Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель РС Виталий Портников - об уходе Кирсана Илюмжинова с поста главы Калмыкии


Виталий Портников

Виталий Портников

Одним из главных политических событий минувшей недели можно считать решение президента Калмыкии, теперь уже уходящего Кирсана Илюмжинова не выдвигаться на следующий, пятый срок. В списке кандидатов на пост нового руководителя Калмыкии, который был предоставлен президенту Дмитрию Медведеву "Единой Россией", фамилия Илюмжинова действительно нет. Эпоха, продолжавшаяся почти два десятилетия, завершается.

Казалось бы, это внутрироссийское событие. Но на самом деле оно выходит за рамки исключительно российской политической жизни. Кирсан Илюмжинов, как и многие другие его коллеги, руководящие российскими регионами и тоже завершающие сейчас свою политическую карьеру, смог создать в маленькой бедной республики настоящее государство в государстве. И процессы, которые происходили в Калмыкии все эти годы, могут быть сравнимы с процессами, которые происходили в любой другой бывшей советской, союзной или автономной республике, которая попадала в руки сильного и энергичного лидера, уверенного в своем праве на безальтернативную власть.

Ну, чем, действительно, отличается гибель журналистки, к которой оказались причастны представители администрации президента Калмыкии, верные вассалы Кирсана Илюмжинова, от того, что происходило с журналистами на Украине или в Белоруссии? Ну, чем отличается отказ Кирсана Илюмжинова от Конституции республики и замена этого документа Степным уложением от тех полномочий, которые присваивали себе руководители стран Центральной Азии? Ну, чем отличается влияние, которое Кирсан Илюмжинов приобрел в Калмыкии от того влияния, которым пользуется, например, в Казахстане Нурсултан Назарбаев, или в Узбекистане Ислам Каримов, или в Белоруссии Александр Лукашенко?

А вот чем. И Лукашенко, и Назарбаев, и Каримов, и другие руководители бывших советских республик, ставших независимыми государствами, так или иначе, вынуждены считаться с международным общественным мнением. Они, конечно, могут с ним и не считаться, могут его игнорировать, но желание присутствовать на международных встречах, ездить с флагами на своих автомобилях на сессиях Генеральной ассамблеи ООН из гостиницы в зал заседаний, чтобы выступать там с торжественными речами и, вообще, быть "своими" в президентских клубах – это желание все-таки велико. А вот у руководителя российской республики такого стимула не было. Москва была крышей, под которой они могли творить все, что угодно – устанавливать режимы любого толка и знать, что московские ревизоры тоже вряд ли к ним нагрянут. Прекрасным примером этому может служить событие минувшей недели. Глава Счетной палаты Сергей Степашин посетил Башкирию – между прочим, в первый раз за 8 лет! – и только после ухода бессменного руководителя этой республики Муртазы Рахимова.

Кирсан Илюмжинов был даже изобретательнее других своих российских коллег, руководителей республик. Он стал президентом Международной шахматной федерации. И не беда, что мировая система шахмат была под его руководством фактически разрушена. Что исчез полноценный чемпион мира, который существовал до того момента, как Кирсан Илюмжинов стал заниматься шахматными делами. Что сейчас Кирсан Илюмжинов находится в остром конфликте с экс-чемпионом мира по шахматам Анатолием Карповым, который пытается как-то изменить ситуацию в шахматном королевстве. Это все мелочи. Главное, что государством в государстве Кирсан Илюмжинов смог проруководить почти два долгих и бесперспективных для Калмыкии десятилетия. И сейчас он уходит с должности молодым, состоятельным, уверенным в себе человеком, который все еще собирается бороться за шахматную власть. А жители Калмыкии оказались всего лишь пешками. Обычными пешками в этой королевской борьбе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG