Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему проваливаются реформистские правительства Центральной и Восточной Европы


Ефим Фиштейн: Вступление бывших социалистических стран Центральной и Восточной Европы в Европейский союз было обусловлено проведением некоторых фундаментальных реформ, которые обеспечили бы совместимость их социально-политических, правовых и экономических принципов с нормами Евросоюза. Но вот загвоздка, безболезненных реформ в природе не бывает, а болезненные, как правило, встречаются населением в штыки. В ловушки реформ оказываются загнанными как правые, так и левые правительства региона. На днях ощутимое поражение на выборах в краевое самоуправление и в Сенат потерпело правоцентристское правительство Чехии. Символом реформ стал административный сбор в 30 крон, который пациенты вынуждены платить за визит к врачу. В свое время такую же меру пыталось ввести социалистическое правительство Венгрии, но и там население отвергло ее на референдуме. С тех пор обстановка в этой стране накаляется с каждым днем. Глобальный финансовый кризис особенно тяжелые последствия имеет как раз в тех странах, где реформы были отложены в долгий ящик. Любая годовщина служит поводом для проявления общественного недовольства, как это случилось в Венгрии в минувшую пятницу по случаю очередной и даже не круглой годовщины восстания 1956 года.


Послушаем будапештского историка Миклоша Куна.



Миклош Кун: 52 года назад вечерняя демонстрация студентов вылилась в огромную революционную волну. И начались бои. А в это время к Будапешту уже подходили советские войска. События 1956 года, к сожалению, в наши дни разделяют Венгрию на два больших лагеря. Социалисты, которые стоят у власти, в частности, премьер-министр Ференц Дюрчань, считают, что 1956 год – это, в общем-то, восстание, и даже не восстание, а стремление к реформам со стороны венгерских реформ-социалистов тогдашнего времени во главе с бывшим коммунистом Имре Надем. В то же время Виктор Орбан, лидер консервативной партии ФИДЕС-Союз молодых демократов, считает, что восстание вылилось в огромный протест против социалистического режима, и 1956 год – это символ единения венгерской нации; а в данное время Венгрия низвергнута в столь плачевное состояние, экономический кризис настолько ощутим населением, что 1956 год должен быть для нас огромным уроком. Это они высказали в своих выступлениях.


И венгерское телевидение показало митинг, где выступил Виктор Орбан, и показало выступление премьер-министра Венгрии Дюрчаня в здании Венгерской государственной оперы. Здание было буквально окружено полицейскими, несколько сотен вооруженных полицейских охраняли здание. Дело в том, что в прошедшие два года этот день выливался в огромные столкновения между частью населения, радикалами и провокаторами, кто знает, кто были эти люди, и полиции. На этот раз митинги прошли очень спокойно, никаких особых последствий праздника не было.


Я, напротив ощутил огромную апатию. Венгерское население очень тяжело переживает экономический кризис. «Тут не до истории», - сказал мне молодой человек, который со своей девушкой гулял мимо моего дома. «Это было очень давно», - сказал он. 52 года назад произошла венгерская революция – и вот, видите, отношение части населения.


Миклош Кун для Радио Свобода, Будапешт.



Ефим Фиштейн: В Литве в минувший уик-энд состоялся второй тур парламентских выборов. В результате от управления страной было отстранено коалиционное правительства во главе с социал-демократами, пытавшееся, хоть и крайне непоследовательно, проводить социально-экономические реформы. Как интерпретирует результаты выборов вильнюсский публицист Пранас Моркус.



Пранас Моркус: Общее впечатление можно выразить словом «отрадное». Причины, по всей видимости, тут две. Первая – это крушение образований, созданных исключительно для обладания властью, и множество, прямо скажем, уже одиозных фигур. Прошлый Сейм – это был подлинно публичный дом, потому что перескакивание из фракции во фракцию без всяких объяснений. И поэтому смывалось не только понятие партии и ее программы, но вообще всякие границы.


Любопытнейшее крушение потерпела Прунскене. Ей удалось еще вывернуться от предвыборного скандала, когда выплыла наружу запись, кажется, 1991 года, где она рассказывает о том, как в ГБ ей давали кличку. Тут как-то она выскользнула, дело не было возобновлено, но она потерпела сокрушительное поражение в округе одномандатном, и, в общем-то, ее партия тоже уходит с политической арены. Провалились две партии популистские – партия отставленного президента Паксаса и загадочного богача Виктора Викторовича Успасских, который с трудом выражается не только по-литовски, но и по-русски.


Тем не менее, второй тур и вообще общие итоги радуют тем, что избиратель стал зрелым. Политическая ситуация в Литве слегка оздоровлена. Я вот никогда не голосую за так называемых социал-демократов, но отрадно, что они остались второй партией, получив свои 26 голосов, потому что как-то два политических центра, объединяющих различные новообразования, они остаются стабильными. И еще одна штука. Очень зрелые голосования были в одномандатных округах. Это показывает, что избиратель на местах уже как-то отбирает трезво и как надо.


Победила, как и следовало ожидать, сила, которая держалась в оппозиции, - это «Союз Отечества». Это само собой понятно на фоне расточительной и провальной политики, особенно последнего года, правительства меньшинства Киркиласа. Множились сигналы из Европейского союза о том, что финансовая политика недопустима. Поскольку бюджет составлялся уже на фоне приближающихся выборов, то в проект бюджета заложены обещания, которые загубили бы вконец экономику и все, что хотите.



Ефим Фиштейн: А как можно охарактеризовать победившие на выборах партии? Какие правящие коалиции он могут составить?



Пранас Моркус: Выигравшая сила – ее называют правоцентристской коалицией, на сегодняшний день кажется убедительной, потому что Андрюс Кубилюс, по-видимому, будущий премьер, имеет славу человека, который взял в свое время в свои руки страну в условиях русского дефолта и как-то в тот момент вырулил. К нему примыкают две прежде расколовшиеся либеральные партии, сейчас они, кажется, объединятся. Так что речь может идти о коалиции трех партий - «Союз Отечества», либералов и новой, весной возникшей Партии возрождения. Ее глава – Арунас Валинскас, человек харизматический, и сейчас никто не может понять, отчего же так быстро эта партия подошла просто к линии, за которой она становится правящей. Дело в том, что в политической жизни Литвы существовал всегда кризис говорения. Сеймы были в основном сборищами люмпенов, боролись не столько с вопросами экономики, права и другими, сколько конструкциями деепричастий и причастий.


Несмотря на то, что за нами годы обильные, что называется, они, к сожалению, принесли образцы крайне расточительности и нерационального обращения с национальным продуктом и с теми возможностями, которые членство в Европейском союзе предоставляло. Были серьезные очень предупреждения еврокомиссара по финансам Грибаускайте. К сожалению, премьер их демонстративно отшвыривал как якобы преждевременные, неадекватные и так далее. Я думаю, если говорить о том, что в итоге как-то решило вот такой исход выборов, то фактора, мне кажется, два – провальность экономической политики, расточительство и в связи с грузинской войной возросшие опасения России и ее экономических мер по, так сказать, наказанию Литвы.



Ефим Фиштейн: Но можно ли ожидать продолжения болезненных реформ в Литве? Или же новое правительство приостановит их, во всяком случае, в контексте разразившегося финансового кризиса?



Пранас Моркус: Я думаю, что как раз кризис поможет реформированию существующего уклада экономического. Потому что, в конце концов, это в литовском менталитете: литовский хозяин, крестьянин всегда действовал и продвигался в условиях бедности. Первая задача правительства будет, конечно, реконструировать бюджет. Новый Сейм, по-видимому, за это возьмется. Убрать эти безумные какие-то совершенно поблажки, какие-то системы привилегий, обещания, которые погрузили бы окончательно в долговую яму страну, и так далее, и так далее. Вот это самое первое – реконструкция бюджета. А далее уже следуют все те обещанные реформы, за которые не брались, потому что приближались выборы, и казалось, что они могут быть не приняты избирателями. Прежде всего тут речь идет сейчас о реформе просвещения. Расплодившиеся университеты, падающий уровень преподавания… Смена министров в данном случае приводила только к кривотолкам и обещаниям. Декларируемая социал-демократами политика обращения к нуждам людей была лишь формулой, это та же буржуазная партия, как и «Союз Отечества», скажем так. И я думаю, что почти все – и реформу здравоохранения, и просвещения, можно все области жизни общества и государства перечислить – все это будет почти с белого листа начато. И что касается введения евро, то это не до жиру, быть бы живу.



Ефим Фиштейн: Таково мнение вильнюсского публициста Пранаса Моркуса.


Обобщая, можно сказать, что глобальный финансовый кризис, поразивший Европу, который, скорее всего, будет сопровождаться кризисом производственным, еще более осложнит процесс проведения необходимых реформ в странах Центральной и Восточной Европы.


XS
SM
MD
LG