Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Андреас Гросс – об исполнении Россией обязательств перед Советом Европы


Андреас Гросс

Андреас Гросс

Докладчики Парламентской ассамблеи Совета Европы Андреас Гросс и Георги Фрунда 13-15 июля побывали в России в рамках мониторинга выполнения Москвой своих обязательств перед Советом Европы.

По окончании поездки в Москву Андреас Гросс дал интервью Радио Свобода:

Мы были в Москве в рамках процесса мониторинга, чтобы найти общее с российской стороной понимание структуры нашего будущего доклада. Рассмотрение этого доклада намечено на июнь 2012 года, так что к концу этого года он должен быть готов для обсуждения на комитете ПАСЕ по мониторингу. Потом российские власти по принятой у нас практике будут иметь три месяца на то, чтобы выразить по этому документу свое мнение, и после этого доклад готовится в его финальной версии, как я уже сказал, к июньской сессии ПАСЕ. Чтобы успеть к этому сроку, нам нужно иметь хорошее взаимопонимание с российской делегацией в ПАСЕ, в особенности – с ее руководителем Константином Косачевым, по поводу того, что именно понимается под обязательствами России перед Советом Европы. Обычно эти обязательства касаются улучшения положения с правами человека, укрепления верховенства права, присоединения к основным европейским конвенциям, также для разных стран указываются какие-либо индивидуальные обязательства. Это все вносится в договор, который подписывается Советом Европы и страной, в него вступающей, и Россия подписала такой договор в 1996 году. С тех пор примерно 80 процентов своих обязательств Россией выполнено, в особенности важно подписание таких документов, как Конвенция по сохранению региональных языков, Социальная хартия, и некоторых других. Этот наш приезд стал достаточно плодотворным – мы, в целом, договорились об общей структуре доклада, она придумана так, чтобы российская делегация в ПАСЕ также могла внести свой вклад в выработку документа.

И какова эта структура?

– Доклад, как мы договорились с российскими коллегами, будет содержать четыре части. Первая – анализ того прогресса, который уже был достигнут Россией за все время ее членства в Совете Европы, и, в особенности, за последние 6 лет, прошедшие с момента подготовки последнего доклада ПАСЕ по России.

Вторая часть – действия, которые России необходимо предпринять для того, чтобы она больше не находилась под мониторингом. Это, в общем-то, цель любой страны в Совете Европы, и я знаю, что г-н Косачев является одним из самых горячих сторонников отмены мониторинга. Но для этого нужно выполнить несколько основных вещей: например, ратифицировать протокол №6 к Европейской конвенции о правах человека, запрещающий смертную казнь, и самим отменить ее в России - не только по факту, но и законодательно. Кроме того, я считаю, к основным вещам относятся свободные и честные выборы, а также наличие политической конкуренции и политического плюрализма. Это касается любой страны-члена Совета Европы, и сейчас, например, мы думаем о том, чтобы восстановить процедуру мониторинга в отношении Венгрии, потому что нынешнее правительство этой страны достаточно авторитарно и не соблюдает эти основные требования.

Содержанием третьей части доклада будут конкретные предложения по реформам, которые, как мы думаем, могли бы быть воплощены в жизнь в течение ближайших двух-трех лет. Также в этой части могут быть отражены те направления, в которых Россия будет показывать свою добрую волю, желание двигаться вперед. Хороший пример – это снижение проходного порога на выборах в Госдуму с 7 до 5 процентов.

А в четвертой части мы определим способы, процедуры, которые бы помогли российскому законодательству приблизиться к европейским законам. Например, это связано с законами об ФСБ и о политических партиях. Мы бы хотели, чтобы эти законы были отправлены на экспертизу в Венецианскую комиссию, являющуюся нашим экспертным органом в области законодательства. В нее входят специалисты, которые могли бы прочитать закон и сделать выводы, какие именно его статьи не соответствуют европейским стандартам и какие изменения стоит внести, чтобы к этим стандартам быть ближе. И если российские официальные лица согласятся с этими выводами и продемонстрируют волю к переменам, это будет вдохновляющим моментом для того, чтобы уже российская власть периода 2012-2016 годов могла бы добиться прекращения мониторинга.

Вы будете готовить свой доклад как раз в то время, когда в России пройдут парламентские и президентские выборы. Как эти кампании будут отражены в докладе?

– Вообще-то у нас в ПАСЕ есть что-то вроде правила, что по странам-членам, которые находятся под мониторингом – а это 10 из 47, – доклады делаются каждые два года. В случае с Россией этого не было почти шесть лет. И помешала подготовке очередного доклада война России с Грузией. Мне лично очень жаль, что мы не можем закончить подготовку доклада до названного вами избирательного цикла. Я и мой венгерский коллега Георги Фрунда были назначены докладчиками по России только в январе 2010 года и поездок в Россию в рамках подготовки доклада у нас было всего лишь три. Парламентские выборы декабря 2011 года будут отражены в докладе совершенно точно, так как мы оба будем входить в миссию наблюдения ПАСЕ на выборах в Госдуму. Я высказал в беседе с председателем Центризбиркома России надежду, что на этот раз Бюро по демократическим процедурам и правам человека ОБСЕ будет позволено провести долгосрочное наблюдение за кампанией, чтобы потом наша краткосрочная миссия была успешной. Если говорить о президентских выборах 2012 года, то они будут отражены в докладе не полностью, так как на момент их проведения предварительный текст документа будет уже завершен. Но какие-то элементы этой кампании также попадут в доклад. Я бы хотел сказать, что лучшее, что мы сейчас можем сделать – это реализовать потенциал нашего сотрудничества в выполнении того плана, который будет обозначен в нашем докладе. Тогда будет обеспечено проведение свободных и справедливых выборов уже в следующем избирательном цикле.

Что вы думаете о законопроекте Александра Торшина, позволяющем Конституционному суду России решать, какие решения Европейского суда по правам человека Москве следует выполнять, а какие – нет?

– Мы знаем, что это был шаг не всей российской власти, а одного, пусть и достаточно высокопоставленного парламентария. И мы знаем, что эта инициатива, скорее всего, исходит от председателя Конституционного суда России, так как он был очень разгневан некоторыми решениями Евросуда. Это, в общем, понятно, когда конституционные судьи в разных странах злы на Евросуд, так как при его существовании их суд получается не последней инстанцией. Но мы, во-первых, были рады услышать, что этот законопроект не был обсужден перед думскими каникулами, а, во-вторых, я лично был очень доволен, когда услышал, как серьезно г-н Косачев возражал против этого документа. Если российская Дума действительно проголосует за этот закон, это будет концом членства России в Совете Европы. Это ведь так же логично, как, скажем, в игре - когда вы играете в футбол, вы обязуетесь соблюдать правила и принимаете то, что когда вам покажут красную карточку, вы должны покинуть поле. Когда вы входите в Совет Европы, вы добровольно отдаете себя под юрисдикцию суда, задача которого - защищать отдельных граждан, считающих, что национальный суд, в частности российский, не соблюдает его права. Вы также принимаете ту интерпретацию Европейской конвенции о правах человека, которую дает этот суд. И это - величайшее достижение после мировых войн, в результате которых из преступлений и нарушений, допущенных самыми разными властями, был извлечен урок.

Европейская общественность придумала систему, которая защищает достоинство каждого отдельного человека от произвола государства. И если вы эту систему не принимаете - то вы будете удалены, вы выходите из игры, вы можете вернуться к себе домой, отгородив себя от одного из самых важных достижений европейской цивилизации за последние 100 лет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG