Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

За что проверяют фонд Татьяны Голиковой?


Генпрокуратура заинтересовалась, куда идут деньги, выделенные на поддержку детей

Генпрокуратура заинтересовалась, куда идут деньги, выделенные на поддержку детей

Генпрокуратура РФ выявила грубые нарушения в деятельности Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Между тем, эксперты в области социальной политики высоко оценивают деятельность фонда, попечительский совет которого возглавляет министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова.

Проверка Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, проводилась в мае-июне 2011 года. По словам официального представителя Генпрокуратуры Марины Гридневой, которую цитирует агентство "Интерфакс", в Фонде "созданы условия для бесконтрольного расходования средств федерального бюджета, коррупционных проявлений со стороны руководства и должностных лиц".

"Подавляющую часть средств на свою деятельность Фонд получает из федерального бюджета. Фондом до сих пор не сформирован собственный целевой капитал. При этом доля привлеченных средств составила не более одного процента от общего размера имущества, в том числе из-за непрозрачности проводимой работы", – заявила Марина Гриднева. По данным Генпрокуратуры, за 2008-2011 годы на все собственные программы Фонд потратил 82,5 миллиона рублей, а на административно-хозяйственные нужды – 178 миллионов рублей, из которых 130 – на зарплату сотрудников. При этом, утверждают в Генпрокуратуре, руководители организации в нарушение закона и положений устава в 2010 году увеличили фонд оплаты труда почти на 4 миллиона рублей, которые в дальнейшем распределили между собой и другими работниками. В связи с этим Генпрокуратура направила материалы проверки в Следственный департамент МВД России для решения вопроса об уголовном преследовании руководства фонда.

Председатель правления фонда Марина Гордеева в разговоре с корреспондентом Радио Свобода все выдвинутые обвинения отвергает:

– Эти выводы, мягко говоря, не вполне обоснованы – и нас это удивляет. Эта проверка не дала проверяющим возможности в полной мере понять задачи Фонда и оценить результаты его деятельности. Наш бюджет в охваченный проверкой период составляет 1 млрд 600 млн рублей. Наша основная деятельность – грантовая поддержка программ и проектов в регионах. Каково содержание этих проектов? Например, создание не местах центров, необходимых семьям с детьми-инвалидами. Работа с детьми, находящимися, как говорится, в конфликте с законом. Помощь так называемым кризисным семьям… Конечная цель подобных программ – чтобы стало меньше неблагополучных детей, меньше социального сиротства. В решении этой важной проблемы участвуют как государственные, так и негосударственные организации – в том числе, и наш фонд.

Генпрокуратура заявила, что мы тратим на себя в два раза больше, чем на программы. Это абсолютно не так. Проверяющими была принята во внимание только одна часть нашей деятельности, по деньгам не самая большая, так называемая собственная программа. В рамках этой программы мы знакомим специалистов с опытом успешной реализации в разных регионах проектов, о которых я говорила. То есть – повышаем профессиональную компетенцию людей. И неправомерно только эти деньги считать деньгами, которые детям адресованы.

На самом деле в прошлом году административно-хозяйственные расходы фонда составили чуть больше 4,6 процента нашего бюджета.

– С чем вы связываете прокурорскую проверку?

– Не знаю. В прокуратуре сказали, что это плановая проверка...

Директор Агентства социальной информации Елена Тополева считает деятельность Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, профессиональной и прозрачной:

– Я очень хорошо знакома с деятельностью этого фонда. С самых первых дней наблюдаю за его работой и сама участвую во многих программах и проектах. Для меня было бы меньшим удивлением, если бы у какой-то другой организации обнаружились столь серьезные нарушения – но только не у этого фонда. Наверное, можно найти в его работе недостатки, но, на мой взгляд, он всегда работал очень профессионально и очень открыто. Например, руководители этой организации ни одного шага не делали, не посоветовавшись с экспертным сообществом. Иногда даже мы, эксперты, ворчали: "Господи, ну опять нас созывают!" Два раза в месяц, наверное, они собирали экспертный совет, еще какой-нибудь совет – у них по каждой программе формировался свой совет. Они постоянно созывали независимых специалистов – не работающих в фонде, не входящих в органы его управления, являющихся экспертами в той или иной сфере. Постоянно советовались: "Правильно ли мы эту программу разработали? Так ли ее реализуем?"

Ни законы, ни уставные документы не обязывали руководителей фонда так действовать – проводить регулярные консультации с общественностью, проявлять открытость и прозрачность. Они делали это по собственной инициативе. То, что именно против них прокуратурой выдвинуты обвинения, – плохая новость с непонятными причинами. В России есть достаточно организаций, которые надо бы проверить.

– Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации – неправительственная, некоммерческая организация – создан в соответствии с указом президента, учредителем его является Министерство здравоохранения и социального развития РФ. Возглавляющая фонд Марина Гордеева – в недавнем прошлом достаточно высокая правительственная чиновница. Получается, неправительственная организация на самом деле является правительственной?

– У этого фонда действительно есть своя специфика: чисто неправительственной данную организацию назвать нельзя. Управляют этим фондом бывшие чиновники и они постоянно, насколько я знаю, находились в тесном контакте с чиновниками министерства здравоохранения, постоянно с ними консультировались, а те активнейшее участие принимали в работе фонда. Но я считаю, что чиновники вполне могут участвовать в работе неправительственных организаций и способны очень позитивную роль играть. Впрочем, могут сыграть и негативную роль – все зависит от ситуации, – полагает Елена Тополева.

Руководитель региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич также не понимает, с чем связаны обвинения против Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации:

– Я ничего не могу сказать по поводу прокурорской проверки – не в курсе этой истории. Но я знаю руководителя фонда Марину Гордееву и с большим уважением к ней отношусь. В этом фонде работают мои коллеги по Независимому институту социальной политики, разрабатывают проекты по поддержке детей… Зная российскую действительность, я подозреваю, что дело вовсе не в фонде, а в каких-то внутренних разборках. Поскольку я не в курсе деталей, не могу комментировать саму проверку. Но к этому фонду я всегда относилась с уважением, – подчеркнула Наталья Зубаревич.

Попечительский совет Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, возглавляет министр здравоохранения и социального развития России Татьяна Голикова. В последнее время эксперты говорят о ней как о самом непопулярном российском министре и прочат ей скорую отставку. Могут ли быть проверки в Фонде связаны с этим обстоятельством? Эксперт центра Карнеги Николай Петров считает такую связь маловероятной:

– По поводу этого фонда я, к сожалению, ничего конкретного сказать не могу – не знаком с его работой. Что же касается Татьяны Голиковой, то она действительно является одним из самых непопулярных российских министров: и сфера, ею курируемая, одна из самых тяжелых, и жесткий финансовый подход, практикуемый ею, явно не способствует росту популярности. Но если ее и будут менять (что вряд ли, потому что Владимир Путин, как мне кажется, очень ее уважает как специалиста), то, думаю, это будет сделано без каких-то сложностей, связанных с уголовными делами и т.п. Скорее всего, это будет сделано тихо и без лишнего шума.

– Как вы оцениваете политическое будущее Татьяна Голиковой?

– Мне оно видится достаточно благополучным. Потому что политическое будущее Владимира Владимировича Путина мы можем просчитывать, по крайней мере, еще на 12 лет. А Голикова, думаю, является одним из его доверенных министров, – считает политолог Николай Петров.

Кстати, проверки в Фонде поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, прошли вскоре после скандальной истории с благотворительным фондом "Федерация". Деятельность "Федерации", несмотря на многочисленные публикации в СМИ, не привлекла внимания российских правоохранительных органов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG