требуют хоть что-то, за что схватиться, чтобы не иметь к Сербии то отрицательное отношение, какое было раньше. Да, я согласен, что эта награда со стороны Белграда - лишь маневр, но полезный маневр, показывающий, что мы чем-то занимаемся. Я считаю, что если правительство готово дать деньги за помощь при аресте, это уже прогресс, или хотя бы доказательство решительности правительства действовать, а не только заявлять. Ведь может случиться, что кто-то будет заинтересован дать информацию за деньги. Не думаю, что это случится, но теоретически всегда возможно. И такой малейший шанс в этот момент важен. Посмотрите, Карла дель Понте говорит: сотрудничество не очень хорошее, но оно есть. Мы не сделали всё, что можем, но кое-что мы сделали. Такая оценка намного лучше, чем раньше, когда говорили, что мы не делаем ничего.



Айя Куге: 24 октября в Белград прибудет главный прокурор Гаагского трибунала Карла дель Понте. Она выразила уверенность, что Ратко Младич будет арестован в его убежище в Белграде до конца года. И добавила: «если нет, то будут проблемы».


XS
SM
MD
LG