Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Супермены из тульских избиркомов


В триумфальной победе "Единой России" депутат Рохмистров видит много подозрительного

В триумфальной победе "Единой России" депутат Рохмистров видит много подозрительного

Заместитель руководителя фракции ЛДПР в Госдуме Максим Рохмистров рассказал в эфире Радио Свобода о чудесах, происходивших в Туле 11 октября, в единый день голосования, и о том, как его партия будет бороться за чистоту выборов.

- Вы добиваетесь отмены результатов голосования в Тульской области. Почему именно там? Ведь в области были зарегистрированы и участвовали в выборах законодательного собрания списки всех семи легальных политических партий. Прошедшие там выборы многим кажутся демократичными…

- В области было достаточно сложно бороться с административным ресурсом. В частности, из-за того, что впервые два первых лица государства посетили готовящийся к выборам регион и фактически проводили агитацию за "Единую Россию". Но к этому добавилось еще и огромное количество нарушений в ходе голосования и подсчета голосов. Такого откровенного хамства (по-другому никак не назовешь), как в Туле, еще не было в стране. Фактически зарегистрированный вброс бюллетеней составил 30 процентов.

- А как вы это посчитали?

- Во-первых, было напечатано 60 тысяч открепительных удостоверений, но простые избиратели получить их не могли. Мы пробовали это сделать, например, в Ефремовском районе – не удалось даже с привлечением местного прокурора. Избирательная комиссия отказала нам, потому что открепительных удостоверений просто не было! Все они были заранее распределены, и людей с открепительными удостоверениями к участкам привозили на автобусах. Зафиксированы факты, когда не гасились открепительные удостоверения – то есть избиратели, проголосовав, куда-то уходили. Их строем, под контролем привозили на участки. И, голосуя, они показывали контролерам, за кого голосуют. Это отмечено наблюдателями, и жалобы поданы.

Второе - это голосование с помощью выносных урн. Бюллетени во всех выносных урнах, которые отправляли с участков к так называемым больным, оказались за "Единую Россию". И вот что интересно. Время выноса урны с участка и возвращения её на избирательный участок фиксируется. Мы взяли и поделили время, в течение которого отсутствовала урна, на количество бюллетеней, находящихся в ней. Получилось 25 секунд на одного проголосовавшего. То есть за 25 секунд члены комиссии должны были дойти до лежачего больного, позвонить ему в дверь, выдать под роспись ему бюллетень. Он должен был заполнить бюллетень и опустить в урну. Во всем мире такие случаи однозначно признаются фактами фальсификации и исключаются из голосования. Кроме того, нашим наблюдателям не дали сопровождать эти выносные урны, используя и милицию, и разные неформальные методы – вплоть до избиения наблюдателей. Но на все наши жалобы мы получили отказ областной избирательной комиссии…

- Владимир Владимирович Путин посоветовал тем, кто недоволен результатами выборов, обращаться в суд. Обращаетесь?

- Мы готовим сейчас заявления в Генеральную прокуратуру. Объединяем все факты нарушений в единое исковое требование. Будем
Президенту очень интересно будет узнать, что в Тульской области 20-30 процентов – это больные люди, которые не в состоянии дойти до избирательных участков
обращаться и в суд. Мы намерены требовать пересчета результатов – с исключением всех сомнительных голосов. Если же данные, которые будут признаны судом, будут иметь существенное значение и при этом окажется невозможным установить истинное распределение голосов избирателей между партиями, будем требовать отмены данных выборов.

- А то, что вы провели такой демарш в Госдуме – вышли из зала пленарных заседаний – это вам поможет сейчас в вашей борьбе за честные выборы?

- Собственно говоря, мы и вернулись в зал лишь потому, что нас услышали, дали обещание, что с данными фактами будут разбираться, в том числе и под нашим контролем. Эти факты будут внимательно изучаться всеми соответствующими инстанциями. Фактически мы добились тех результатов, которых хотели. Потому что до этого больше веры было областным избирательным комиссиям, чиновникам и всем остальным, которые заявляли, что, да, конечно, нарушения были, но они носят незначительный характер.

