30 июня 2016

    Главные разделы / Общество

    Сошествие благодатного огня

    За акцию у здания ФСБ на Лубянской площади художнику Петру Павленскому грозит до трех лет тюрьмы

    Фото с акции Петра Павленского у здания ФСБ на Лубянской площади
    Фото с акции Петра Павленского у здания ФСБ на Лубянской площади

    В отношении Петра Павленского возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 214 УК РФ "Вандализм". Об этом агентству ТАСС сообщил представитель пресс-службы ГУ МВД РФ по Москве. Решается вопрос о задержании подозреваемого, сообщил собеседник агентства. По этой статье художниу грозит до трех лет лишения свободы. Сейчас Павленский, задержанный в понедельник за поджог двери здания ФСБ в Москве, находится в ОВД "Мещанское". Его интересы представляет авдвокат Ольга Чавдар. Она сообщила Радио Свобода некоторые подробности своей короткой встречи с художником: в полиции с ним обращаются нормально, разрешили принести ему еду и лекарства.

    Адвокат Ольга Чавдар
    Адвокат Ольга Чавдарi
    || 0:00:00
    ...    
     
    X

    – Каков его статус? И как он себя чувствует?

    – Петр сейчас находится в МВД по району Мещанский Москвы. Мне удалось с ним пообщаться всего пять минут, он мне пояснил, что его фактически задержали где-то в час ночи, через 20 минут после того, как дверь начала гореть. Его доставили в Управление ФСБ, где до 5 часов утра мучили одним единственным вопросом: кому ты хотел смерти? На что Петр ответил, что, конечно же, он никому смерти не хотел, такого умысла у него не было. Как он пояснил, ФСБ само совершает террористическую акцию в отношении народа, незаконно привлекая невиновных к уголовной ответственности. Что касается его процессуального статуса, он пока задержан. В отношении него сейчас решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Материалов доследственной проверки я не видела, поскольку они направлены в прокуратуру.

    – Как с ним обращаются в полиции?

    – Пока все неплохо, на самом деле. Сотрудники полиции разрешили мне с ним увидеться. Кроме того, я сходила в магазин, принесла ему поесть. Он попросил, потому что он с ночи ничего не ел. Его не кормили. Кроме того, он еще принимает какие-то лекарственные препараты, которые ему назначены врачом. Собственно, ему позволяют их принимать. Я попросила, чтобы ему не препятствовали в этом.

    – Когда вы в следующий раз планируете с Петром увидеться?

    – Во-первых, я оставила свое заявление в дежурной части о том, что в случае проведения каких-либо следственных действий либо иных действий процессуального характера с участием моего подзащитного меня ставили об этом в известность. Кроме того, я Петру дала свои контактные данные. В случае, если его будут допрашивать, в случае возбуждения уголовного дела или заключения под стражу, он сообщит, что у него есть адвокат, и меня должны вызвать.

    Ночью художник-акционист Петр Павленский поджег вход в главное здание ФСБ на Лубянке. К утру социальные сети загудели.

     

     

    Аудитория мгновенно разделилась. Есть большая группа сочувствующих Павленскому.

     

     

     

     

    Надя Толоконникова:

    Прекрасный Петр и его акция:

    "Горящая дверь Лубянки – это перчатка, которую бросает общество в лицо террористической угрозе Федеральная служба безопасности действует методом непрерывного террора и удерживает власть над 146 000 000 человек. Страх превращает свободных людей в слипшуюся массу разрозненных тел. Угроза неизбежной расправы нависает над каждым, кто находится в пределах досягаемости для устройств наружного наблюдения, прослушивания разговоров и границ паспортного контроля. Военные суды ликвидируют любые проявления свободы воли. Но терроризм может существовать лишь за счет животного инстинкта страха. Пойти против этого инстинкта человека заставляет безусловный защитный рефлекс. Это рефлекс борьбы за собственную жизнь. А жизнь стоит того, чтобы начать за нее бороться"

    Роман Удот:

    Теперь мы знаем как выглядят Врата Ада. Нужно было лишь правильно подсветить.

    Антон Долин:

    Те, кто не увидит здесь смысла, – ну, просто это красиво (только не надо про жестокость или опасности, посреди ночи угрозы не было никакой и никому, кроме автора, никто и не пострадал).

    Те, кого все-таки интересует и содержание, а не только форма искусства, – читайте комментарий художника.

    Александр Редолент:

    Пока ты спал или плясал, Павленский сделал то, о чем ты мечтал.

    Роман Попков:

    Ну это конечно главная русская политическая акция последних лет.

    После распада НБП, группы "Война" и Pussy Riot Павленский прям последний герой остался.

    Евгений Фёдоров:

    Самый крутой одиночный пикет в РФ.

    Алексей Красовский:

    Сильная власть не боится сильных художников, не отвечает им двушечками, не прячется за комментарии троллей ("лучше бы себя сжег"). Но кто сказал что у нас сильная власть? Сегодня она попытается внушить своим гражданам, что Петр Павленский сумасшедший или террорист. Какой-нибудь мундир скажет в микрофон, что художники рисуют картины, а не жгут двери, и миллион телезрителей радостно закивают, не думая о том, сколько дверей уже закрылось для них, не спрашивая, куда исчезли больницы, поликлиники, школы, почему больше нельзя парковаться возле роддома и отдыхать в Египте.

    Илья Морозов:

    Вот, бывало, сидишь всю ночь, грузишься, а просыпаешься и оказывается, что твоя мечта начала сбываться.
    Конечно, не самая заветная мечта (про самую заветную я и думать не пытаюсь, хотя получается с трудом).
    И в общем, только начала и сразу же остановилась.
    Но это только начало и БЕЗУМСТВУ ХРАБРЫХ ПОЕМ МЫ ПЕСНЮ!
    (Это я про Петю Павленского, конечно же и его последнюю акцию).
    Пусть она когда-нибудь (еще при этой нашей жизни) сгорит к чортям собачьим – Лубянка, рассадник всякой мрази и гнойник на теле матери-Земли!
    Эээххх!
    Бодрая неделя начинается...

    Мария Снеговая:

    Павленский – потрясающий.

    Константин Боровой:

    Это будет символом России и через 100 лет.

    Дмитрий Гудков:

    Я тоже скажу свои пару слов про новую акцию Павленского. Во-первых, все, конечно, прекрасно продумано: и время – утро понедельника, чтобы сразу обеспечить СМИ главной новостью, и картинка – лицо аскета на фоне пожара. Как акт искусства – практически безупречно, не нужны никакие пояснения.

    А вот во-вторых – все печальнее. Представьте, что тот же Павленский вышел утром к ФСБ с плакатом в одиночный пикет. Этого никто и не заметил бы, сколько таких пикетчиков только за последний месяц повязали в центре города "без шума и пыли". А раз нормальный протест не работает – у ФСБ начинают гореть двери. И все, кого я читал в Фейсбуке, восторгаются. Не красотой картинки, а именно самим поджогом.

    Опять же вспомните: несколько лет назад "Война" поджигала милицейские машины – и не находила ни понимания, ни сочувствия. "Литейный фаллос" всем понравился, а вот поджоги – нет. Говорили тогда, что грубо, что искусство не должно переходить в хулиганство.

    Перешло. И стало нормальным. Все потому, что в нашей ватной атмосфере невозможно достучаться до власти иначе. Ватная – это не потому что "ватники", а потому что любой общественный протест уходит в вязкую тишину. Вот ничего больше и не остается.

    Можете себе представить, чтобы Суриков вместо того, чтобы рисовать "Боярыню Морозову" кидал мольбертом в царя? – А ведь ровно это и происходит. Потому что другого способа диалога власти и общества уже нет. И искусство адекватно отвечает на такой вызов времени. Мы дошли до той точки, когда низы не могут достучаться до верхов, а те не хотят слышать этот стук.

    Властям не нравилась молитва к Богородице? – Получите "мене текел фарес". ФСБ взвешено на весах и найдено слишком легким.

    Есть и вполне предсказуемая негативная реакция.

     

     

     

     

     

     

     

    Андрей Егоров:

    Это, пожалуй, остроумнее, чем прибивание собственной мошонки к мостовой Красной площади и зашивание рта. Петр Павленский, понятное дело, не боится, что это расценят как террористический акт. Он давно состоит на учете у психиатров. 

    Журналисты "Дождя", чудом оказавшиеся в нужное время в нужном месте, негодуют, что их тоже задержала полиция. 

    Между тем, они будут проходить по делу в качестве свидетелей. Быть свидетелями – не всегда добровольная практика в России.

    Илья Варламов:

    Журналисты рассказали мне, что полицейские с опаской относились к художнику, считая его сумасшедшим. "Кто знает, что он может выкинуть! Он же себе яйца прибил гвоздем к брусчатке!"

    Ну и конечно (куда без этого), традиционный вопрос: что бы стало с Павленским в Соединенных Штатах Америки (почему-то именно там).

    Антон Красовский:

    Я понимаю, что на меня сейчас накинутся все: сравниваешь, опошляешь, задаёшь очевидные вопросы, но мне правда интересно – совершенно безоценочно. Какие были бы судебные перспективы у художника-акциониста, поджегшего дверь центрального офиса ФБР?

    Иван Филиппов:

    Вот Антон Красовский в связи с акцией Павленского задает вопрос: а что бы сделала американская судебная система с художником-акционистом, который бы поджог дверь центрального офиса ФБР. Вопрос очень любопытный на самом деле. Зависит от того как бы обвинение сформулировали: если просто destruction of federal property, например, то ерунда, а вот если как терроризм.. Но вопрос очень теоретический, поскольку у офиса ФБР в Вашингтоне двери стеклянные, их хрен зажжешь. А самое важное, человека с канистрой бензина, направляющегося к этим стеклянным дверям, с наибольшей вероятностью бы уложили мордой в пол метров за 100. Или застрелили.

    В связи с этим у меня вопрос: а как так, что к главным дверям одного из важнейших объектов города может человек с канистрой бензина подойти? И еще поджечь? А если бы человек, простите, с килограммом тротила был? Или с камазом? Вопрос ведь не праздный в свете последних событий..

    Да, проблема безопасности тоже в центре внимания.

     

     

     

    Ну и последнее (не по важности!): что же будет с самим Петром.

    Запомним, хотя последнее, конечно, слишком оптимистично.

    Вот что думает об акции Петра Павленского искусствовед, галерист Марат Гельман:

    Марат Гельман - об акции Петра Павленского
    Марат Гельман - об акции Петра Павленскогоi
    || 0:00:00
    ...    
     
    X

     

    Марат ГельманМарат Гельман
    x
    Марат Гельман
    Марат Гельман

    – Безусловно, это художественная акция, но от перформанса и театра она отличается тем, что в нее постепенно вовлекается значительное количество людей, а иногда и целые институты. Здесь, очевидно, будет вовлечен судебный институт. Это художественная акция, которая одновременно является и неким мелким хулиганством. Это без "или". Его акция – это достаточно сильный символический жест, потому что это на его фоне – ворота Ада. Это происходит в тот момент, когда часть общества дискутирует, какова природа нынешнего кризиса. Многие считают, что его природа заключается в бэкграунде нашего президента, а его бэкграунд именно с Лубянки. А, с другой стороны, это хулиганство. Наверняка будет суд.

    – Как вам предыдущие акции Петра Павленского? Насколько сильными и ценными они вам кажутся?

    – Здесь вся стратегия Павленского очень стройная, с моей точки зрения, и очень важная. Он показывает силу слабого человека. То есть в обществе, в котором как бы доминируют такие репрессивные силовые жесты (армия, полиция, прокуратура), он показывает, что он абсолютно слабый, но с ним это общество ничего не может сделать. Ну что вы можете сделать человеку, который сам себя обмотал колючей проволокой? Вы его будете пугать пытками в тюрьме? Или человек, который прибил свою мошонку к Красной площади, неужели вы думаете, что вы можете сделать ему хуже, чем он делает себе сам? Он как бы показывает силу слабого человека, которая все-таки существует. И показывает это в тот момент, когда в обществе есть некая апатия, связанная с тем, что мы ничего не можем, мы бессильны, оппозицию зачищают, бизнес отбирают, власть сильна, у нее огромная поддержка. Что мы можем? Нас мало. И в этой ситуации он показывает, что даже один человек что-то может. В каком-то смысле это достаточно оптимистичное искусство. Он говорит: я слабый, но вы ничего не можете со мной сделать.

    – Каким вам видится будущее Петра Павленского?

    – Это сложно. Если говорить о ближайшем будущем, то будет судебный процесс. И здесь очень важно помнить, что по его прошлому делу следователь превратился в его адвоката. Следователь разговаривал с ним и пытался понять, зачем он это делает. И он понял настолько, что уволился из органов и стал его адвокатом. Какая-то такая библейская история. Нас ждет вполне себе театрализованное шоу – эти суды, в которых будут спрашивать: зачем вы это сделали, каковы мотивы поджога двери. И он будет говорить. И вот эти тексты станут важными. При этом власть понимает, что ему не страшно.


    Иван Беляев

    Редактор социальных сетей Радио Свобода 



    Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

    Читайте также

    Видео "Военная" дорога к наследию

    Путешествие в оказавшуюся никому не нужной усадьбу знаменитого архитектора Николая Львова Дальше

    Видео Одиночные пикеты в защиту Белых

    В Кирове у здания правительства прошли одиночные пикеты в защиту арестованного губернатора Никиты Белых. Его задержали в минувшую пятницу в Москве, как утверждают следователи, при получении взятки в 400 тысяч евро. В субботу суд арестовал губернатора на два месяца. Сам Белых обвинения отвергает. Жители Кирова Артур Абашев и Вячеслав Тихонов вышли на акцию протеста с требованием освободить губернатора до суда и объективного расследовать случившееся. Дальше

    Видео Арест губернатора поразил кировчан

    Басманный суд Москвы санкционировал арест губернатора Кировской области Никиты Белых, обвиняемого в получении взятки в особо крупном размере. Что думают об этой истории прохожие на улицах Кирова? Дальше