Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вселенная музея. В Метрополитен новый директор


За 31 год работы Филиппа Монтебелло в Метрополитен наступил золотой век

За 31 год работы Филиппа Монтебелло в Метрополитен наступил золотой век

Крупнейший американский музей изобразительных искусств Метрополитен объявил о назначении нового директора. Им стал куратор отдела гобеленов 46-летний Томас Кэмпбелл [Thomas Campbell]. Он заменит на этом посту Филиппа де Монтебелло [Philippe de Montebello] , который за тридцать лет руководства крупнейшим и лучшим музеем страны во многом определял его приоритеты. Это известие стало первополосной новостью в стране в неделю решительной политической борьбы и ураганов.


Его я обсуждаю с обозревателем Радио Свобода Александром Генисом.


— Александр, почему, как вы считаете, это назначение получило такой резонанс?


— Директор Метрополитен — самая важная фигура во всей культурной жизни города. Впрочем, не только культурной. Нью-Йорк — мировая столица туризма. И Метрополитен — один из сильных магнитов, привлекающих сюда приезжих. Согласитесь, что посетить Нью-Йорк и не побывать в Метрополитен так же нелепо, как обойти стороной Эрмитаж, приехав в Петербург. Метрополитен создает огромный приток капитала в городскую экономику, переживающую сейчас нелегкий период.


— Но Метрополитен — всего лишь один из той сотни музеев, которым может похвастаться Нью-Йорк.


— Нет, Метрополитен нельзя даже сравнивать. Это — уникальная институция: энциклопедический музей! Он сразу обо всем, это — сумма нашей цивилизации, не западной, не восточной, не старой и не новой, а именно что всей. Машина просвещения несравнимой мощи. Рядом с Метом можно поставить разве что тот же Эрмитаж или Британский музей. Иногда мне кажется, что сокровищница Метрополитен, как библиотека Борхеса — замкнута, но бесконечна. Сколько бы раз я сюда ни ходил, всегда находится что-то новое. Недавно, например, набрел на коллекцию музыкальных инструментов. Там был клавесин такой красоты, что на нем мог бы играть Моцарт или ангел.


— Какова роль директора в музее?


— Когда нынешний глава музея Филипп де Монтебелло объявил, что с первого января уходит в отставку, в Нью-Йорке воцарилось уныние. За 31 год его работы в Метрополитен наступил золотой век. Я тому свидетель. Монтебелло стал директором в 1977, как раз когда я приехал в Нью-Йорк. С тех пор мы не расставались. Я посетил все до единой выставки, которые устраивал Мет, и о многих из них рассказал нашим слушателям. В музейном деле Монтебелло считается лучшим в мире. Он сумел создать баланс между спросом и предложением на своих условиях.


— Звучит туманно. Что это, собственно, значит?


— Об успехе выставки судят по числу зрителей. Этот статистический подход привел к тому, что все музеи, включая теперь и российские, гонятся за блокбастерами. Секрет их в том, чтобы заманить толпу популярным именем. На импрессионистов или Пикассо всегда соберутся сотни тысячи зрителей.


— Что ж тут плохого?


— Ничего, кроме того, что нельзя без конца эксплуатировать знакомое и любимое. Задача музея — расширять и углублять наши знания, утончать вкусы, цивилизовать эстетические взгляды и привычки. Именно этим и занимался треть века Монтебелло. Будучи демократом, он считал, что искусство принадлежит народу, который часто бывает умнее критиков. Метрополитен не раз устраивал выставки, которые считались интересными только узким специалистам. Но Монтебелло верил в свою публику и всегда оказывался прав.


— Да, я вспоминаю выставку «Византия», которая прошла с неожиданным и оглушительным успехом.


— Еще показательнее выставка гобеленов. Помните Нью-Йорк сразу после 11 сентября? Невеселое зрелище. И тут музей устраивает безумно дорогую выставку гобеленов эпохи Ренессанса, о которых никто ничего не знает. Даже друзья Метрополитен тогда считали затею авантюрой. Но Монтебелло знал, что делал. Некоторые шпалеры были такой ширины, что пришлось заказать специальные автоплатформы и остановить движение на Пятой авеню. Увидав снимок гобеленного кортежа в газетах, нью-йоркцы ринулись на выставку. В результате она стала как бы символом нью-йоркской выдержки — в городе еще дымятся руины, а его жители рассматривают эзотерические экспонаты в своем любимом музее.


— Однако, не пора ли нам перейти от старого директора Метрополитен к новому?


— А мы уже перешли. Куратором той самой выставки был Томас Кэмпбел, которого только что назначили директором взамен Монтебелло. Ему — 46, он вырос в Кембридже, учился в Оксфорде и путешествовал по музеям всего мира, подрабатывая официантом. В Метон с 1995. Тут его прозвали «гобеленным Томом» — по его узкой специальности. Теперь на нем будет весь музей.


— Чего зрителям ждать от нового директора нам, посетителям?


— Сегодня многие музеи, включая даже такой роскошный, как Гуггенхайм, упрекают в том, что их директора идут на поводу у попечителей, коллекционеров, спонсоров или невзыскательной аудитории, которую легко развлечь, скажем, выставкой «Армани», но трудно научить чему-то сложному, интересному и высокому. Зато именно такую миссию — развлекать просвещая — выполняет уже второй век музей Метрополитен. Поэтому у его нового директора Томаса Кэмпбела есть только одна задача — не опустить планки.


XS
SM
MD
LG