Сейчас мы доведем до сведения президента, какой характер носили выборы в конкретном регионе, в Туле. Президенту очень интересно будет узнать, что в Тульской области 20-30 процентов – это больные люди, которые не в состоянии дойти до избирательных участков. Взять Донской избирательный округ: из 20 тысяч проголосовавших 4 тысячи проголосовали на дому. Я думаю, наши активисты сравнили подписи, которые были в реестре, с реальными подписями этих людей. Эти люди даже не знают, что они проголосовали.

- Тульский избирком утверждает: то, что вы не преодолели 7-процентный барьер, связано с внутренними проблемами партии. Вы там исключали из ЛДПР видного местного политика Лукичева мол, за это вас избиратели наказали.

- Полная ложь! Тульский избирком пытается сделать приличную мину при плохой игре. Факты фальсификации у нас доказаны. На тех участках, где мы смогли перекрыть все выносные урны, выставили достаточное количество наблюдателей (их не вышвырнула милиция, в том числе это и заслуга наших депутатов) и смогли проконтролировать голосование, ЛПДР получила от 9 до 25
Это что, новый вирус гриппа – непреодолимая любовь к "Единой России"? 25 процентов больных – серьезная эпидемия, Тульскую область надо срочно закрывать на карантин, направлять туда огромное количество врачей.
процентов. А на тех участках, которые в тех же зданиях находились, но где был один наблюдатель, которого запугали или выкинули с участка, в том числе с применением физической силы, – 4-5 процентов. Ну, не могут люди голосовать настолько по-разному!

И, разумеется, не может быть, чтобы в Тульской области действительно около 25 процентов избирателей оказались больными. Это что, новый вирус гриппа – непреодолимая любовь к "Единой России"? 25 процентов больных – серьезная эпидемия, Тульскую область надо срочно закрывать на карантин, направлять туда огромное количество врачей. Вся Россия может заболеть к 2011 году этим вирусом.

- Как законодатель - что бы вы предложили изменить в избирательном законодательстве на основании тульского опыта?

- Во-первых, восстановить лимит на выносные урны и количество людей, которые могут проголосовать с их помощью. Замечу: с помощью тех урн, которые сопровождались наблюдателями (либо нашими, либо от коммунистов), максимально за весь день проголосовали 15 человек, но никак не 300, 200, 150. Нужно ограничить количество урн. Потому что, например, в одном из районов на некоторых участках количество выносных урн достигало девяти. Отпускали одну урну – за ней шли наблюдатели, вторую, третью... Кончились наблюдатели – и наставал черед урны, за которой никто не следил. И вот урна возвращается – а в ней, как обнаружилось, находится пачка бюллетеней за "Единую Россию", даже не сложенных пополам. Попасть в эту урну бюллетени без снятой крышки не могли. Наглость доходила до того, что даже не удосуживались хотя бы создать видимость того, что это не вброс! Так что надо ввести систему, по которой урна выезжает исключительно к больным людям.

Во-вторых, в обязательном порядке нужно ввести законодательное ограничение на открепительные удостоверения. Потому что это 100-процентная фальсификация – когда возят людей, которым раздают открепительные удостоверения в автобусах, и они идут и голосуют строем...

Повторяю: в Туле по открепительным удостоверениям и с помощью выездных урн проголосовало более 25 процентов избирателей! Никакие наблюдатели на участках не в состоянии проконтролировать такой масштаб фальсификации. Кстати, Тульская областная избирательная комиссия признала легитимным голосование с помощью выездных урн – тех самых, где каждый избиратель проголосовал за 25 секунд. Хотя понятно, что такое физически невозможно, даже если бы с урной летал супермен из американских комиксов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG