Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондент РС Наталья Голицына - о роли прессы на выборах в Великобритании


Пресса сыграла в нынешних выборах особую роль

Пресса сыграла в нынешних выборах особую роль

Вступишие накануне в решающую фазу переговоры о создании правительственной коалиции в Великобритании, которые после состоявшихся на минувшей неделе выборов вел лидер занявшей третье место либерально-демократической партии Ник Клегг, завершены. Консерваторам удалось договориться с либерал-демократами, и Британия получила самого молодого в истории страны премьера - лидера консервативной партии Дэвида Кэмерона. Корреспондент РС в Лондоне Наталья Голицына размышляет о том, какую роль в нынешних выборах сыграла британская пресса:

– Те обозреватели, которые занимаются глубинным анализом происходящих в Британии общественных процессов, обращают внимание на важную роль, которую в этой политической компании сыграла пресса – еще более важную, чем обычно. Известно, что газеты всегда играли в Британии огромную политическую роль. Первая британская газета – "Таймс" – появилась в 20-е годы 17-го века. В дотелевизионную эпоху пресса играла колоссальную роль в предвыборных кампаниях. Понятно, что после войны главным информационным ресурсом стало телевидение, но влияние прессы, тем не менее, сохранилось.

Надо сказать, что Британия – читающая страна, ее пресса никогда не была нейтральна, и газеты никогда не скрывали своих политических симпатий. При у британских политических партий, за исключением коммунистической, никогда не было своих печатных органов. Пресса здесь все еще частный бизнес. Однако за последние 20 лет, примерно со времени падения кабинета Маргарет Тэтчер в 90-м году прошлого века, в действиях британской прессы произошли заметные перемены. Если раньше газеты откровенно афишировали свою приверженность определенным политическим партиям, будь то правящая или оппозиционная, то, начиная с этого времени, они постепенно стали занимать более нейтральную позицию.

Основных причин было две: во-первых, главные политические партии, Консервативная и Лейбористская, в 90-е годы совершили резкий рывок к политическому центру. Обе партии к нынешним выборам стали центристскими, хотя по инерции они все еще воспринимаются избирателями, как левая (лейбористская) и правая (тори). А во-вторых, после отставки Маргарет Тэтчер "Дейли телеграф", "Дейли мэйл" и "Таймс", которые поддерживали консерваторов, стали скептически относиться ко всем последующим лидерам тори, очевидно, сравнивая их с "железной леди".

– Корректно сейчас вообще говорить о британской прессе, как о прессе, имеющей какие-то определенные политические пристрастия? Можно назвать "Таймс" газетой консервативных кругов, или "Гардиан" – "левой", как прежде?

– Готовясь к нашему разговору, я вспомнила очень популярный английский политический сериал "Йес, прайм-министер" ("Да, премьер-министр"). Главный герой, который играет премьер-министра, о британской прессе говорит вот что: "Дейли миррор" читают те, кто думает, что управляет страной. "Гардиан" читают люди, которые думают, что должны управлять страной. "Дейли мэйл" читают жены тех, кто управляет страной. А "Файнэншиал таймс" читают те, кто владеет страной. Коммунистическую "Морнинг стар" читают те, кто считает, что страной должна управлять другая страна, а читатели "Дейли телеграф" считают, что так это и есть".

– Это прекрасная журналистская фраза. Но на самом деле это так?

– Почти. Надо сказать, что прошедшие парламентские выборы оказались нетрадиционными – не только потому, что впервые в британской истории прошли теледебаты. Сами результаты выборов, которые привели к угрозе "подвешенного парламента", резкое изменение позиций прессы – все это тоже можно назвать нехарактерным. Такой предвыборной кампании в прессе Британия еще не знала: большинство центральных газет заняли открытую политическую позицию и объявили о поддержке одной из главных партий. При этом некоторые газеты даже резко сменили свою политическую ориентацию. Согласно опросам читателей газет, подавляющее их большинство, а это примерно 70 процентов, во время голосования следуют рекомендациям своей газеты. Поэтому тиражи, особенно, воскресных газет, играют важнейшую роль в мобилизации электората. Если в течение рабочей недели, скажем, до газет руки не доходят – можно и в Интернет заглянуть – , то воскресные газеты читают практически в каждой семье. На этих выборах подавляющее преимущество в тиражности было на стороне прессы, которая поддерживает консерваторов, и своей победе на выборах они в немалой степени обязаны этим СМИ.

– Каким именно?

– Газета "Таймс", которая на прошлых выборах поддерживала лейбористов, в этом году резко перешла на сторону консерваторов. О поддержке тори объявили "Дейли телеграф" (правда, она всегда была проконсервативной и в Англии у нее прозвище "Дейли ториграф"), "Файнэншиал таймс", "Дейли мэйлс", "Сан", "Санди экспресс", "Ньюс оф зе уолд" и "Дейли экспресс". Три национальные газеты, которые традиционно склонялись к лейбористам – "Гардиан", "Обсервер" и "Индепендент" – объявили о поддержке либерал-демократов и призвали к так называемому тактическому голосованию: голосовать за кого угодно, только бы провалить консерваторов. Надо сказать, что тактика эта не сработала. Кстати, "Индепендент" (и ежедневные, и воскресные выпуски), которую недавно приобрел российский олигарх Александр Лебедев (накануне выборов ее раздавали бесплатно), поддержала либерал-демократов. Когда "Индепендент" основывалась, это было независимое издание, откуда и пошло ее название. А вот другая британская газета Лебедева, которую он купил в прошлом году – "Лондон ивнинг стандарт", утроившая свой тираж благодаря тому, что стала бесплатной, поддерживала на выборах консерваторов. В результате всего этого у лейбористов остались два таблоида – "Санди миррор" и "Дейли миррор". Но главное значение для влияния прессы на выборы имели, конечно, тиражи этих газет.
XS
SM
MD
LG