Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жители Липецкой области против Чагодищенского стекольного завода


Ефим Фиштейн: Жители поселка Матырский Липецкой области требуют закрытия расположенного неподалеку стекольного завода. На этой неделе они даже перекрыли железную дорогу, но были разогнаны ОМОНом. Акцию спровоцировал очередной выброс отходов предприятия. Жителям поселка буквально нечем было дышать. Местная власть и администрация стекольного завода утверждают, что все экологические требования на предприятии учтены. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: В митинге с требованием закрыть Чагодищинский стекольный завод приняли участие около тысячи жителей поселка Матырский Липецкой области. Люди просили, чтобы на акцию прибыл губернатор Олег Королев, но так его и не дождались, поэтому в отчаянии поднялись на железнодорожную насыпь и перекрыли железную дорогу. В результате на 40 минут было заблокировано движение поезда Волгоград – Санкт-Петербург. Прибывший на место ОМОН смог оттеснить людей с рельсов только с третьей попытки. О том, почему протестуют жители поселка Матырский, рассказывает корреспондент Радио Свобода в Липецке Оксана Загребнева.



Оксана Загребнева: Митинги против строительства особой экономической зоны Липецка жители расположенного рядом поселка Матырский проводят регулярно. Но вот поезд во время акции протеста остановили впервые. История началась пару лет назад, когда под Липецком открыли свободную экономическую зону. А в июне 2007 начал работать первый ее резидент Чагодощинский стекольный завод «Липецк». И все бы ничего, ведь это инвестиции, рабочие места, налоги. Но только построили завод через дорогу от жилого поселка Матырский, что и вызывает основной протест его жителей.



Вообще стекольный завод зачем построили рядом с жилыми домами? Основное требование – убрать завод или хотя бы хорошие очистительные сооружения построить. Подоконники каждый день черные, замучились вытирать.


Экология ужасная. Людей не спросили, построили заводы. Дети растут. У нас выйдешь вечером, клубы дыма. Особенно вечером можно обратить на это внимание. Большая часть на наш поселок и дует. Ребенок растет, а они тут настраивают.



Оксана Загребнева: За время работы стекольного завода у матырцев накопилось много претензий. Например, в перебоях с питьевой водой в поселке местные жители обвиняют предприятие. И даже перекрывали подачу воды на стекольный завод в ходе одной из акций протеста. Так же, по словам жителей, на Матырский летит стекольная пыль, у многих ухудшилось здоровье, а производство им кажется слишком шумным. Действительно ли так негативно влияет Чагодощинский стекольный завод «Липецк» на экологию. Рассказывает руководитель управления Роспотребнадзора по Липецкой области Станислав Савельев.



Станислав Савельев: На сегодняшний день у меня объективных предпосылок к требованиям к особой экономической зоне нет. Было одно требование, которое решено в сентябре месяце. Потому что действительно на территории поселка Матырское было превышение по шуму. После проведения комплекса мероприятий на стекольном заводе на сегодняшний день этот вопрос снят. Остальных вопросов у меня не было. Делали замеры атмосферного воздуха, смотрели, есть ли загрязнения и так далее.



Оксана Загребнева: Областные власти обещали возвести шумоизоляционную стену длиной два километра вдоль автодороги Липецк - Грязи, решить вопросы качественного водоснабжения жилых домов, построить в поселке оздоровительный комплекс с бассейном. Ни одно из обещаний выполнено не было. 30 октября жители Матырского, порядка тысячи человек, вышли на очередной митинг. Они перекрыли трассу Липецк- Грязи, но их оттеснили омоновцы. После чего митингующие отправились к железной дороге и перекрыли ее, остановив поезд Волгоград – Санкт-Петербург. Незапланированная стоянка состава длилась более получаса. Митингующие скандировали лозунги против строительства особой экономической зоны Липецк, требовали закрыть стекольный завод и хором просили прибыть к ним губернатора Липецкой области Олега Королева. Но представители власти так и не появились. Успокаивать жителей пришлось сотрудникам правоохранительных органов. После уверения, что требования матырцев будут донесены до губернатора, митингующие пропустили поезд. Уже вечером того же дня было составлено обращение к президенту и премьер-министру России. Жители поселка потребовали их вмешательства в ситуацию. Кроме того в письме матырцы просят прекратить размещение на территории зоны промышленных предприятий. Вручить петицию жители решили сами. В ближайшее время они отправят делегацию в Москву. Также жители поселка планируют провести митинг в столице и пройти маршем протеста по Липецку.



Любовь Чижова: Я позвонила на Чагодищенский стекольный завод и попросила прокомментировать сложившуюся ситуацию представителя администрации. Со мной побеседовал Александр Соколов, который сообщил, что от интервью он пока воздерживается – слишком неспокойная обстановка складывается вокруг завода. Но он меня заверил, что с экологической безопасностью на предприятии все в порядке, никаких вредных выхлопов оно не производит, а требования жителей поселка носят не экологический, а политический характер. Между тем, по сообщениям ряда российских СМИ, претензии к заводу имелись и раньше. В июле прошлого года природоохранный прокурор Липецкой области возбудил дело об административном правонарушении в отношении ООО Чагодищенский стекольный завод «Липецк». В ходе проверки предприятия выяснилось, что там неэффективно работает пылеулавливающее оборудование и поэтому в воздух попадают вредные выбросы. Были выявлены виновные, но они отделались дисциплинарными взысканиями и небольшими штрафами. Ничего не изменилось. Жители поселка Матырский по-прежнему дышат выхлопами стекольного завода. О том, почему это происходит, рассуждает президент Союза за химическую безопасность Лев Федоров.



Лев Федоров: Решили поставить завод, вот прямо впритык к поселку Матырский. И все эти начальники дали спокойно разрешение на это. То есть всякие природнадзоры, потребнадзоры, технадзоры и прочие. Завод поставили, он находится в трехстах метрах от поселка. Те люди, которые давали разрешение, они делали вид, что они читали документацию. Ничего они не читали. Или они получили в конверте, потому что из завода сифонит грязь.



Любовь Чижова: Теоретически чем опасны выбросы подобных предприятий, чем они угрожают местным жителям?



Лев Федоров: Любые выбросы химических, стекольных, строительных, железнодорожных, металлургических предприятий вредны и перечислять это бесполезно. Это тысячи веществ.



Любовь Чижова: Даже по данным Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору, содержание вредных веществ в атмосфере там превысило норму предельно допустимой концентрации от 16 до 32 раз. Кроме того произошло нарушение водоснабжения поселка. Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору дает такое заключение, тем не менее, предприятие продолжает действовать.



Лев Федоров: Так они изначально разрешили все это. А сейчас, когда жители взбунтовались, они делают вид, что они чистые и пушистые. Коррупция в этом и заключается, что у нас эти три богатыря, то есть технологический надзор, санитарный и природный сидят на месте, дают на все разрешение, получают свое в конверте, а потом изображают из себя борцов за народное счастье. Когда наш нынешний президент показывает, как он оснастил больницу каким-то новым оборудованием, я рад за людей, которые будут лечиться на этом новом оборудовании. Но это одноходовая комбинация. Потому что на самом деле надо говорить не о следствиях - больные, а о причинах. А причины – это все выбросы нашей промышленности. Эти выбросы токсичны. У нас погибает полмиллиона людей только от эколого-зависимых болезней. Когда вам говорят – сердце остановилось, рак, еще что-то такое, вот это и есть эколого-зависимые болезни. Спросите себя, почему японцы живут 82-83 года в среднем, а мы живем меньше 60? Потому что у нас выбросы промышленных предприятий, эти выбросы вызывают заболевания и преждевременную смерть на радость пенсионному фонду. Пенсионный фонд доволен и это единственный, кто доволен. Я вам сказал официальную цифру Всемирной организации здравоохранения, что у нас около полмиллиона людей, у нас в России, погибает каждый год от эколого-зависимых болезней. И в данном случае мы говорим о маленьком частном случае, таких случаев у нас тысячи, миллионы. У нас любое предприятие так живет.



Любовь Чижова: Президент Союза за химическую безопасность Лев Федоров напоминает, что нынешний российский президент Дмитрий Медведев в период своей предвыборной кампании много говорил об экологии, но совершенно забросил эту тему после того, как возглавил государство. Чиновники прекрасно знают о несовершенстве очистительных систем на большинстве российских промышленных предприятий. Знают о том, каким воздухам дышат живущие рядом люди, но не спешат ничего менять, хотя возможности для этого есть.



Лев Федоров: Вы посмотрите на Кудрина, у него в руках было много денег. Сейчас у него стало меньше денег, они должны были погибнуть. Но когда у него были деньги, он должен быть озаботиться, не он, конечно, он должен был выделить, а озаботиться должен был президент России предыдущий и нынешний. Озаботиться тем, чтобы промышленность перестала выбрасывать вредные вещества в окружающую среду. Они все никак не хотят этого понять. Для того, чтобы стать президентом России, нынешний президент поехал в Челябинск и в январе рассказал, какая химическая безопасность плохая в городе Челябинске. Мы там думали атомная, не атомная, а там, оказывается, химические выбросы есть. А сейчас, когда он стал президентом, он прочитал перед Федеральным собранием речь, что, там хоть слово «экология» было? Не было. Так вы программу до 20 года составляете или живете одним днем? Надо что-то выбрать.



Любовь Чижова: Как вы думаете, в поселке Матырский как все кончится?



Лев Федоров: Плохо кончится. Их же продали. Вы же понимаете, что конкретные люди дали разрешение, документация в полном порядке. Все сбросы сбросили в ближайший водоем и все, кончилась вода, питьевое водоснабжение на этом погибло. Это везде, каждый день одно и то же. Сейчас расскажу, как в Рязани мы боремся – точно так же борются с заводом по выпуску фольмадегида. У этого завода по выпуску фенолфольмадегидных смол, в общем нужных, у него санитарно-защитная зона километр. Так установил Онищенко. Они поставили завод в пятистах метров. Разумеется, в порядке исключения. И все, жители требуют – нам не надо. Потому что вы понимаете, что если Онищенко строить завод разрешает с санитарно-защитной зоной тысячу метров, это значит что там стандартная вонь будет на всю ивановскую. Я вам расскажу. Выходите с железнодорожного вокзала в Базеле, там два самых крупных на свете химических предприятия, и вы думаете – как бы до них дойти. Если вы в Дзержинске выходите с поезда, то вы нос включаете и по запаху приходите на химическое предприятие. В Базеле это невозможно. Там люди живут прямо под стеной химического предприятия, не в тысяче метрах, как у нас Онищенко устанавливает, а в одном метре, через дорогу. Просто мы другая цивилизация. Наши начальники никак не поймут, что они могли бы за это время оснастить предприятие очистными устройствами. «Норникель» у нас торгует никелем, палладием платины, вот все это хозяйство нужно для очистки всего этого. Наши вазовские автомобили многочисленные, почему их на Запад не пускают? Они не ставят очистные устройства. Почему? Потому что очистное устройство – это 40% стоимости автомобиля. Получается, что мужики наши не доживают до 55. Что, нельзя этого понять? Это же одно из другого вытекает.



Любовь Чижова: Жители поселка Матырский Липецкой области не собираются сидеть сложа руки, они намерены отправить делегацию в Москву и передать петицию с требованием закрыть местный стекольный завод самому президенту.


XS
SM
MD
LG