Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ливийское бремя Ангелы Меркель


Ангела Меркель

Ангела Меркель

В Германии не утихают споры об обоснованности решения руководителей страны Ангелы Меркель и Гидо Вестервелле воздержаться в Совете Безопасности ООН при голосовании по ливийской резолюции.

Министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле заявил: "Мы понимаем тех, кто, действуя из достойных уважения побуждений, принял решение о военной операции международных сил в Ливии. Мы, однако, при взвешивании рисков пришли к выводу, что не будем посылать немецких солдат для участия в военной операции в Ливии, и именно поэтому мы и воздержались при голосовании".

Во многих публикациях Ангелу Меркель обвиняют в предательстве того, за что она до этого так активно выступала. Газета "Хандельсблатт" опубликовала большую статью под заголовком "Германия предает свободу и своих союзников". Газета напоминает, что еще в декабре 2010 года Вестервелле говорил: "Защита прав человека – это краеугольный камень немецкой внешней политики".

Газеты пишут также о том, что цель Германии – стать постоянным членом Совета безопасности ООН – после неуклюжего решения по Ливии может быть отложена на долгое время. Среди тех, кто критикует решение правительства Германии – в прошлом немецкий дипломат высокого ранга, бывший посол Германии в США Юрген Кроборг:

– Я был удивлен этим решением и понимаю критику, высказанную по этому поводу. Мы до этого, так или иначе, участвовали в акциях против Каддафи с целью защиты мирного населения. И когда Совет безопасности принимает резолюцию с той же целью, мы отказываемся ее поддержать. Я нахожу такое решение достойным сожаления, прежде всего потому, что оно противоречит нашим же основным принципам. Но теперь такое противоречивое решение – уже часть нашей новейшей истории. Оно явно не усиливает нашу позицию в Совете безопасности ООН и, безусловно, не является знаком солидарности с теми странами, которые участвуют в военной операции в Ливии. Многие объясняют решение правительства Меркель предстоящими выборами в важнейших землях, но для меня такое объяснение несколько упрощенно и дешево.

Можно было маневрировать и отказываться от участия в военных действиях. К тому ж есть много степеней участия. Раньше мы уже участвовали в некоторых акциях символически, предоставляя в распоряжение свои аэродромы, осуществляя логистическую поддержку и так далее. Одним словом я считаю, что возможностей не участвовать в военных действиях было бы достаточно и при поддержке резолюции, - говорит Юрген Кроборг.

Меркель в эти дни немногословна. Ее взгляд на события пытаются угадать немецкие газеты. "Франкфуртер Рундшау" пишет: "Не успела ООН принять резолюцию, по которой небо Ливии официально было закрыто для полетов, как "новая коалиция согласных" сразу же начала бомбардировками уничтожать с воздуха аэродромы Каддафи. И вот уже внутренняя гражданская война расширяется до войны между государствами, что отнюдь не ведет к автоматическому концу диктатуры Каддафи. (…) В прошлом европейцам надо было мирными, читай экономическими, средствами ослаблять режим Каддафи – это было бы гораздо проще, чем применять военные меры. Теперь эти упущения вынужденно покрываются военными средствами".

"Прогнозы по Ливии не выглядят ободряющими, – пишет газета "Аугсбургер Альгемайне", – атаки с воздуха не решают, как правило, исход войны. Правительственные войска уже укрепились во многих отвоеванных у повстанцев городах, и атаковать их там будет трудно".

Газета "Райнише Пост" выражает надежду, что международные силы все же воздержатся от вмешательства во внутриливийскую борьбу за власть. Газета пишет: "Такой сценарий разорвал бы страну на части. Чем больше будет жертв среди мирного населения, тем сложнее будет оправдать продолжение операции. Каддафи будет стараться выиграть время и создать для себя выгодные условия для переговоров. В конце концов все происходящее может привести к разделу страны".

Новая немецкая политика привела и еще к одному решению правительства Германии – отозвать свои военные корабли из бассейна средиземного моря, мотивируя это тем, что страна не может теперь участвовать в военных действиях на стороне НАТО. Что это – новый, особый путь Германии? Юрген Кроборг отмечает:

– Да, это особый немецкий путь, так как мы выходим из акции, которой мы сами еще недавно желали. Мы не хотим, чтобы ливийскому диктатору контрабандным путем доставлялось оружие, дабы он мог наращивать свою военную мощь. Мы хотим солидаризироваться с целями, которые декларируют ООН и НАТО, но при этом отказываемся участвовать в соответствующих действиях, и я нахожу этот новый особый путь Германии чрезвычайно неожиданным.

Теперь я весьма пессимистично отношусь к возможностям Германии стать постоянным членом Совета Безопасности ООН, поскольку для этого необходимо яснее видеть положение вещей. Остальные западные страны проголосовали "за", а Германия, воздержавшись, явно не улучшила свои позиции в западном содружестве.
XS
SM
MD
LG