Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спасательный круг для еврозоны


У евро все еще большой потенциал.

У евро все еще большой потенциал.

Германия и Франция предлагают Европейскому союзу создать специальную финансовую структуру, которая уже получила название "Европейского валютного фонда", для предотвращения в будущем кризисов, подобных тому, с которым столкнулась Греция. Насколько эффективной может оказаться новая структура? Поможет ли в решении греческих проблем? На вопросы Радио Свобода отвечает первый вице-президент Ассоциации региональных банков России, бывший заместитель председателя Центрального банка страны Александр Хандруев.

Инициаторами образования такого резервного фонда выступили Германия и Франция. Предполагается, что ее главной задачей должны стать более жесткая координация финансовой политики стран, входящих в еврозону, а также прямая помощь отдельным из них – но только в исключительных случаях. Предлагается ограничить использование в еврозоне некоторых производных финансовых инструментов – в частности, тех, которые ранее использовала Греция для вполне легального манипулирования своими долговыми обязательствами.

Александр Хандруев называет решение о создании европейского резервного фонда вынужденным шагом:

– Это попытка спасти еврозону от фактического распада. Создание еврозоны было, конечно, прогрессивным шагом для Европы – я напомню, что европейские страны в рамках Европейского союза очень долго готовили переход к евро, решая множество технических, экономических и политических проблем. Однако на каком-то этапе, на мой взгляд, Европейский союз подменил решение экономической задачи политическими целями: прием целого ряда стран в зону евро был экономически поспешным и нецелесообразным. Совершенно очевидно, что в нынешней ситуации такой стране, как Греция, было бы лучше, если бы она девальвировала национальную валюту драхму, а не решала бы сейчас проблемы своей страны за счет повышения налогов.

Скорее всего, создание резервного фонда даст положительный эффект. Но, тем не менее, дифференциация в рамках еврозоны на страны-доноры и страны-реципиенты, я думаю, будет ослаблять евро. Хотя, конечно, потенциал у евро очень большой, поскольку за ним стоят индустриально развитые страны Европы, прежде всего Германия, Франция и Италия.

– На ваш взгляд, кто сегодня еще, помимо этих трех стран, по своим экономически показателям соответствует критериям еврозоны и не создает угроз для стабильности европейской валюты?

– Это шестерка стран, которая и создавала Европейский союз: Германия, Франция, Италия и страны Бенилюкса – Голландия, Бельгия, Люксембург. Остальные страны уже образуют, скажем так, второй уровень.

Я не стал бы выделять в отдельную группу те страны, которые сегодня испытывают большие трудности – помимо Греции, это еще Ирландия, Португалия и Испания. Не думаю, что все эти страны можно ставить в один ряд и считать, что они обречены на то, что не смогут самостоятельно решить свои проблемы.

– Если резервный фонд будет создан, он ведь будет создан не в один момент. То есть Греции в ее нынешнем положении он уже не поможет. На ваш взгляд, как может развиваться ситуация в самой Греции и вокруг нее?

– Поскольку выход Греции из Европейского союза и возвращение к национальной валюте политически невозможен, у стран Европейского союза остается только одно – делать все, чтобы в Греции были проведены экономические и структурные реформы, которые позволили бы стране не допустить дальнейшего спада в экономике. Но то, что придется прибегнуть к непопулярным мерам, совершенно очевидно.

Кстати, я с трудом представляю, как этот резервный фонд ЕС будет играть роль мини-МВФ, потому что в его распоряжении нет возможностей для изменения соотношения валют: там одна валюта – евро. Так что ничего, кроме бюджетных и налоговых мер, в принципе, у него не остается.

– Сейчас Евросоюз сам не может напрямую финансово помогать какой-то кризисной стране. Поэтому и планируется создать некую кубышку, которая позволит обойти нынешний закон и помогать отдельным странам в экстренных случаях?

– Совершенно верно. Речь идет, по существу, о фактическом спасении зоны евро от распада.

– А такая угроза есть?

– Маастрихтских же критериев по ограничению уровня инфляции и т.д. никто не отменял. А у Греции бюджетный дефицит превышает 12 процентов. Когда страна принималась в зону евро, она должна была соответствовать этим критериям. И это не значит, что им можно соответствовать какой-то период, а потом – нет. Поэтому Греция должна вернуться к тем параметрам, которые были определены соглашением.

– Многие сейчас говорят, что проблемы этой одной страны вряд ли создают угрозу для евро как единой европейской валюты...

– Конечно, сейчас нет реальной угрозы. Потому что, повторяю, ведущие европейские страны сделают все, чтобы этого не допустить. Но в силу объективных причин потенциально такая угроза существует. Никогда нельзя спешить с созданием валютного союза, нельзя решение экономической задачи подменять политическими решениями. Это, кстати, будет относиться и к России, Казахстану, Белоруссии (заявившим о создании Таможенного, а затем, возможно, и Валютного союза. – РС). Не надо торопиться, нужно, чтобы все было подготовлено. Всякое забегание вперед чревато потрясениями.

– А что будет с европейской валютой? Она будет слабеть по сравнению с долларом?

– Распада еврозоны не допустят – сделают для этого все возможное. А что касается пары доллар-евро, то ослабление евро – это же усиление конкурентных позиций Европы, это улучшение платежного баланса, это, соответственно, приток средств, которые, в том числе, можно направить и на спасение греческой экономики. И, кстати, американцы объективно заинтересованы в том, чтобы до известных пределов доллар все-таки не укреплялся, поскольку им надо сейчас решать проблему платежного баланса и выхода из рецессии.

Поэтому, да, сейчас возможен период ослабления евро. Давайте вспомним, что когда 10 лет назад евро вводился, он стоил 1,19 доллара, но в первые же годы упал до 0,86. А потом поднимался почти до 1,5. Так что на протяжении истории евро мы видели очень значительные колебания. Думаю, что колебания будут и дальше. Ослабление евро не исключено, но не до того, чтобы речь шла о каком-то катастрофическом снижении его курса и бегстве от евро.

– Американцы, чтобы не допустить слишком сильного укрепления доллара по отношению к евро, также заинтересованы сейчас в поддержке Греции?

– Все-таки это общая задача, потому что любое слабое звено рвет всю цепь. И в этом смысле визит премьер-министра Греции в США абсолютно оправдан. Конечно же, движение спекулятивного капитала оказывает крайне негативное воздействие на фондовый рынок Греции и на доверие инвесторов к тем бумагам, которые выпускает правительство этой страны для решения своих бюджетных проблем. Поэтому я думаю, что оказание необходимой экономической помощи Греции – в интересах не только Европейского союза, но и США. Хотя они и являются конкурентами на мировых площадках.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG