Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Распадская": призрачные рэкетиры и реальный метан


"Распадская". Последствия подземных взрывов были катастрофическими даже на земле.

"Распадская". Последствия подземных взрывов были катастрофическими даже на земле.

История с междуреченскими рэкетирами из группировки "Вокзальские", которые якобы вымогали деньги у семей погибших горняков, похожа на выдумку. К такому мнению склоняются представители правоохранительных органов Междуреченска. Ни им, ни комиссии Генпрокуратуры России не удалось установить личность автора письма, в котором сообщалось о попытке вымогательства половины суммы компенсации у вдовы шахтера "Распадской".

По официальной информации областного ГУВД, женщины, носящей имя Галина и имеющей 15-летнюю дочь, среди шахтерских вдов нет. Между тем именно её письмо с рассказом о факте вымогательства денег и о бездействии милиции появилось ранее на сайте губернатора Амана Тулеева. Как сообщили представители ГУВД, было проведено тщательное расследование, которое показало, что появившееся в Интернете обращение сфальсифицировано. По данным милиции, ОПГ "Вокзальские" была ликвидирована еще в прошлом году. Вот что рассказал Радио Свобода междуреченский журналист Олег Бамбульский:

– В Кузбассе об этом говорят очень много. Но здесь, в Междуреченске, мы пока не смогли найти эту Галину. Про группировку "Вокзальская" я никогда не слышал, хотя живу в этом городе.

– А что говорят люди? Кому может быть выгодно распространение этой информации?

– Разные ходят версии в городе. Кто-то говорит, что да, действительно, было – ко многим вроде бы приходили. А кто-то говорит, что это все выгодно власти, чтобы с кем-нибудь счеты свести…

Лидер независимого профсоюза горняков Александр Сергеев считает, что к истории с вымогательством в Междуреченске стоит отнестись серьезно: уже не раз у семей погибших шахтеров пытались отобрать деньги.

– В 1992 году, когда после аварии на шахте имени Шевякова пошли первые выплаты – большие, с точки зрения шахтерских городов, – тогда ставили железные двери семьи погибших, к ним приставляли милицию, правоохранительные органы работали с криминалитетом, чтобы беспредельщики не угрожали семьям. Были такие случаи. Конечно, это не серьезный криминалитет, а какие-то отмороженные. Я считаю, что на месте милиция просто должна разобраться и посадить их, – говорит Сергеев.

ГУВД по Кемеровской области призывает жителей Междуреченска и других городов Кузбасса сообщать о любых фактах вымогательства по "телефону доверия". Кемеровскими "рэкетирами" заинтересовалась и Генпрокуратура – сейчас ее сотрудники собирают все данные о фактах возможных преступлений. А вот российские блогеры называют историю с вымогательством денег у шахтерских семей "шикарной технологией Кремля" и "очередным никчемным популистским ходом Амана Тулеева", напоминая, что сразу после акций протестов шахтеров он "искал врагов в виде зарубежных провокаторов, а теперь в виде некой ОПГ".

Тем временем российская Госдума озаботилась безопасностью шахтеров: накануне депутаты в первом чтении приняли закон об обязательной дегазации шахт. Эксперты отмечают, что приказы Ростехнадзора об обязательной дегазации российских шахт, изданные после аварий на шахтах "Ульяновская" и "Юбилейная", оказались малоэффективными – владельцы шахт не стали тратить деньги на дегазацию, а заменили ее обычным проветриванием.

Чем дегазация шахты отличается от проветривания? Об этом Радио Свобода рассказал эксперт по метану, директор научно-технического центра "Промгаз" Ефим Крейнин. По его словам, комплексная дегазация должна проводиться заранее – "за четыре-пять лет до продвижения добычного забоя к этому месту":

– Комплексная дегазация состоит из нескольких стадий. Первая – так называемая заблаговременная, когда с помощью определенных технических средств осуществляется извлечение метана из угольного пласта в его, так сказать, естественном состоянии. Следующая стадия – предварительная дегазация: с помощью тех же скважин, без дополнительных каких-то вложений. В результате на добычном забое метаноносность угольного пласта снижается во много раз и концентрация метана там 5-10 процентов. Это минимизирует возможность выброса (так как метана уже в угольном пласте нет), а следовательно, и возможность взрывов. Вот этот путь наиболее инновационный, наиболее правильный. Но он требует "длинных" денег: нужно за несколько лет до того, как начнется добыча угля в этом месте, вкладывать средства в дегазацию, – объясняет Ефим Крейнин.

Депутат Госдумы от КПРФ Нина Останина напоминает, что сейчас нет никаких законов, регламентирующих безопасность работы на шахтах. Но сомневается, что принятие закона об обязательной дегазации заставит владельцев шахт вкладывать деньги в их безопасность:

– Дегазация – весьма дорогостоящая процедура. Поэтому, скорее всего, собственник просто будет занижать содержание метана, показывать другие цифры.

– Закон об обязательной дегазации лежал в Думе два года. Почему, как вы думаете, он не принимался?


– 315 депутатов Госдумы одновременно являются и собственниками – если не угольных предприятий, то каких-то других. Лобби у собственников настолько мощное, что любой закон, который в какой-либо степени затрагивает их интересы, непременно откладывается под сукно. И надо погибнуть сотне человек, чтобы заставить депутатов вытащить закон в первое чтение. Но еще не факт, что он будет принят окончательно. Бывали случаи, что после первого чтения про закон "забывали". Взять хотя бы закон о промышленной безопасности, который вносили коммунисты: так вот, он еще в Думе второго созыва прошел первое чтение, да так и лежит с тех пор.

– Как сейчас регулируется безопасность в угольной промышленности и какие существуют лазейки, чтобы эти правила обойти?

– У нас нет закона, который обеспечивал бы безопасность труда в угольной промышленности. И по другим отраслям промышленности такого закона нет. Во второй Госдуме фракция КПРФ вносила законопроект о промышленной безопасности, разработанный Виктором Ивановичем Илюхиным, где как раз и прописывались обязанности собственников по обеспечению безопасных условий труда. Но преодолеть мощное сопротивление лобби собственников нам так и не удалось.

Что же касается лазеек… Назову одну из них. Сегодня звучит такая цифра: на шахте "Распадская" содержание метана в пластах – 22 процента. Но я не удивлюсь, если, как только будет подписан этот закон, содержание метана в угольных пластах на "Распадской" станет не 22, а 2 процента и затраты на дегазацию шахты "Распадская" будут гораздо ниже, чем для тех предприятий, где высокое содержание метана...

Напомним, что в результате аварии на шахте "Распадская" 9 мая погибли 67 человек, а 23 шахтера считаются пропавшими без вести.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG