Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Возле закрытого Черкизовского рынка открылась полевая кухня для безработных мигрантов. Кормить более 100 тысяч безработных "с Черкизона" ежедневно собиралась Федерация мигрантов России. Однако уже через полчаса кухню закрыли представители органов МВД, сославшись на несогласованность акции. Приехавшие также сообщили, что администрация района Измайлово и руководство Черкизовского рынка будут в ближайшие дни выдавать продавцам товар.

Федерация мигрантов планировала кормить безработных ежедневно с 12 до 19 часов. Все бесплатно, на свои средства, усилиями поваров – мигрантов, найденных силами Федерации. В меню – плов с морковкой, баранина, овощной салат с помидорами, огурцами и луком, хлеб, вода и чай.

- Сколько хватит средств кормить, столько и будем, – уверял корреспондента Радио Свобода Маджумдер Мухаммад Амин, президент Федерации мигрантов России. – Еще это зависит от власти: если они нам запретят, мы кормить не сможем. Главное, желание у нас есть – мы небогатый общественный орган, но нашли возможность сохранить людям моральный дух, не бросать их в беде. Без работы остались более ста тысяч человек – граждан России, ближнего и дальнего зарубежья. Сегодня мы планируем накормить хотя бы 500 человек.

15:00. Чтобы найти полевую кухню, корреспондентам Радио Свобода пришлось под дождем обойти весь Черкизовский рынок – пустой, закрытый более недели назад за нарушение пожарных и санитарных норм. Через час после заявленного начала акции кухню удалось найти. Оказалось, милиция трижды за этот день меняла место размещения кухни.

Маджумдер Мухаммад Амин (в центре)
– Столы, посуда, продукты у нас были готовы, а поставить мы все это не могли – милиция и местная управа трижды за сегодня меняли место, – объяснил Маджумдер Мухаммад Амин. – Некоторых по пути задерживал ОМОН (на одной из площадей рынка ОМОН действительно удерживал группу из порядка двадцати мигрантов между забором и автобусом, примерно в километре от места проведения акции - РС). Это неправильно: люди голодают, почему они не могут придти покушать и уйти домой?! Видимо, у власти есть какие-то свои цели. Нам их не объясняли.

16:00. Место найдено – на лужайке у озера, неподалеку от живых еще недавно площадей Черкизовского рынка. Под небольшим навесом варят плов с морковкой и режут помидоры с огурцами для салата. Безработные мигранты – около тридцати человек – стоят под двумя оставшимися тентами; некоторые жуют семечки. Среди собравшихся под навесом пока нет абсолютной уверенности в том, что их будут кормить: централизованно о полевой кухне никто не объявлял, все звали друг друга по телефону или лично.

Как объяснил Маджумдер Амин, более 80% безработных с Черкизовского рынка уехать сейчас не могут: товар, документы, деньги остались на рынке, за павильоны заплачена арендная плата. Кроме того, международное право устанавливает правила, по которым надо закрывать бизнес – закрыть территорию ведения этого бизнеса не означает юридически закрыть сам бизнес.

- Остается пока ждать, что решит наша московская и федеральная власть, – говорит Амин. – Надеемся, что решение будет разумным. Пока же людей бросили на улицу без работы. Если ситуация не изменится, будем обращаться - совместно с Госдумой, Советом Федерации, Общественной палатой - к исполнительной власти. В понедельник обратимся в московское и федеральное правительство. Некоторые встречи уже проведены.

Среди собравшихся безработных – Вадим Ройченко, гражданин РФ, который уже 8 лет продавал на Черкизовском подушки и одеяла своего, отечественного, производства.

– Пострадали мои друзья, люди, с которыми я работал, - говорит Вадим Ройченко корреспонденту Радио Свобода. – Я не есть пришел, а их поддержать. Свое предприятие я вынужден был приостановить и всех 25 сотрудников распустить. Я не могу требовать с них деньги – у них их нет, я знаю, они шесть лет на меня работали. А тем временем у меня самого требуют деньги за производственное оборудование.

Если бы рынок закрыли не так внезапно, а, скажем, предупредили за два-три месяца – проблемы бы не было. Люди что-то придумали бы: товар продали, отложили деньги на поездку домой. А сейчас эти люди вынуждены оставаться на улицах. Что будет дальше? Очевидно, что цены поднимутся и криминал возрастет.

Пожилой усатый человек из Азербайджана, который имя свое назвать наотрез отказался, предложил вспомнить, как закрывали казино:

- Тогда всех заранее предупредили. А нас? Ничего мы не успели сделать.

Хамракува Мукада из Киргизии приехала в Москву с сестрой. На Черкизовском торговала российскими полотенцами, подстилками.

- За день до закрытия рынка мы на всякий случай спросили, как чувствовали: не закрывают нас? – вспоминает Хамракува. – Нам ответили: хоть война начнется, а работать будем. Так и сказали. Поэтому мы и документы на рынке оставили, и кассу, и товар… На следующий день пришли в четыре утра на работу – нас не пустили люди в форме. Уехать не можем – на проезд в Киргизию денег нет. Все ждем: завтра, завтра, завтра будет что-нибудь хорошее. За жилье платить надо, каждый день кушать надо.
И поставщикам мы деньги должны – все они сейчас звонят, требуют.

Сестра Хамракувы Марина продолжает:

- Пусть рынок закроют. Но по-человечески людей надо предупредить? Вот, мол, закрываемся, распродавайте товар. Каждый день мы приходили работать – больные, не больные. И вот чем нам отплатили.

Нигмат из Таджикистана уже год работает на Черкизовском рынке – продает российские и китайские носки, живет в Москве с семьей:

- Мы мирно живем, не нарушаем российский закон. Неужели чиновникам и руководителям рынка до нас дела нет? Вон Тельмана Исмаилова (хозяина Черкизовского рынка. – РС.) по телевизору показывали с его дворцом в Турции, и звезды там были американские – а о нас они не знают?

Здесь такие деньги, что, наверное, два бюджета России наберется: мы все платим налоги и арендную плату. Владельцы рынка сами между собой разделят, а государству ничего не отдадут. А мы закон соблюдаем, вот сейчас картошкой с хлебом питаемся.

Супруга Нигмата Адолат добавляет:

- Людей на преступление толкают: ведь и есть надо, и за квартиру платить. Мы и деньги за аренду отдали – а нас милиционеры близко не подпускают к рынку документы забрать. Пусть все проверяют, пусть порядок наводят – мы только за. Но товар-то нам надо оттуда забрать!

Раздача плова
16:15. Плов готов. Мигранты выглядели радостными: в пластмассовую тарелочку они клали этот плов – горячий, а сверху – несколько ложек салата и кусок хлеба. Улыбались, жевали. Прибежала на запах баранины большая, похожая на волка собака – и ее стали угощать. Лил дождь, но было светло, тепло и мирно. Рядом дежурили сотрудники ОМОНа и спокойно наблюдали. Инициатива Федерации мигрантов, по словам Маджумдера Амина, была согласована с московскими властями, о чем писали накануне и российские СМИ.

16:30. Неожиданно подъехала милицейская машина.. Из нее вышли несколько сотрудников милиции, а также полный господин в штатском, отказавшийся представиться. Он закричал:

Неизвестный в штатском (слева) и Маджумдер Мухаммад Амин
– СЭС проверял у вас продукты? Государственный СЭС, который продукты проверяет? Кто вам сказал фотографировать здесь? Какой такой закон о СМИ? Дайте мне, так сказать, редакционное ваше направление. Акция незаконна! Нет прав фотографировать! Убрать это все! Убирайте!

Амин пытался робко возразить, что акция была все-таки согласована.

Полный человек тем временем все искал какую-то девушку из Федерации мигрантов, которой якобы говорил, что проводить ничего сегодня нельзя.

- Где ваша девушка, - кричал он. – Была ваша девушка, мы ей все сказали.

Бойцы ОМОН только успели пожать плечами: "А нам сказали, что все по закону," – говорили они друг другу.

Личность полного кричащего установить не удалось – он не реагировал ни на какие требования журналистов: "Кто вы такие, чтобы я показывал вам свои документы?". Удалось все же выяснить, что полный распорядитель – начальник милиции общественной безопасности (МОБ) одного из ОВД Москвы: коллеги-милиционеры подсказали.

Повар оказался в автобусе ОМОНа
-Давайте, ребята, собираться, – по-дружески обратился Маджумдер Амин к своим поварам и тем, кого они успели или не успели накормить.

Предположительный глава МОБ отошел в сторону: он звонил по мобильному телефону и отчитывался о том, что только что сделал.

– Нет, ну надо же совесть иметь такое устраивать, – говорил он своему собеседнику на том конце провода. – Я же не цербер им, – добавил он в трубку, как будто убеждая самого себя.

16:40. Приехали сотрудники санэпидемстанции.

– СЭС приехала, но не будет светиться, – доложил милиционер начальнику в штатском.

- Светиться они не будут? - негодовал начальник МОБа. – Вот их и фотографируйте…

- В ближайшие дни, – обернулся он к продавцам Черкизовского рынка, у которых на глаза уже наворачивались слезы, – вам будут выдавать ваш товар. Вы вправе выбрать: забирать товар или не забирать, – сказал он, не упоминая ничего о том, что всю неделю этот товар без суда и следствия удерживали, не выдавая ни поставщикам, ни торговцам. Не сообщил он также и деталей: кто, когда и как будет выдавать этот товар.

Обед закончился
Не всем мигрантам удалось уехать вслед за полевой кухней. Более пятнадцати человек сотрудники милиции отвезли в отделение "для составления протокола о создании антисанитарных зон".


Радио Свобода: Тайна богатства владельца Черкизовского рынка Тельмана Исмаилова

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG