Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политики отобрали Химкинский лес у экологов


Лес уже вырублен, а конфликт нарастает

Лес уже вырублен, а конфликт нарастает

Очередное обсуждение проблемы Химкинского леса состоится 16 сентября в Общественной палате. В общественных слушаниях примут участие представители федеральных министерств и ведомств, исполнительной власти Москвы и Московской области, компаний, ведущих строительство, активисты движения защитников Химкинского леса, представители российских отделений "Гринпис", Всемирного фонда дикой природы и других экологических организаций, эксперты.

Президент Дмитрий Медведев в августе приостановил строительство скоростной автодороги Москва-Петербург через Химкинский лес и заявил о необходимости дополнительного обсуждения этого проекта. Перечень практических вопросов, на которые пытаются найти ответы, очевиден. Где лучше провести дорогу? Что в существующем проекте не устраивает жителей Химок и какие предлагаются альтернативы? Возможно ли вообще найти компромиссное решение? Но есть вопросы и более общего порядка. Например, чьи интересы, в том числе экономические, столкнулись в Химкинском лесу? Свою версию предлагает генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин:

– Часть ближайшего окружения Владимира Путина крайне заинтересована в проведении этой трассы. Конкретно – министр транспорта Игорь Левитин, который изначально лоббировал этот проект, и братья Аркадий и Борис Ротенберги (Аркадий – в прошлом спарринг-партнер Путина в секции дзюдо – РС). Они пользуются полной поддержкой Владимира Путина. Участие в этом проекте столь статусных лиц дает уверенность местным властям в противостоянии с так называемыми экологами. В свою очередь экологи выступают от имени групп населения, которые выражают недовольство проведением трассы именно через Химкинский лес, мотивируя это тем, что природе будет нанесен невосполнимый ущерб. Это действительно так. Но, судя по всему, такое проявление гражданской активности крайне непопулярно во властной вертикали и привело к тому, что конфликтующие стороны пошли на принцип. Свернуть проект – означает показать слабость федеральной власти. А отступление экологов означает отказ от идеологических принципов, которые они исповедуют. Но, мне кажется, что главными из тех, кто сейчас выступает против этого проекта, причем, не находясь непосредственно на месте событий, а в прессе и т.д. являются люди, оппонирующие федеральным властям и конкретно Владимиру Путину и снимающие политические сливки. Практически все идеологические противники Владимира Путина сейчас получают от этого не только удовольствие, но и политические дивиденды. Поэтому круг заинтересованных лиц крайне широк: врагов у премьера очень много.

Сейчас, в первую очередь, надо говорить о политических интересах всех участников конфликта вокруг Химкинского леса, считает президент фонда "Петербургская политика" Михаил Виноградов:
Особенностью ситуации 2010 года является определенная реанимация перестроечной повестки дня: экология, борьба с привилегиями чиновников.

– Сугубо экологические и экономические аспекты строительства трассы через Химкинский лес уходят на второй план в силу того, что политические аспекты для оппозиции оказались важнее. Это первая мощная публичная кампания, в ходе которой российской оппозиции удалось привлечь на свою сторону аполитичные слои населения, тех, кто не интересуется Химкинским лесом, но интересуется либо экологией, либо просто воспринимает ситуацию как несправедливую. Вдобавок эта проблема, так или иначе, вошла в орбиту интересов и президента, и премьера, и "Единой России". Позиции их на разных этапах различались, что указывало как раз на политическую составляющую проблемы.

Если брать сугубо экономическую составляющую темы "трасса Москва-Петербург", не все эксперты согласны, что выбран оптимальный маршрут. Возможно, эту трассу было бы логично вести не до Петербурга, а до границы с Финляндией, поскольку это серьезно облегчило бы грузоперевозки. В ситуации, когда от Петербурга нужно еще несколько сот километров ехать до Финляндии по обычной дороге, эффект от трассы снижается. Но сейчас не та ситуация, когда будут считаться только деньги: трасса, прежде всего, объект политической борьбы и политического размена. Однако многие политики стремятся держаться от темы Химкинского леса подальше, поскольку опасаются, что риски, связанные с этой темой, приведут к имиджевым и иным потерям. Представить, что "Единая Россия" будет позиционироваться в роли защитника экологии в связи с темой Химкинского леса, пока достаточно сложно, хотя политически это было бы интересно. Потому что мы видим: в России появляется средний класс, которого темы будущего, темы экологии волнуют больше, чем вопросы текущего потребления. Это могло быть для "Единой России" интересной площадкой для борьбы за средний класс, но пока нет уверенности, что "Единая Россия" к этому готова.

Безусловно, обозначение Дмитрием Медведевым своей точки зрения по Химкинскому лесу вызвало определенную коррекцию публичного позиционирования и президента, и премьера. Не случайно вслед за выступлением Медведева появилось знаменитое интервью Владимира Путина "Коммерсанту". Но все же я не думаю, что тема сама по себе взрывоопасна, с точки зрения принципиальных изменений внутри тандема Путин-Медведев. Я думаю, что возможности для самостоятельного выступления экологов в качестве политической силы ограничены. Особенностью ситуации 2010 года является определенная реанимация перестроечной повестки дня: экология, борьба с привилегиями чиновников. Целый ряд акций напоминали то, что происходило в конце 1980-х годов. Можно напомнить, что экологическая тема – это вопрос, на котором в свое время делал карьеру целый ряд видных российских политиков, таких как, например, Борис Немцов. С другой стороны, если российская власть сочтет, что экологическое движение представляет для нее какую-то угрозу, то технологические и политические возможности для внесения раскола в экологическое сообщество, для перехвата инициативы существуют, – полагает Михаил Виноградов.

Что касается итогов инициированного президентом Медведевым общественного обсуждения, политолог Алексей Мухин настроен пессимистически.

– Остановка проекта произошла по техническим причинам. Дело в том, что часть иностранных инвесторов, испугавшись скандала, решила отозвать свои деньги из проекта. Именно это заставило президента выступить с инициативой провести общественные слушания, заслушать экспертное сообщество и т. д. "Единая Россия" подсуетилась, что называется, и тоже поучаствовала в этом процессе, обратившись к президенту с просьбой остановить вырубку леса, который, на самом деле, уже вырублен. Все эти махинации, можно сказать, призваны решить одну простую цель – сохранить деньги инвесторов. Поэтому я практически уверен, что все слушания в Общественной палате лишь легитимизируют то, что уже происходит сейчас – проект не будет изменен, потому что затрачены уже серьезные средства. Но участники и руководство проекта получат необходимые заверения о легитимности их действий. Вот и все.

Между тем, с февраля этого года в России под эгидой Минприроды введена процедура независимой экологической сертификации. У властей есть нормальный и легитимный, опробованный во многих странах мира инструмент разрешения "химкинского конфликта", считает эксперт комитета по строительству и земельным отношениям Госдумы, доктор технических наук Леонид Примак:

– Основное отличие этой сертификации в том, что она не носит ведомственного характера, в ней участвуют профессионалы саморегулируемых организаций, некоммерческих партнерств. В отличие от тех систем сертификаций, которые были ранее – мы помним, что у Росстроя были в регионах свои филиалы, управления, которые и выдавали соответствующие заключения. В настоящее время речь идет о том, чтобы сертифицировать конкретные объекты – дороги, мосты – на предмет воздействия на окружающую среду. Там много параметров, более 13 направлений. Для социально значимых проектов, требующих больших инвестиций и серьезных обязательств, требуется проходить подобные процедуры. К примеру, во Франции такие масштабные проекты обязательно проходят экспертизы, общественные обсуждения. В этом участвуют пресса, радио, телевидение.

– Но проблема в том, что земельные участки под строительство были отведены уже несколько лет назад и формально проект автодороги, одобренный еще в 2004 году, получать "зеленый сертификат" по новой процедуре не обязан. Но если люди преграждают путь строительной технике и выходят на Пушкинскую площадь, может быть, стоит вернуться к полноценной экологической экспертизе?

– Ничто этому не мешает, нужна только добрая воля. Я вижу, такой накал страстей, что даже президент России вынужден выступать в роли эксперта. Здесь, конечно, нельзя становится на одну или на другую сторону. Необходимо провести экологическую экспертизу. Например, тот же Росавтодор может сам заявить о том, что готов пройти независимую экологическую экспертизу добровольно, – убежден Леонид Примак.
  • 16x9 Image

    Виталий Камышев

    Обозреватель Радио Свобода. Сотрудничает с радиостанцией с 1997 года. Работал в журнале " The New Times",  газете "Аргументы и факты", был постоянным автором газеты "Русская мысль" (Париж) в 1995-2000гг.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG