Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Игорь Лисов – о перспективах освоения космоса


Вечерний выпуск газеты "Известия" 12 апреля 1961 года.

Вечерний выпуск газеты "Известия" 12 апреля 1961 года.

12 апреля отмечается Международный день космонавтики, установленный в честь первого полёта человека в космос. В этот день в 1961 году советский летчик-космонавт Юрий Гагарин на борту корабля "Восток" провел в космосе 108 минут. В День космонавтики президент России Дмитрий Медведев поздравил с профессиональным праздником всех членов экипажа Международной космической станции и заявил, что космос был и остается "одним из важнейших государственных приоритетов".

О перспективах освоения космоса – обозреватель журнала "Новости космонавтики" Игорь Лисов.

– Сворачивание в США программ по новому полету человека на Луну и на Марс, ожидаемое в этом году прекращение полетов шаттлов... Что происходит? Пилотируемая космонавтика человечеству больше не нужна или нужна, но на нее нет средств? Насколько дальновидна, по-вашему, такая политика?


– Тут много разных обстоятельств. Шаттл, безусловно, прекрасная машина, но он в свое время создавался для куда более интенсивной космической программы и, в общем-то, все эти 30 лет недоиспользовался. Лишь строительство Международной космической станции как-то оправдало его 30-летнее существование. А врожденные болезни у него были довольно серьезные, и два экипажа заплатили за это жизнями. Так что решение поставить эту систему в музей, наверное, было оправданно.

Другое дело, что в 2004 году параллельно было принято, в общем-то, вполне адекватное, разумное решение использовать почти все, что было в шаттле, для новой космической программы. Ведь, по существу, разрабатывался заново только корабль "Орион" капсульного типа, а все ракеты, на которые он должен был летать, в первоначальном проекте представляли собой такую легкую вариацию шаттла. Потом, что называется, поросенок рос, рос и вырос во что-то совершенно ужасное. То есть от исходного варианта не осталось почти ничего. Размеры ступеней увеличились, двигатели пришлось заменять другими, из сравнительно дешевого продолжения существующей программы Америка оказалась перед необходимостью делать совсем новую и дорогую. А поскольку прошло уже шесть лет, даже больше, с тех пор как Буш-младший принял это решение, и 9 миллиардов долларов были израсходованы в основном на бумажный этап работ, встал вопрос – а что делать? И когда в прошлом году комиссия Огастина (Комиссия по рассмотрению планов пилотируемых полетов США) посчитала, какие бюджеты потребуются для того, чтобы вернуться на Луну при существующей программе, выяснилось, что Америка не готова выделить эти деньги. Не готова увеличивать финансирование НАСА на 3 миллиарда каждый год. А это был тот минимум, после которого можно было говорить о полетах человека дальше, чем на орбиту вокруг Земли. А потом произошло то, что произошло. То есть Белый дом посмотрел на эти прогнозы, на доклад комиссии Огастина и сказал: мы пойдем другим путем.

Путь, правда, к сожалению, пока толком не размечен. Есть заявки, есть выделяемое финансирование на некие прорывные технологии, которые, может быть, когда-то в будущем потребуются для пилотируемых полетов человека на Луну, Марс и далее. Но в политических реалиях Америки, да и любой другой страны, это очень опасный выход. Потому что если не имеется явной цели и явного, близкого, практического выхода – то это легко попадает под сокращение бюджета. Вполне может оказаться, что через год-другой все эти перспективные программы могут быть закрыты.

Тут есть еще и такое обстоятельство. Программа Обамы встретила яростную критику при первых обсуждениях ее в Конгрессе США, и, похоже, что американская администрация немного испугалась сотворенного. Теперь идут уже какие-то утечки и пробные шары, что какая-то часть закрытой было программы Constellation будет сохранена. Пока это был только проект бюджета, его еще предстоит принимать Конгрессу, это еще на несколько месяцев, поэтому все это можно успеть пересмотреть достаточно просто и легко. Но... Очень сомнительно выглядит возможность продления полетов шаттлов, потому что производство компонентов для них уже прекращено, его надо возобновлять, тратя на это большие деньги. В общем, Америка в настоящий момент на распутье.

Сейчас довольно трудно предсказать, как именно они будут выкручиваться. Хотя то, что сказали 1 февраля от имени Обамы, выглядело более-менее адекватно. То есть идет закупка услуг по доставке астронавтов, с той только разницей, что пока они закупаются у нас, а через 3-4 года перейдут на американских поставщиков, на частных, и, в общем, программа продолжается. По крайней мере, полеты на МКС продолжаются до 2020 года, американцы из космоса не уходят и параллельно вроде бы делают базу для новой программы.

– Какие перспективы у российских космических программ в ближайшем будущем, в том числе и в связи с прекращением полетов шаттлов?

– У российских программ перспективы интересные. Дело в том, что практически официально было заявлено, что нам нужно всё новое. Что техника, которую мы используем, слава богу, уже 20, 30, 40 лет и которая надежна и хороша, тем не менее, морально устарела. И надо заменять "Союз" новым кораблем, надо заменять ракету-носитель типа "семерка" новым носителем и надо построить новый космодром. Потому что все равно придется под новую ракету строить новый стартовый комплекс, и лучше на нашей территории, чем в Казахстане. Все это вместе сложилось в проект космодрома "Восточный" и так называемого космического кластера вокруг него. Там есть еще определенные геополитические вопросы, почему это хотят разместить на Дальнем Востоке, их мы оставим в стороне. Пока это все идет на бумажном уровне, пока большие деньги на это не тратятся, и пока как будто нет четкого ощущения, что правительство окончательно на это решилось, хотя все планы вроде уже заявлены.

– Что вы думаете о будущем частной космонавтики? Возможны ли здесь какие-то серьезные достижения вообще без государственных инвестиций?

– Это очень трудно. Если говорить о пилотируемой космонавтике, то это безумно дорогая вещь. Если вы хотите обеспечить приемлемый уровень безопасности и надежности, то это очень дорого. То есть найти на это частного инвестора изначально почти невозможно. Сейчас в Америке интенсивно развивается программа частного суборбитального туризма, но это вещь на порядок более простая. Потому что речь не идет о таких сложных носителях, речь не идет о таких больших скоростях, о входе в атмосферу и, соответственно, нагрева. У Штатов все значительно проще, и в принципе отработано еще в 60-е годы, когда летал X-15. А что касается частного орбитального туризма, это очень дорого. И пока трудно увидеть ту коммерческую структуру, которая бы за это серьезно взялась.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG