Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Защита с риском для жизни


Митинг памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой

Митинг памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой

Сегодня исполняется месяц с того дня, когда в центре Москвы были убиты адвокат Станислав Маркелов и внештатный корреспондент "Новой газеты" Анастасия Бабурова. Они возвращались вместе после пресс-конференции, на которой адвокат рассказывал об отношении семьи Кунгаевых (17-летняя Эльза Кунгаева была убита полковником Будановым ) к условно-досрочному освобождению убийцы.

Убийство адвоката и журналистки вызвали серьёзный общественный резонанс. За этот месяц были и акции памяти, и скандальные публикации в желтых СМИ, среди которых публикация в "Известиях", вызвавшая протест журналистского сообщества. Однако остается до сих пор неизвестным, насколько продвинулось расследование этого убийства.

В эфире Радио Свобода Станислава Маркелова и Анастасию Бабурову вспоминали те, кто хорошо их знал. С их друзьями поговорил корреспондент Радио Свобода, режиссер-документалист Валерий Балаян, который решил снять фильм, посвященный Насте и Станиславу.

Журналист Влад Тупикин познакомился с Маркеловым в самом начале 1990-х годов. Вместе они участвовали в движении неформалов - протестных неформальных объединений советской молодежи. С тех пор их общение не прекращалось. У него есть свое мнение, кому могла быть выгодна гибель адвоката.

- Стас был, конечно, общественным активистом и политиком. Это человек, который начинал свой путь во взрослый мир еще со школьной скамьи через общественные движения. В годы перестройки ему было 16-17 лет, он уже участвовал в каких-то неформальных объединениях, в митингах и демонстрациях, он был у Белого дома и в 1991-м, и в 1993-м, в 19 лет он таскал раненых.

Я думаю, что многие из тех, кто был замешан в делах, которыми занимался Станислав как адвокат, после его гибели вздохнули с облегчением. Я вспоминаю дело, которое он вел в Башкирии - там он защищал избитых в Благовещенске омоновцами людей. В последний год он вел дела, связанные с тайными тюрьмами, существующими на территории Чечни. Я думаю, несмотря на медаль, которую ему посмертно вручили, он мешал и чеченским властям, тоже. Он, к сожалению, очень многим мешал.


Последний раз Влад Тупикин видел Станислава Маркелова на конференции левых сил в декабре 2008 года. Он вспоминает, что Станислав был крайне серьезен:

- На нацистских сайтах появилась подробная информация о нем - с призывом его убить. Он рассказывал даже про такую компьютерную игру, которую нацисты придумали. В ней на первом уровне надо было убить таджикского гастарбайтера, на верхнем уровне - адвоката Маркелова.

Влад Тупикин хорошо знал и Настю Бабурову.

- Она была человеком, который всерьез влезает в то, что считает важным для себя, начинает глубоко копать, рыть, интересоваться, лично участвовать.

Надежда Прусенкова, пресс-секретарь "Новой газеты", хорошо знала Настю Бабурову и была редактором ее первых текстов и статей для "Новой":

- Меня большего всего в этой истории поразило то, что в офисе, под окнами которого убили Настю и Стаса, были слышны выстрелы. Люди потом сказали, что они их слышали выстрелы. Но никто не выглянул, чтобы посмотреть, что происходит. Милицию и "скорую" вызывали женщины из аптеки через дорогу.

За прошлый, 2008 год, в России на почве межнациональной вражды и расизма было совершено 87 убийств. В результате нападений нацистов и скинхедов были ранены 378 человек
Ровесник Насти журналист Илья Донских привел начинающую журналистку в "Новую газету". Он был посвящен в то, что составляло содержание жизни Насти, помимо собственно журналистики.

- Те люди, которые так или иначе соприкасаются с теми темами, с которыми соприкасалась Настя, ощущают опасность каждый день. Если говорить об антифашистах, то мне доподлинно известно, что неонацисты составляют базу данных, фотографируют их, а потом нападают. Так погиб Федор Филатов, которого зарезали на пороге своего дома утром, когда он выходил на работу.

Председатель Комитета гражданского содействия Светлана Ганнушкина, лично знавшая Станислава Маркелова, рассказала в эфире Радио Свобода о перспективе тех дел, которые вел адвокат:

- По некоторым делам ищут новых адвокатов и находят, кто-то принимает дела. А некоторые дела, честно сказать, просто страшно кому-то предлагать. Потому что это значит подвергать человека опасности. Например, по делу об обжаловании досрочного освобождения Буданова. Жалоба подана, а будет ли приглашен адвокат, я пока не знаю.
Есть и другие дела. Например, дело о похищении Салиха Масаева, молодого человека, который позволил себе обвинить Кадырова в том, что у него есть тайные тюрьмы и свидетельствовать о том, что он был в такой тюрьме. Тоже не знаю, насколько нужно кого-то в это дело приглашать в качестве адвоката вместо Стаса Маркелова.
XS
SM
MD
LG