Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

« Что такое демократия? Это власть народа, как известно », – напомнил граду и миру Владимир Путин на недавней большой пресс-конференции. И поскольку вопрос, на который он в тот момент отвечал, касался объектов американской ПРО в Восточной Европе, тут же перешел в наступление: « Кто спросил чехов и поляков, хотят они там иметь эти системы или нет? Кто их спросил? А по имеющимся у меня сведениям, подавляющее большинство, скажем, граждан Чехии не в восторге от этих планов ».


Если иметь в виду референдум как форму всенародного волеизъявления, поляков и чехов не спрашивали. Но ведь и правительство тогда еще премьера Путина в 1999 году не консультировалось с российскими гражданами, когда вводило войска в Чечню. А ведь крупная военная операция – более серьезная вещь, чем строительство противоракетного радара. Но так уж заведено почти везде: вопросы оборонной политики решаются правительствами и парламентами, которых, как предполагается, избрал и уполномочил народ. Иное дело, что избранникам следовало бы иногда оглядываться на общественное мнение – а то в следующий раз могут и не избрать. Ведь народ получит возможность высказаться – на выборах. Если, конечно, его будут спрашивать честно и по существу. И вот тут журналисты, участвовавшие в пресс-конференции, могли бы о многом расспросить Владимира Путина – но почему-то не сделали этого.


« Демократия – понятие универсальное, оно не может быть местечковым (в одном месте применяются принципы демократии, а в другом – про них забывают) », – заявил российский президент . Но тут же посоветовал наблюдателям ОБСЕ «поучить своих жен щи варить», а не напрашиваться на выборы в России в слишком большом количестве, да еще и за месяц до голосования. Следовательно, по Путину, демократия в России уже вполне «универсальная», незачем за ней приглядывать. Хотя наличие в избирательном бюллетене кандидата Богданова, ставшего относительно известным только после того, как он взял да и собрал без сучка и задоринки аж два миллиона подписей в свою поддержку, уже вызывает вопросы. Не говоря о многих других вещах, связанных с предвыборными кампаниями – и нынешней, и недавней парламентской. Но, видимо, по мнению президента России, всё это вполне «универсальные» вещи.


Демократия = власть народа – слишком простая трактовка. Важен ведь не только сам ответ граждан на вопрос «Люба ли вам эта власть или хотите другую?», но и условия, в которых вопрос задается. И его формулировка. Вспомним 17 марта 1991 года: советская власть предложила гражданам ответить на референдуме, хотят ли они сохранения СССР как « обновленной федерации равноправных суверенных республик »? 76% ответило «да», и немудрено – да что ж плохого в такой модели! Но очень скоро политическая обстановка сильно изменилась, и вот уже власти Украины решили спросить граждан, не против ли они независимости своей республики? Выяснилось, что большинство опять-таки за! Как понять – чего хотели в 1991 году украинцы? Да никак не понять, потому что по крайней мере в первом случае вопрос был поставлен некорректно, «засорен» противоречивыми понятиями: с одной стороны, федерация, с другой – суверенитет.


Трудно сомневаться в том, что Владимир Путин (и названный им преемник) выиграли бы сегодня в России выборы, проведенные даже по самым строгим параметрам ОБСЕ. Но столь же трудно сомневаться и в том, что такие выборы прошли бы в другой обстановке, с несколько иными кандидатами, да и закончились бы, вероятно, с иным «счетом». Поэтому власть и страхуется, спеша подсказать избирателям «правильные» ответы. А коль скоро у себя дома все вопросы решены заранее, можно и пролить крокодилову слезу над «бесправием» граждан других стран.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG