Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Востоковед Андрей Остальский - об итогах выборов в Египте


Андрей Остальский

Андрей Остальский

Итоги выборов в Египте не стали неожиданностью для большинства экспертов, однако вызвали опасения в связи с возможной радикализацией внутренней и внешней политикой этой страны. Своими прогнозами и выводами в интервью Радио Свобода делится лондонский журналист и политический комментатор, востоковед Андрей Остальский:

– Все опросы общественного мнения показывали, что "Братья-мусульмане" – это главная, самая организованная и, в общем-то, популярная, особенно среди более консервативного сельского населения, сила. Ожидали даже, что исламисты разного толка чуть ли не 80-90 процентов мест займут в парламенте. Однако все оказалось не столь драматично, Партия свободы и справедливости (относительная умеренная часть "Братьев-мусульман") получила серьезное большинство. Теперь возникает множество вопросов: смогут ли они создать однопартийное правительство? А если нет, то будут ли они при этом блокироваться с умеренными, более-менее либеральными партиями? Или же существует соблазн, что они войдут в блок с салафитской, гораздо более радикальной партией "Нур"? В таком случае, конечно, салафиты из "Нура" будут сильно влиять на определение внутренней и внешней политики. Но возможно, что весь этот разговор несколько преждевременен, поскольку исполнительная власть пока прочно находится в руках военных.

– Революцию, получается, делают одни, а выборы выигрывают другие. Это судьба Египта?

– Это достаточно универсальное правило, как известно. В Египте же это и вовсе было понятно с самого начала. Подавляющее большинство населения там живет не в городах, представляет не средний класс, а сельское население, которое часто неграмотно – люди читать и писать не умеют, не говоря уже о том, чтобы пользоваться интернетом. Эта часть населения, конечно же, могла по привычке пойти за властями, или же просто поддержать самую понятную, самую близкую им на протяжении многих лет силу, а именно – "Братьев-мусульман".

Египет считался надежным союзником США в регионе, вообще западного мира. Сейчас ситуация изменится?

– Да, ситуация меняется. Не очень понятно пока, насколько радикально она изменится. В каких-то переговорах, неофициальных и непубличных, представители "Братьев-мусульман" и Партии справедливости и свободы заверили американцев, что в случае их прихода к власти радикальных изменений во внешней политике не будет. Вслух "Братья-мусульмане" говорят нечто иное, и не совсем понятно, где именно они искренни. Понятно, что "Братья-мусульмане" установят достаточно тесные контакты с движением ХАМАС в секторе Газа. Этого, правда, было вполне ожидаемо, потому что движение ХАМАС исторически является ответвлением от "Братьев-мусульман". Другое дело, кто на кого и каким образом будет влиять. Некоторые лидеры "Братьев-мусульман" предлагают провести референдум в Египте относительно договора 1979 года. Результаты такого референдума, наверное, очень легко предсказать: большинство консервативно настроенного населения проголосует за то, чтобы отказаться от мирного договора с Израилем. И тогда, конечно, у гипотетического пока правительства "Братьев-мусульман" появится своего рода алиби, они смогут заявить: мы сами за стабильность и за поддержание прежних договоренностей, но если народ так проголосовал на референдуме, что же мы можем сделать?

– Вы упомянули о важной роли военных, которые контролируют исполнительные органы власти в Египте. Политические процессы последнего времени могут как-то изменить их роль?

– Я думаю, что и они не до конца еще решили, что будут делать. Среди высокопоставленных военных есть разногласия: с одной стороны, у них есть соблазн удержать реальную власть в своих руках, попытаться превратить всю вот эту парламентскую демократию, возникающую сейчас в Египте, в какую-то ширму. Но я думаю, они понимают, что это нереально. Ситуация взорвется, если военные попытаются таким образом осуществить такую ползучую контрреволюцию. Поэтому они, конечно, в очень сложном положении.

– Революции часто бывают круты на расправу со своими политическими противниками. Об исламских революциях очевидно можно сказать то же самое. Вы считаете, что Хосни Мубарака казнят?

– Безвыходное положение: и так плохо, и так ужасно. Если Хоснипр Мубарак будет казнен, это возмутит значительную часть египетского населения. У Мубарака, особенно в крупных городах, таких, как Каир, достаточно много сторонников. Уже возникают массовые столкновения на почве суда над Мубараком, если же дело дойдет до смертной казни, то значительная часть населения будет антагонизирована.

На международной арене его казнь тоже будет выглядеть достаточно отрицательно для нового египетского правительства. Если же военные решатся помиловать Мубарака, тоже можно ждать всплеска народного восстания и новых чудовищных беспорядков. Поэтому любое решение принесет неприятности.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG