Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кадаши перед голодовкой


Защитинки Кадашей готовы защищать исторический облик Москвы ценой собственного здоровья.

Защитинки Кадашей готовы защищать исторический облик Москвы ценой собственного здоровья.

Снос зданий во 2-ом Кадашевском переулке проводится на законных основаниях. Об этом 28 мая заявил главный архитектор города Москвы Александр Кузьмин. Московские общественные организации не согласны с этим и продолжают акцию протеста рядом с Храмом Воскресения Христова. Их представители забаррикадировали подходы к еще не уничтоженным зданиям. Участники акции протеста предупредили, что если власти не остановят произвол, то они объявят голодовку.

Защитники исторических зданий во 2-ом Кадашевском переулке просто не могут уйти с насиженного места, а снос этих зданий строительной фирмой "Сатори" проводится законно. Таково мнение главного архитектора города Москвы Александра Кузьмина:

– Есть такое понятие - "насиженное место". Когда закончились живописные работы в храме Христа Спасителя, около 300 художников постоянно возвращались, со слезами смотрели и никак не могли отойти от храма. У меня такое впечатление, что в Кадашах происходит то же самое. Та фирма, которую вы назвали, хотела построить в этом месте 36 тысяч квадратных метров площадей. После общественного совета с мэром осталось 13 тысяч. Объем, о котором мечтал инвестор, сократился в три раза. Инвестор мечтал об этажности, числом в 6 этажей, в результате будет строиться от 1 до 3 этажей. Инвестор мечтал о крупном развитом подземном пространстве, которое занимало бы 15 тысяч квадратных метров. С учетом близости церкви, общественный совет решил уменьшить эту площадь в 5 раз. На сегодняшний день предполагаемая застройка полностью соответствует такому понятию, как морфотип Замоскворечья. Это с точки зрения самого подхода.

Теперь с точки зрения законодательной базы. Обследования были сделаны даже три раза. Памятниками архитектуры признаны, соответственно, сам храм и еще одно здание – палаты. Ряд зданий сохраняются как историческая застройка. С точки зрения нарушения регламента на сегодняшний день на площадке ничего не происходит. Мы все прекрасно знаем, что есть так называемый Дом дьякона, от которого осталась одна стена из четырех, может быть, две из четырех. И вот за этот сохранившийся угол одного старого здания – подчеркиваю, он не является памятником архитектуры – и происходят основные боевые действия, именно на этом месте. В данной ситуации я не вижу оснований для продолжения данных мероприятий. Я считаю, что главная беда могла бы случиться, если бы было осуществлено большое строительство. Теперь этой беды нет, мэр принял решение, я думаю, что это не так серьезно, как вы показываете.

Координатор общественного движения "Архнадзор" Наталья Самовер недоумевает:

– Комментарий Александра Викторовича Кузьмина свидетельствует о том, что он крайне плохо информирован о ситуации в Кадашах. Начать с того, что то самое разрешение на зачистку строительной площадки, на которое он ссылается, отозвано выдавшим его органом еще в конце прошлого года, о чем есть документ. Действующего разрешения нет. Кроме того, кому как не Александру Викторовичу знать, что выдача ордера на ведение строительных работ возможна при существовании проекта. А он сам вслух произносит, что проекта нет, а есть только предпроектное предложение. Я уж не говорю о таких мелких деталях, как то, что защитники Кадашей защищают на самом деле не только остаток Дома дьякона, но еще и вполне неплохо сохранившийся двухэтажный цех колбасной фабрики купца Григорьева, вокруг которого и развернулись основные события – его несколько дней удерживали активисты. Это постройка в кирпичном стиле конца XIX века. Это элементы исторической, городской среды. И сражения сейчас происходят вокруг, на самом деле, двух вещей. Во-первых, мы требуем соблюдать законодательство: ордер на ведение любых строительных работ не может быть выдан без проекта. Проекта нет – ордер есть. Мы хотим понять, на каком основании он выдан. Никто нам этого не объясняет.

Во-вторых, есть принципиальный профессиональный вопрос, в котором Александр Викторович как профессионал должен разбираться. Мы уважаем само понятие "историческая городская среда" или нет? Когда мы говорим о регенерации, значит ли это, что регенерировать историческую городскую среду можно, предварительно уничтожив сохранившуюся подлинную историческую городскую среду? Предпроектные предложения, которые были нам представлены, лучше, чем тот ужас под названием "Пять столиц", которые изначально предполагалось там построить. Но эти предпроектные предложения, безусловно, не могут считаться соответствующими нормальному научному понятию о регенерации. Не может быть регенерации после уничтожения подлинности. Уничтожение Москвы и создание вместо нее декорации – вот против чего протестуют защитники Кадашей. Тот факт, что представители самых разных организаций, многие из которых вообще даже не являются градозащитными, собрались у Кадашей, свидетельствует о том, что это на сегодня самая горячая точка Москвы. Власть, пожалуйста, соблюдай свое законодательство. Почему мы должны биться с экскаватором? Сейчас продолжается блокада строительной площадки снаружи. Была предотвращена попытка строителей завезти на стройплощадку горючее.

Первый заместитель мэра Москвы, руководитель комплекса градостроительной политики и строительства Владимир Ресин, комментируя ситуацию в Кадашах, сказал:

– С одной стороны, вроде и плохо, что такие вопросы возникают, а с другой стороны, это говорит о том, что все-таки все делается гласно, все обсуждается. Где-то кто-то "за", где-то кто-то "против". В дискуссии рождается истина. Ничего плохого нет, что идет дискуссия. Я, например, не обижаюсь, когда критика есть. Без нее жить нельзя. Она, наоборот, людей к чему-то стимулирует. Если она неправильная, на наш взгляд, мы должны ее отвергнуть. Если она правильная, мы должны ее воспринять и сделать так, чтобы снять те вопросы, которые возникли.

Тем не менее координатор молодежных проектов Института "Справедливый мир", один из организаторов акции протеста в Кадашевской слободе Артем Хромов предупредил:

– До конца недели мы будем ждать и пытаться наконец-то услышать представителей властей. Если этого не произойдет, на следующей неделе мы проведем наши акции протеста или у Москомнаследия, или у мэрии Москвы. Если же и это никак не подействует, то мы не исключаем, что пойдем на крайние меры – начнем голодовку.

А член президиума экспертно-консультативного Совета при главном архитекторе Москвы Алексей Клименко сделал вывод:

- Власть не может решить элементарную проблему и просто нарывается на народный бунт, на народное противостояние.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG