Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петр Павленский превратил абсурдный судебный процесс, на котором он проходит обвиняемым, в художественную акцию молчания

В Петербурге, в 199-м мировом участке, начался суд на художником-акционистом Петром Павленским. Его обвиняют в вандализме, совершенном во время акции "Свобода" в поддержку украинского Майдана.

Рассмотрение дела в среду во второй половине дня началось с подробного описания преступления, которое, по мнению следствия, совершил Павленский ранним утром 23 февраля 2014 года. Представитель обвинения, держа в руках многостраничный текст, с многочисленными подробностями и повторами описывал, как накануне акции Павленский нашел машину и шофера, чтобы привезти на Мало-Конюшенный мост автомобильные покрышки, железные листы, палки, анархистский черный и украинский желто-синий флаги, а также горючие смеси для поджигания сложенной из покрышек "баррикады" "с помощью неустановленного средства". Обвинитель несколько раз повторил, что Петр Павленский и помогавшие ему участники акции имели умысел оскорбить общепринятые понятия о нравственности и причинить вред мосту – памятнику культуры, который в результате был осквернен. Указывалась также и сумма ущерба – 27 тысяч рублей, которые пришлось потратить на уборку обгоревших покрышек и на отмывание от копоти брусчатки моста.

Однако, когда чтение было закончено, судье так и не удалось добиться от Павленского ответа, понятно ли ему обвинение, согласен ли он с обвинением – поскольку перед этим судья отказала стороне защиты в ходатайстве допустить к участию в процессе еще одного адвоката, Павла Ясмана. Прокурор заявил протест, ведь по закону человек не может быть защитником в деле, в котором ранее был следователем, и судья с этим доводом согласилась. Участие именно этого адвоката было важным для Павленского: по его словам, Ясман, будучи на стороне обвинения, увидел невиновность художника и перешел на сторону защиты, что само по себе говорит о многом.

Услышав об отказе в ходатайстве, Павленский выразил возмущение тем, что важнейший участник процесса отстранен по формальным признакам: "Это является прямым доказательством того, что всех нас сейчас делают участниками дешевого фарса. Но я не хочу помогать этому фарсу, отвергающему человеческий поступок бюрократическими способами, поэтому я в знак своего несогласия объявляю регламент молчания. Я буду присутствовать, но ни выступать, ни отвечать на вопросы не намереваюсь", – сказал художник.

"Регламент молчания" Петр Павленский выдержал идеально – больше он не произнес ни одного слова. За него говорила адвокат Светлана Ратникова – в частности, ей пришлось уверять судью, откровенно не знавшую, как поступать в такой ситуации, что Павленский все слышит, все понимает и не нуждается в сурдопереводе, но что с обвинением он не согласен, поскольку не считает акцию "Свобода" преступлением. Судья, которая все-таки не могла смириться с "регламентом молчания", предположила, что Павленский молчит, решив воспользоваться 51-й статьей Конституции и не свидетельствовать против себя, и адвокат, так и не сумев объяснить судье суть "регламента молчания", возражать не стала.

Дальше начался допрос свидетелей. Сотрудник фирмы "Центр", выступавший в качестве потерпевшего, рассказал, сколько денег пришлось потратить на внеплановую уборку – эта уборка, вместе с водой и моющими средствами влетела фирме в те самые 27 тысяч рублей, которые и составляют сумму причиненного художником ущерба. На вопрос, был ли причинен ущерб самому мосту, потерпевший ответил отрицательно, на вопрос, считает ли он, что акция "Свобода" оскорбила общепринятые понятия о нравственности, ответил, что за всех говорить не может, но лично его чувства оскорблены не были.

Моя акция "Свобода" – доказательство того, что между украинским и русским народами нет той вражды, о которой все время твердит официальная пропаганда

Другие свидетели не были столь равнодушны к вопросам общественной морали. Фотограф "Коммерсанта", вычитавший о готовящейся акции в соцсетях и пришедший ее снимать, предположил, что акция все же имела целью потрясать устои. Другой сотрудник фирмы по уборке улиц вообще много распространялся о том, что акция оскорбила его лично, правда, в конце его выступления выяснилось, что, когда он выходит на работу, его каждый раз оскорбляет вид лежащего на улицах мусора.

Сотрудника муниципального отдела культуры больше всего беспокоил не вред, нанесенный Мало-Конюшенному мосту, а опасность, которую представляло открытое пламя. Он даже вспомнил известную историю о том, как от фейерверка в одночасье сгорела Ника на арке Главного штаба, подчеркнув, что пожарные не могли приблизиться к ней из-за толпы на Дворцовой площади. Правда, он не соотнес свой рассказ с тем, что акция Павленского проходила в 7 утра при полном отсутствии прохожих.

Сотрудница Комитета по государственному использованию и охране памятников заявила, что, по ее мнению, действия Павленского являются вандализмом и оскорбляют мост. Когда адвокат попыталась выяснить, что такое оскорбление моста, чиновница сказала, что и замочки, которые влюбленные вешают на мост, она тоже считает оскорблением и вандализмом. И что вообще, мост – объект культурного наследия – для нее все равно что живое существо. Однако, соглашаясь с тем, что понятие "вандализм" предполагает нанесение ущерба, она не смогла сказать, какой же ущерб нанес Павленский Мало-Конюшенному мосту. На этот вопрос, кстати, не смог ответит ни один из свидетелей.

Комментируя судебное заседание, Петр Павленский предположил, что суд, возможно, "попытается как-то его остановить, потому что его акция "Свобода" – доказательство того, что между украинским и русским народами нет той вражды, о которой все время твердит официальная пропаганда".

Следующее заседание суда назначено на 16 сентября.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG