Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На что надеются BP и "Роснефть"


"Роснефть" и ВР договорились о партнерстве. На фото: президент "Роснефти" Эдуард Худайнатов (слева) и председатель Совета директоров ВР Роберт Дадли

"Роснефть" и ВР договорились о партнерстве. На фото: президент "Роснефти" Эдуард Худайнатов (слева) и председатель Совета директоров ВР Роберт Дадли

Соглашение о стратегическом партнерстве между британской нефтяной компанией British Petroleum (ВР) и российской государственной "Роснефтью" пока не подразумевает расширения контролируемых запасов сырья каждым участником, отмечают эксперты. Однако арктические месторождения, которые две компании планируют разрабатывать совместно, могут оказаться среди крупнейших в истории российской нефтегазовой отрасли.

Компания ВР, потенциально получая доступ к новым крупным месторождениям нефти и газа на территории России, тем самым может компенсировать утрату целого ряда своих добывающих активов в прошлом году, отмечают зарубежные эксперты. Компании пришлось расстаться с ними, чтобы покрыть исчисляемые десятками миллиардов долларов убытки, связанные с ликвидацией последствий крупнейшей аварии на добывающей платформе ВР в Мексиканском заливе, произошедшей в апреле.

"Роснефти" соглашение какого-то моментального финансового выигрыша не несет вовсе, отмечает аналитик инвестиционной финансовой компании "Метрополь" Александр Назаров, ведь ее совместная с ВР деятельность по разработке арктических месторождений – вопрос ближайших 10-20, а может быть и более лет. С другой стороны, продолжает аналитик, "Роснефть" смогла, наконец, реализовать 9,5% собственных акций, которые лет пять фактически лежали на балансе компании – точнее, на балансе ее "внучатой" компании "РН-Развитие". И это, по мнению Александра Назарова, наверное, можно считать главным сиюминутным экономическим эффектом соглашения для "Роснефти".

Главной средне- и долгосрочной выгодой нынешнего соглашения для российской компании можно считать открывающийся ей доступ к новейшим технологиям в этой отрасли, полагает аналитик инвестиционной компании "Уралсиб Кэпитал" Алексей Кокин. Есть и краткосрочная выгода: приобретение пакета акций британской компании фактически с большой скидкой, так как рынки слишком уж "дисконтировали" их из-за прошлогодней аварии в Мексиканском заливе.

Когда партнеры начнут совместно разрабатывать месторождения, например, в Карском море, то постепенно, год за годом, "Роснефть" освоит самые современные методы таких разработок. Тем более что в этой области ВР – один и мировых лидеров, поясняет Кокин:

– Британская компания, например, имеет немалый опыт работы в море Бофорта, расположенном к северу от Аляски почти на той же широте, что и Карское море, – напоминает он.

Еще до нынешнего соглашения на долю российских месторождений приходилось, по экспертным оценкам, более 20% ежегодной общемировой добычи нефти компании ВР – через совместное предприятие ТНК-ВР, созданное на паритетных началах еще в 2003 году. И нынешнее соглашение само по себе эту долю пока не расширяет, уточняет Александр Назаров:

– Миноритарная доля – чуть более 10,5% уставного капитала "Роснефти", с учетом ее акций, которые были ранее куплены компанией ВР – не позволит ей внести в свой баланс какие-то значимые резервы или добычу. Это лишь вопрос будущей совместной разработки трех блоков месторождений арктического шельфа в Карском море, – говорит Назаров.

Перспективные ресурсы этих месторождений сама "Роснефть" предварительно оценивает в 10 триллионов кубометров газа и 36 миллиардов баррелей нефти. Исходя из практики, более реальные оценки обычно составляют примерно 20-30% от перспективных, продолжает Назаров:

– Поэтому с неким "нормальным скептицизмом" можно говорить о 2,5-3 триллионах кубометров газа и примерно о 9 миллиардах баррелей нефти. Это, с одной стороны, сопоставимо с крупнейшими месторождениями "Газпрома", а с другой – с такими уникальными месторождениями нефти как Ромашкинское в Татарстане, а также западносибирские Самотлор и Приобское. Вот, пожалуй, и все, с которыми можно сравнивать…

По экспертным оценкам, более 80% всех разведанных запасов нефти в мире контролируются именно государственными компаниями соответствующих стран. Из 20 крупнейших нефтяных компаний мира 15 – государственные. Однако следует различать в этом секторе госкомпании, которые сами активно занимаются разработкой месторождений, добычей и переработкой сырья, отмечает Алексей Кокин, и те, которые лишь пассивно участвуют в неких проектах с зарубежными компаниями на основе соглашений о разделе продукции (СРП):

– Нынешнее соглашение – не столько о партнерстве ВР с "Роснефтью", пусть даже и государственной компанией. Оно в принципе стало возможным лишь благодаря политической поддержке на высшем уровне, поскольку речь идет о доступе к запасам месторождений, считающихся стратегическими, а значит, по закону, доступным сегодня лишь двум госкомпаниям – "Роснефти" или "Газпрому". Здесь налицо сочетание коммерческой сделки с госкомпанией, акции которой торгуются на рынке, и соглашения одной из крупнейших в мире компаний с правительством России, – констатирует Кокин.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG