Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Телекритик Анна Качкаева - о Путине за рулем


Владимир Путин - герой нового народного телесериала

Владимир Путин - герой нового народного телесериала

Глава российского правительства завершил четырехдневный автопробег по трассе Хабаровск – Чита. За рулем "Лады-Калины" он преодолел 2165 километров. Российские официальные телеканалы добросовестно сообщали зрителям все подробности этого турне. Зачем?

Об этом размышляет в эфире Радио Свобода телевизионный критик Анна Качкаева.

– Глядя на телекадры путешествия Владимира Путина по сибирским просторам, невольно вспоминаешь, особенно в контексте последних событий, целую строфу из песни Юрия Шевчука "едет Путин по стране, все по-прежнему..." Что-то похожее уже демонстрировалось по российскому телевидению?

– Акция абсолютно беспрецедентная, никогда раньше ничего подобного не было. Я думаю, что просто для Владимира Путина изобрели новый формат. Вы же знаете, что жанр путешествия беспроигрышен. Свидетельств масса: от путевых очерков Радищева (кстати, Петербург и Москву он вспоминал) до динамичного "ударим автопробегом по бездорожью и разгильдяйству". Кстати, "Антилопа Гну" у Ильфа и Петрова в "Золотом теленке" была такого же желто-зеленого цвета, что и премьерская "Лада-Калина". Не знаю, думали ли об этом организаторы.

Есть такой журналистский прием – "журналист меняет профессию". Вот и премьер ее сменил. Это замечательный способ показать героя. Потому что роль водителя – универсальный способ выстроить драматургию сюжета и решить проблему коммуникаций. Остановки, привалы, жители, водители, журналисты, которых меняют по ходу… В общем, можно выполнить все задачи: и произнести монолог, и пошутить, и сделать моралите – вроде официально и в то же время очень народно.

Я бы сказала, что на телевидении родился новый жанр – премьерский сериал. Думаю, мы много чего любопытного можем рассмотреть, потому что картинка выглядит нарядной. Другое дело, что нам обочины не показывают, и лишь иногда, только из мелких реплик можно понять, что народ все-таки чем-то недоволен. Но, в принципе, он счастлив. Люди фотографируются, детей поднимают на руки, кто-то из жителей поселка сказал: ведь к нам сюда сто с лишним лет назад только Николай II приезжал, а вот теперь и вы! Так что можно Владимира Путина запускать и дальше, не только по этой трассе. Можно даже не делать сюжет в новостях, а сразу после новостей показывать очередную серию – и будет для телевидения не накладно.

– По-моему, подобную триумфальную поездку прежде совершал только Александр Солженицын – правда, на поезде из Владивостока в Москву. Но давайте разделим на две части проблему, о которой мы говорим. Первое – это, собственно, "болты и гайки" журналистского, телевизионного производства. С вашей точки зрения, это удачный проект – если оценивать его как пиар-акцию? Допустим, мы с вами сидим в штабе и придумываем, как повысить популярность премьер-министра. Получилось?

– В общем, наверное, получилось. Потому что это и пиар премьер-министра, и промо АвтоВАЗа, и предвыборная кампания. И, с точки зрения жанра, очень свежо – это ведь не прямая линия, такая кондовая, и не разговор в Гостином Дворе. Это движение. А для телевидения очень важно именно движение, важна картинка, такая жизнь – вполне живописная и нарядная. Визуально это, безусловно, срабатывает. Другое дело, как выглядит наш герой. Герой, в общем, все тот же, он так же шутит на грани фола или чуть помягче. Так же относительно циничен. В принципе, ничего не говоря, успевает высказаться на разные темы, если вы слушали, от Черчилля до осьминога Пауля.

Но персонаж вполне народный. И все время в действии, сопровождающимся таким сериальным ритуалом. Так что товарищи, которые все это придумывали, такую пиар-акцию, наверное, остались довольны.

– Я бы к вашему списку еще добавил и чуть ли не публичное унижение Дмитрия Медведева, который в основном сидит в кабинете, говорит по телефону, накачивает чиновников, вот еще сфотографировался с Боно… И то на фотографии Медведева "подрастили", а Боно сплющили.

– Да, это, конечно, очень показательно, как телевизор, можно сказать, выбивает табуретку из-под одного и подращивает другого. Выбрано все очень точно. Путин после того, как он потушил пожары, пострелял, взял биопсию у кита, повстречался с медвежатами, теперь проехался по стране. А Медведев все время за столом в кабинетике, такой чиновник, бюрократ. Конечно, с точки зрения телевидения, бездействующий проигрывает активно двигающемуся.

– В общем, люди не зря зарплату получают в Доме правительства… А теперь давайте от картинки перейдем к содержанию. У меня такой вопрос. Когда же премьер-министр работает, если он все время ездит по дороге, встречается с медвежатами, с бабушками, сидит с ними на лавочках и так далее, и тому подобное?

– Он же сказал, что ему надоело заниматься внешней политикой. Вот он таким образом, за рулем, занимается внутренней.

– И как выглядит народ в этой телевизионной картинке? Есть ли вообще там место для народа? Или только для обслуживающих Путина журналистов?

– Нет-нет, народ есть! И он гораздо более живописен, чем на прямых линиях. На прямых линиях народ совсем уж построен был, а здесь – некоторое оживление, хотя и выстраивают людей (ясно, что у обочины они сами премьерскую машину не останавливают). Поэтому, например, водители-дальнобойщики были совсем даже ничего, они спокойно сказали, что на американских машинах им лучше, что пусть КАМАЗы оборудуют как следует, тогда будут ездить на КАМАЗах. Картинка, в общем, демонстрировала, что КАМАЗ там был один, а все остальные – американские машины, куда премьеру пришлось залезть, рассматривая кабину. Тетушки, как всегда, были очень милы, но, тем не менее, говорили о разных проблемах. Так что народ на этой картинке выглядел чуть-чуть поживее.

А вот журналисты как раз часто выглядели довольно деревянными, несмотря на то, что вроде бы и мизансцены, и место действия позволяли им быть гораздо более непосредственными. Но брать интервью в машине, когда один человек за рулем, а у тебя вокруг четыре камеры, это все-таки особый жанр, который удается немногим. Вот Познеру с Ургантом удается. Может быть, надо было их посадить к премьеру… По-моему, над этим организаторам вполне можно подумать.

– Если рассуждать с точки зрения искусства политической пропаганды, современного пиара, такого рода мероприятия могут осуществляться как разовые акции? Или у каждой подобной акции обязательно должна быть некая далеко идущая политическая цель?

– Пиар-акции часто существуют ради того, чтобы они были пиар-акциями: чтобы поддерживался интерес к той или иной персоне, продвигался определенный образ. В политике это немаловажно.

С другой стороны, премьерский автопробег не случайно совпал с нынешним дымным летом. К тому же столь активное действие предпринято ближе к осени – а все активно говорят, что сезон предстоит решающий, потому что товарищи должны определиться, кто из них будет "номером первым". Собственно, об этом премьер все время и рассуждает – не говоря ничего. Он вновь и вновь демонстрирует, что чего-то не знал, чего-то не видел, на что-то не смотрел. Он демонстрирует свою стабильность. В этой длинной дороге он демонстрирует, что он скрепляет и страну, и власть, и вертикаль (или горизонталь, не знаю). В этом смысле он, конечно, дает некий сигнал, что он, в общем, тот, кого и ждут по-прежнему. Тот, который, скорее всего, и будет тем, кто останется…

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы «Время Свободы» вы можете найти на странице «Подводим итоги с Андреем Шарым»


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG