Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

За убийство Политковской судят не тех?


Судебное следствие по "делу Политковской" завершается - вопросы остаются

Судебное следствие по "делу Политковской" завершается - вопросы остаются

Новый поворот в процессе по "делу Политковской". Подсудимые заявили о давлении на них в ходе предварительного следствия. Гособвинение – о возможной причастности к убийству журналистки лиц, которых нет на скамье подсудимых.

Дополняя ранее предъявленные доказательства, государственные обвинители огласили протокол допроса подполковника ФСБ Павла Рягузова. В этом процессе Рягузову предъявлены обвинения, не связанные с убийством Анны Политковской, однако на стадии предварительного следствия он давал показания, касающиеся обстоятельств слежки за журналисткой.

Тогда Рягузов заявил, что в сентябре 2006 года по просьбе то ли бывшего главы Ачхой-Мартановского района Чечни Шамиля Бураева, то ли Лом-Али Гайтукаева он выяснял адрес Анны Политковской. Однако затем, в суде Рягузов от этих показаний отказался, заявив, что дал их под давлением следователя.

По словам подполковника, он был вынужден давать такие показания, о которых его просили, поскольку в противном случае его грозились обвинить еще и в похищении Эдуарда Поникарова, а это в совокупности с обвинениями о превышении служебных полномочий тянуло минимум лет на 15. "Очень простая арифметика: я дал нужные им показания – они исключили из обвинения статью о похищении",- заявил Рягузов в суде.

Однако дети Анны Политковской склонны считать: начав в 2007 году давать показания по делу об убийстве журналистки, Рягузов тем самым продемонстрировал всем заинтересованным лицам, что не будет молчать об известных ему обстоятельствах этого преступления, если останется без поддержки.

Илья Политковский сказал корреспонденту Радио Свобода: "Мы читали эти показания несколько раз, но не могли их никаким образом обнародовать, потому что против Рягузова никакого обвинения нет. Мы с самого начала ходатайствуем об оглашении их. Мы до сих пор уверены, что Рягузов выведен из этого дела намеренно, и он был в курсе".

Вслед за Рягузовым о давлении, которое оказывалось на них в ходе предварительного следствия, стали заявлять все подсудимые.

Бывший УБОПовец Сергей Хаджикурбанов сказал, что следователь Гарибян обещал вывести его из дела, если услышит показания, изобличающие в причастности к убийству Анны Политковской Бориса Березовского и Рамзана Кадырова.

Братья Махмудовы попытались рассказать о том, как их пытали во время предварительного следствия, но были остановлены председательствующим: присяжным о таких вещах рассказывать нельзя.

В судебном заседании выяснилось также, что накануне убийства Анны Политковской Федеральная миграционная служба получала множество запросов из самых разных правоохранительных структур о месте регистрации журналистки. В материалах дела есть запросы из управлений Федеральной службы безопасности по Кабардино-Балкарии и Дагестану, а также из УБОП Москвы.

Адвокат потерпевших Анна Ставицкая подтвердила, что анкетными данными Политковской интересовались многие в связи с делом о нападении на Нальчик. По словам Ставицкой, сотрудники правоохранительных органов предполагали, что Анна Политковская общалась с теми лицами, которые были причастны к этим событиям.

Но особое внимание потерпевшие уделяют запросу, пришедшему из центрального аппарата Федеральной службы безопасности 18 сентября 2006 года, за 19 дней до гибели журналистки. Соответствующую справку представили присяжным.

По словам Анны Ставицкой, на следствии Рягузов заявил, что он – либо лично, либо через каких-то сотрудников ФСБ – делал запрос о месте жительства Анны Политковской, но в судебном заседании этого не подтвердил. "И вот та справка, которая теперь оглашена в суде, - говорит Ставицкая, – подтверждает, что именно в это время запрос из ФСБ был. Более того, в материалах дела это единственная дата, которая не была объяснена никем: почему, собственно, в это время этот запрос о месте жительства Анны Политковской был получен из ФСБ."

Большую часть судебного заседания гособвинители рассказывали о людях и событиях, которые никак не отражены в обвинительном заключении, поэтому адвокат Джабраила Махмудова Мурад Мусаев считает сегодняшний день лучшим для защиты.

Мурад Мусаев заявил в интервью Радио Свобода: "Нам говорят: группа была организована после 22 сентября, до этого Хаджикурбанов сидел. Теперь говорят: уже 18 сентября адрес Политковской доставали. Кроме того, если посмотреть обвинение, увидите: моего подзащитного обвиняют в том, что он устанавливал адрес, он следил за Анной Политковской, чтобы выяснить, где реально она жила. А нам сегодня государственное обвинение, опровергая свое собственное обвинение, говорит, что этот адрес доставали еще до того, как, по их же мнению, мои подзащитные стали преступниками и пытались узнать этот адрес… Не мой подзащитный, не его брат этим занимался, а другие лица... Да ради бога, лично я этому радуюсь. Если виноваты те – значит, не виноваты эти, зачем их за решеткой держим? А если те не виноваты, зачем об этом говорить в суде? У нас есть конкретное обвинение, обвиняются здесь три человека, а сегодня говорят про всех, кроме них. Я лично не понял, кто в конечном итоге, по мнению обвинения, установил реальное место жительства Анны Политковской. Сделал ли это Хаджикурбанов, сделал ли это Рягузов, сделал ли это мой подзащитный и его брат, которые, как утверждается, следили за Анной Политковской? Недостаточно ведь навести тень на плетень, надо же какую-то линию отстаивать в суде. А что они отстаивают? Вы поняли? Я лично нет."

Предполагается, что завтра обвинение закончит дополнять доказательства и слово перейдет к защите подсудимых, после чего судебное следствие закончится и стороны начнут готовиться к прениям.
XS
SM
MD
LG