Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анатолий Адамчук: самооборона или самонападение?


Наталия Знаменская

Наталия Знаменская

Газета "Жуковские вести" начала собственное расследование нападения на корреспондента издания Анатолия Адамчука. К этому журналистов вынудили действия сотрудников ГУВД, которые публично заявили: Адамчук сам организовал покушение на себя. О позиции редакции рассказала в эфире программы Радио Свобода "Час прессы" главный редактор "Жуковских вестей" Наталия Знаменская.

– С Анатолием Адамчуком мы познакомились летом, во время лесных пожаров. Нам сообщили, что вместе со своей театральной студией "Блесна" он патрулирует лес. У нас в городе сейчас очень напряженная ситуация в связи с проектом прокладки автотрассы через реликтовый лес. По сути дела – это вторая химкинская история. Она держит город в напряжении уже целый год. Жители изо всех сил пытаются отстоять этот цаговский лес (лесной массив, примыкающий к ЦАГИ – Центральному аэрогидродинамическому институту. – РС). Во время пожаров нам читатели звонили и говорили, что под шумок лес может быть специально сожжен – и тогда проблема сама собой решится. И тут нам сообщают, что есть такие добровольцы из студии "Блесна". Для нас это была новость.
У меня сегодня нет оснований не верить Адамчуку. У меня есть основания не доверять милиции. Но нам нужна правда...


Мы выехали на место, взяли интервью у Адамчука. Потом еще несколько репортажей сделали о том, как они патрулировали лес. Кстати, они много пожаров предотвратили тогда. Анатолий – человек с такой хорошей, устойчивой гражданской позицией…

Жители Жуковоского создали экологический гражданский форум. Анатолий включился в работу этого форума. Пообщавшись с ним, мы узнали, что он, оказывается, был журналистом, работал на ОРТ и был бы не прочь вернуться в профессию. Я ему предложила работать с нами.

Анатолий очень быстро включился в дело. Он очень энергичный человек, активный. Он взялся за тему цаговского леса, хотя у нас уже были журналисты, которые занимались этой темой. То есть он не был главным ведущим этой темы, но много о проблеме писал. Коллеги, которые с ним общаются, говорят о нем очень хорошо: человек отзывчивый, очень контактный, веселый. Ничего предосудительного мы за ним никогда не замечали.

Когда мы узнали про нападение на Адамчука, вся редакция была в шоке, это ни с чем несравнимое состояние. Мы, разумеется, все бросились его защищать. Мы и сейчас его защищаем. Почему? Потому что Анатолий говорит, что это провокация, и пока веских доказательств обратного мы не видели.

Сегодня наша газета – единственный информационный оплот защиты цаговского леса. Именно в редакции собирается экологический гражданский форум, который создали жители города. Больше им собираться негде. И, по сути дела, газета сегодня – основная сила, которая вместе с гражданским обществом противостоит вырубке леса. Это серьезный большой проект. С администрацией у нас отношения очень тяжелые…

Нельзя исключить, что речь идет не об Адамчуке, а о дискредитации газеты.

Мы вчера говорили с Анатолием по телефону. Он в больнице, у него диагностировали сотрясение мозга. По его словам, на следующий день после нападения, поздно вечером 9 ноября, к нему пришли сотрудники милиции и сообщили, что преступление раскрыто: он якобы сам себя заказал. Ему сказали: давайте признательные показания, сотрудничайте со следствие, это в ваших интересах. Адамчук ответил, что он не будет разговаривать без адвоката и вообще не станет обсуждать такую бредовую версию. В это время зашли еще двое, представленные как сотрудники пресс-службы ГУВД Московской области. Адамчук отказался говорить, вызвал медсестру. Потом пришел дежурный врач и эти люди удалились.

А на следующий день, 10 ноября, пресс-служба ГУВД обнародовала эту информацию. Адамчук же продолжает настаивать, что всё это ложь и провокация. Он говорит, что одного из ребят, которого милиция называет участником сфальсифицированного нападения, он знает – это действительно мальчик из его "Блесны", причем из актива этой студии, Адамчук о нем очень хорошо отзывается…

Кому-то кажется подозрительным, что Адамчук оказался у редакции в 2 часа ночи. Но у нас многие журналисты засиживаются допоздна, иногда и ночуют в редакции… Адамчук недавно в редакции. Я знаю, что он живет с родителями, ему 36 лет. Он увлечен своей студией, очень общительный человек. Его в городе многие знают, особенно молодежь. К нему прекрасно относятся читатели. То, что он в 2 часа ночи пошел в редакцию – для меня это совершенно не удивительно, как, впрочем, не удивительно, если кто-то из других молодых наших ребят точно также пришел. У каждого есть свой ключ от редакции, у нас нет внутреннего режима – когда можно приходить, когда нельзя.

Мне вся эта история кажется совершенно чудовищной. Мы не обладаем никакой информацией, милиция нам не комментировала ничего – мы всё узнавали из центральных информагентств. Связывались с Адамчуком – может быть, ему кто-то звонил. Нет, его больше никто не трогал. Только по телевидению сюжеты, обвиняющие Адамчука, показывали. В связи с этим мы собрали редколлегию, потому что, конечно, ситуация сложная. И решили, что будем проводить свое журналистское расследование. "Нам нужна только правда" – так озаглавлено заявление, опубликованное на нашем сайте.

У меня сегодня нет оснований не верить Адамчуку. У меня есть основания не доверять милиции. Но нам нужна правда – что на самом деле произошло, что на самом деле происходит? Мотивы всего, что происходит, я приблизительно понимаю.

Мы, конечно, будем все равно связываться со следствием и смотреть, какими материалами они располагают, насколько серьезны доказательства…

Меня кое-что очень смущает в этой истории. Первое: не было очной ставки. Второе: дело находится еще в процессе расследования – и вдруг ГУВД Московской области выходит с этой разоблачительной информацией…. Чрезвычайно странно. Вчера мне звонили знакомые и говорили: такое ощущение, что началась война за Адамчука. На такую мысль их навело то, что по всем каналам эта информация подавалась с такой помпой, с таким разоблачительным пафосом...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG