Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Актриса Наталья Белохвостикова – о Владимире Высоцком


Владимир Высоцкий на съемках "Маленьких трагедий"

Владимир Высоцкий на съемках "Маленьких трагедий"

23 июля 1980 года по Центральному телевидению показали первую серию трехсерийного фильма Михаила Швейцера "Маленькие трагедии". 25 июля страну и мир потрясла новость – умер Владимир Высоцкий – исполнитель роли Дона Гуана в этой картине и кумир миллионов людей. Наталья Белохвостикова, сыгравшая Донну Анну в этом фильме, вспоминает о Владимире Высоцком:

– Это был замечательный Швейцер, который снимал эту картину. Это был Володя, которого, в конце концов, утвердили на эту роль. Его три месяца не утверждали, а Швейцер не хотел снимать картину без него. Это, наверное, один из единственных режиссеров, который добивался того, чтобы Володя играл то, что для него было предназначено. Потому что в ту пору для него писали сценарии, а играли другие актеры. Поэтому он сам был бесконечно счастлив, что он утвержден на роль Дона Гуана. Поэтому все было очень гармонично, и все были на каком-то таком подъеме, потому что редко вообще актерам выпадает играть великую классику. Не останавливала ни жара в павильоне. Тогда еще не было современной аппаратуры, которая могла создать грозу. В то время, чтобы ее изобразить, в павильоне была жара 60 градусов.

– Высоцкий переживал, что его не сразу утвердили на эту роль?


– Вы знаете, если и переживал, то никогда этого не показывал. Во всяком случае, мне кажется, он был человеком, который для меня всегда был улыбчив. А он очень уставал, потому что на съемки он приезжал после концерта, а съемка начиналась в 9 утра, а он где-то утром пел в каком-то институте, а вечером у него был спектакль на Таганке. Несмотря на то, что это было бесконечно тяжело физически – это было видно по его бледности, он был демократичен, не капризен отнюдь, а наоборот.

– Притом, что был звездой?


– Да, он был кумиром. Это было что-то иное совершенно. Потому что, я думаю, что просто уникальная личность – Высоцкий. Это особая планета – Высоцкий.

– Каким он был партнером на площадке?


– На площадке он был партнером, никогда не тянущем на себя одеяло. Это был человек, который растворялся в партнере. Он никогда не хотел, чтобы что-то перетянулось на него. В его глазах был отклик, отзвук. А это очень редкое качество. Оно у талантливых людей бывает. А если ты талантлив, ты щедр. Вот он такой был. Это была единственная моя с ним творческая встреча. А первая человеческая встреча была, когда я только что познакомилась со своим будущим мужем, и мы пошли на Таганку смотреть спектакль "Гамлет". А мой муж, Владимир Наумов, очень хорошо знал Володю Высоцкого, знал Марину Влади. И Володя тогда нас подвозил еще домой. Вот тогда я с ним познакомилась. Встретились мы творчески только в конце его пути. Поэтому я даже не знаю, видел он эту картину или нет. Первая серия вышла в эфир 23 июля, а 25 Володя умер.

– Наталья Николаевна, вы помните тот день, когда вы узнали, что Высоцкого не стало?


– У меня была маленькая дочка. Ее накануне вечером положили в больницу с тем, что у нее может быть аппендицит. Я ее под расписку ночью забрала домой, а утром мне сказали, что надо обязательно сдать какие-то анализы. Я ехала в эту больницу на такси рано-рано утром, это было в районе 7 утра. Мне водитель такси сказал: "А вы знаете – Высоцкий умер сегодня".

– Есть ли кто-то из сегодняшних актеров, поющих актеров, которые хотя бы приближаются по своему уровню к Высоцкому?

– Нет, такого не может быть. Потому что он был уникален. Сейчас могут быть лучше, хуже, они все другие. Они никогда не будут такими, как он. Так не бывает. Вы знаете, как пики гор. Мы высоту горы по высшей точке определяем. То, что творил Высоцкий, то, как он мыслил, как он общался с этим миром, давало ощущение, что он и воевал, и обладал миллионом профессий, будучи совершенно московским мальчишкой. Он был один такой, он один такой и останется. Я все время думаю о том, что прошло так много лет, а он, может быть, даже еще в тысячу раз более интересен, чем был тогда. Пройдет еще 10, еще 20 лет, он будет опять интересен, потому что его будут открывать другие люди. И они будут открывать его новым, другим, понятным им, может быть, иначе понятным, но всегда понятным. Потому что он писал, как дышал, дышал, как жил. Такое бывает, наверное, раз в миллион лет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG