Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Руководитель Следственного комитета Александр Бастрыкин 24 ноября пообещал правозащитникам разобраться с "делом Магнитского" до конца января и подчеркнул, что следствие продолжается, а потому к ответственности за гибель юриста фонда Hermitage Capital могут быть привлечены не только врачи. Дело Магнитского обсуждалось на специальном заседании членов президентского совета по правам человека с участием руководства Следственного комитета, Генеральной прокуратуры России и представителей других правоохранительных органов и силовых структур.

По делу о гибели в "Матросской тишине" юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского параллельно шло два расследования: одно инициированное государством, второе – независимое, организованное правозащитниками. И в отличие от государства, правозащитники давно установили, кто именно, по их мнению, должен отвечать за смерть Сергея Магнитского. Все фамилии перечислены в специальном экспертном заключении, еще в июле опубликованном президентским советом по правам человека и развитию гражданского общества. В следственном комитете пока говорят лишь о двух обвиняемых – врачах из Бутырки – Дмитрии Кратове и Ларисе Литвиновой. Кратова следствие считает виновным в халатности, Литвинову – в причинении смерти по неосторожности. Многие считали, что, передав в суд дела стрелочников, следователи попытаются потихоньку закрыть дело, однако, по словам председателя совета при президенте России по правам человека и развитию гражданского общества Михаила Федотова, в ходе встречи с правозащитниками глава следственного комитета России Александр Бастрыкин заверил, что следствие продолжится:

– Было заявлено абсолютно официально, что следственные органы не собираются никого скрывать, не собираются ничего утаивать от общественности. Следствие по факту смерти Сергея Магнитского в СИЗО продолжается и будет продолжаться. И тот факт, что в отношении двух человек дело уже передано в прокуратуру, не означает, что следствие закончено. Следствие будет продолжаться до тех пор, пока не будут выявлены все лица, причастные к этому преступлению.

Член президентского совета Мара Полякова пыталась выяснить у следователя Марины Ломоносовой (именно она ведет дело о смерти Магнитского) имена других подозреваемых, находящихся в зоне внимания следственных органов, но конкретного ответа не получила:

– Я говорила о том, что были допущены грубейшие процессуальные нарушения. Согласно материалам, которыми я располагаю, буквально каждое следственное действие было проведено с нарушением действующего законодательства. Нарушали все – и следователь, и суд, и Федеральная служба исполнения наказаний. Но кроме двух врачей, никого из тех, кто нарушал закон, не привлекли к ответственности. Следователь, которая расследует сейчас обстоятельства смерти Магнитского, не захотела говорить о сделанных ею выводах, поскольку расследование еще не закончилось.

Мара Полякова отметила, что члены совета интересовались и тем, проводилась ли проверка источников доходов следователей, которые занимались делом Магнитского (по данным правозащитников, в их распоряжении недвижимость и автомобили, которые невозможно приобрести на зарплату следователя), но от конкретного ответа на этот вопрос представители правоохранительных структур, присутствовавшие на встрече с правозащитниками, уклонились.

– Следователь и присутствовавшие представители службы собственной безопасности сказали, что не нашли подтверждений какой-либо связи между делом Магнитского и приобретением собственности указанными людьми. По их словам, даты двух этих событий не совпадают. Но моя просьба уточнить время, когда имели место эти события, ответа я не получила, – сказала Мара Полякова.

Помимо, собственно, дела Магнитского много было сказано и о том, что должны предпринять правоохранительные органы и суды для того, чтобы история Сергей Магнитского не повторилась. У члена президентского совета по правам человека и развитию гражданского общества Людмилы Алексеевой от этого разговора осталось двойственное впечатление:

– Разговор велся довольно странно. Каждый из них объяснял, что у них есть законные основания работать так, как они работают в данном деле, и делать так, как они делали. Мы довольно эмоционально говорили "погодите, вы все делаете так, как надо, каждый из вас делает все так, как надо, а люди-то умирают". Однако в ответ слышали или фразу о том, что "мы все сделали по закону и не виноваты, что такой закон", или "это к нам не относится, это относится к другому ведомству". Я уже запуталась в том, что к кому относится. Складывается впечатление, что никто ни в чем не виноват, однако люди умирают, и если мы не докопаемся до того, кто за что отвечает и кто что должен делать, то ничего не изменится.

Между тем в Следственном комитете МВД продолжается расследование еще одного дела, связанного с именем Сергея Магнитского, – здесь после возобновления прокуратурой в июле этого года расследуют дело об уклонении от уплаты налогов – то дело, которое и привело Магнитского в тюрьму. Адвокаты считают, что следователи возобновили дело незаконно, в нарушение интересов семьи Сергея Магнитского. Говорит адвокат Елена Орешникова:

– В первую очередь продолжение расследования подобных уголовных дел направлено на соблюдение интересов погибшего, его родственников. Это не является задачей государства, поскольку обвиняемое лицо уже умерло. Мне представляется неправильным, что подобные дела могут возобновляться без согласия родственников. Это их право, закрепленное законом. И когда они примут решение реализовать данное право, то обратятся с соответствующим заявлением в правоохранительные органы. В противном случае, можно говорить о психологическом воздействии на родственников, которые и так пережили большое горе, потеряв близкого человека, а теперь еще вынуждены принимать какие-то решения по делу, о сути которого они не знают ничего.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG